Как правильно сделать лепёшку от кашля


Если вы будете брать данный материал, обязательно поставьте обратную ссылку:

HTML код: ВВ код: Взято с http://wildwarriors.narod.ru/ Взято с [url="http://wildwarriors.narod.ru/"]http://wildwarriors.narod.ru/[/url].

На главную
К разделу "Переводы"

Коты-Воители

Warriors Super Edition: Bramblestar's Storm

Пролог

Огнезвёзд скользил сквозь высокую траву, растущую у подножия деревьев, и вдыхал тёплые ароматы дичи. Через ветви просачивались лучи солнечного света, оставляя блики на его пламенно-рыжей шкуре. На мгновение он притормозил, задумавшись, за которым из манящих запахов ему последовать. Немного погодя Огнезвёзд учуял белку: она вскарабкалась по ближайшему дубовому стволу и спряталась где-то среди ветвей над головой кота.

«Уже давно я не тренировал свой навык древолаза, – подумал он, припомнив, как давал уроки охоты над землёй своим соплеменникам. – Львиносвет сперва возненавидел это не на шутку. – Издав весёлое мурчание, Огнезвёзд представил золотогривого воителя, стоявшего у основания дерева и не желавшего поставить лапу на ствол. – В отличие от Пеплогривки, которая была готова даже спать в птичьих гнёздах, как только научилась лазать по деревьям».

Огнезвёзд вскочил на дерево, вонзив когти в грубую кору, и заметил белку на одной из дальних веток. Кот метнулся в сторону добычи, призвав на помощь мощь своих могучих бёдер. Он был весьма доволен, что не растерял сноровку и всё также хорошо сохранял равновесие. Белка кинулась наутёк, прыгая с ветки на ветку, всё выше и выше. Огнезвёзд хотел было последовать за ней, присев и изготовившись к прыжку, но тут его окликнул голос, доносившийся снизу.

– Огнезвёзд! Огнезвёзд!

Кот замер: листья, окружавшие его, зашелестели, и белка скрылась в плотных зарослях. Позволив самому себе разочарованно шикнуть, он развернулся и полез по стволу вниз, к земле.

Синяя Звезда, бывшая предводительница Грозового племени, ждала его у основания дерева. Её серо-голубая шерсть сияла в солнечных лучах.

– Прости, что отвлекаю, Огнезвёзд, – мяукнула кошка. Её глаза блестели. – Как вижу, ты не утратил своих охотничьих навыков. Ты там, похоже, чувствуешь себя уверенно... Однако, я предпочту уступить честь охотиться на высоте кому-нибудь другому. Пройдись со мной, – добавила она, кивнув в сторону лесной чащи.

Огнезвёзд засеменил сбоку от неё, с наслаждением купая шкурку в лучах тёплого солнца. “В Звёздном племени есть всё, чтобы кот чувствовал себя довольным, – подумал он. – Но я всё ещё скучаю по соплеменникам и старому дому. Порой мне кажется, что я оставил их тогда, когда они во мне нуждались больше всего”.

– В Грозовом племени наступила суровая пора, ты не находишь? – отметила Синяя Звезда, словно поймав горькие мысли Огнезвёзда. – Раненые коты едва успели вылечиться после Великой Битвы, как нагрянул Зелёный Кашель.

Огнезвёзд замялся перед ответом, подавив тоскливый вопль, готовый вырваться из груди. “Мы уже и так ослабли из-за битвы, в борьбе с Зелёным Кашлем у нас не осталось ни единого шанса”.

Он сделал глубокий вдох и выпустил накопившуюся печаль долгим выдохом.

– Они так много потеряли, претерпели столько боли. Но болезнь уже прошла, спасибо Листвичке и Воробью. – Кот выдавил из себя слабенькую нотку оптимизма. – Котят Яролики и Белохвоста произвели в ученики. А Ежевичная Звезда уверенный в себе и справедливый предводитель. Грозовое племя выживет.

– Ну разумеется, – кивнула Синяя Звезда. – Ведь у него был замечательный наставник. Ты посещаешь его сны?

– В этом нет нужды, – ответил Огнезвёзд. – Я доверяю Ежевичной Звезде. – Кот почувствовал знакомый укол гнева в районе живота. – Не следовало мне оставлять своё племя! – прошипел он. – Я мог служить им ещё множество сезонов!

– И от Зелёного Кашля ты смог бы их спасти? Или с тобой их раны исцелились бы быстрее? – Синяя Звезда опустила хвост на плечо кота. – Ты отдал Грозовому племени девять добрых жизней. Им не в чем упрекнуть тебя.

Пригнувшись под извивающимися стеблями папоротника, они вышли из чащи и пошли по поляне, поросшей ярко-зелёной травой и окружённой серебристыми берёзами.

– В эти Голые Деревья всем племенам пришлось несладко, – продолжила Синяя Звезда. – У Племени Теней старейшин стало больше, чем воителей, а племя Ветра после Великой Битвы лишилось своих лучших охотников. Всем нам непросто наблюдать отсюда за страданиями соплеменников. – Кошка притормозила, убрав стебли ежевики с дороги Огнезвёзда. – Но всегда остаётся надежда. Особенно в Звёздном племени.

– Я понимаю, – мявкнул Огневзёзд. – Но я никогда не думал, что окажусь так далеко от собственного племени. И я... Я полагал, что буду здесь с Пестролистой, и что она всегда меня поддержит. – В его голове возник образ прекрасной черепаховой кошки, бывшей целительницы Грозового племени, которая пожертвовала существованием в Звёздном Племени в бою за жизни соплеменников. Её янтарные глаза в воспоминаниях кота переполнялись грустью и тоской.

– Пестролистой нам будет не хватать, – согласилась Синяя Звезда, слегка переменив свой тон. – Но однажды Песчаная Буря придёт сюда, и ты не будешь одинок.

“Однажды. – Боль снова сжала сердце Огнезвёзда, стоило ему подумать о своей подруге. – Сколько сезонов мне придётся её ждать?”

Огнезвёзд устроил себе гнёздышко в тёплом местечке под стволом полого дерева. Так непривычно было спасть вне лагеря, полного других котов, хотя, если прислушаться, то можно было различить негромкий шёпот прочих звёздных воителей, окружавших его со всех сторон, но скрытых от него пышными зарослями. Закрыв глаза, он понадеялся, что ему приснится Грозовое племя.

Вместо этого, не прошло и мгновения с того момента, как он провалился в сон, к реальности его вернула лапа, трясшая его плечо. Моргая, Огнезвёзд приподнял голову.

– Просыпайся, Огневёзд! – раздался голос.

Перед ним стоял мускулистый серый кот с белыми пятнам на шкуре.

– Тучезвёзд! – воскликнул Огнезвёзд.

– Приветствую тебя, Огнезвёзд, – склонил голову бывший предводитель Небесного племени.

Рыжий кот вскочил на лапы и стряхнул комочки мха со своей шкуры. В последний раз он видел Тучезвёзда много-много сезонов тому назад, когда серо-белый кот повёл его из леса по реке, чтобы восстановить потерянное племя. Как только Листвяная Звезда, новый предводитель Небесного племени, получила свои девять жизней, Огнезвёзд и Тучезвёзд распрощались. Огнезвёзд не надеялся увидеть небесного кота вновь.

– Что ты здесь делаешь? – спросил он. – Небеса, по которым ты ходишь, так далеко!

– Мне разрешили навестить тебя, – ответил Тучезвёзд. – Нам нужно пройтись. Пошли.

Он засеменил перед Огнезвёздом вниз по травянистому холму на лесной опушке. Перед ними простиралось озеро, его серебристая поверхность отражалась в свете полной луны.

– Я хотел тебя ещё раз поблагодарить: ты осознавал, почему так важно было возродить Небесное племя, – мяукал Тучезвёзд, остановившись с краю водной глади и обернув свой взгляд к Огнезвёзду. – Порой одному племени не выжить без поддержки прочих.

– Мы, без сомнения, усвоили этот урок накануне, да и до этого догадывались, – пробормотал кот, закивав. На какой-то момент тьма Великой Битвы снова закружила вокруг него, наполнив воздух ароматом крови и визгом умирающих котов.

– Я видел ваше жуткое сражение, – сказал Тучезвёзд. – И впервые обрадовался тому, что увёл своё племя в новый дом, благодаря чему нас не коснулось возмездие Сумрачного Леса.

– То было не возмездие, а бойня! – Огнезвёзд чувствовал, как шерсть встала дыбом на его загривке. – На моих глазах гибли соплеменники. Я отдал последнюю жизнь, чтобы спасти их... Но этого оказалось недостаточно.

– Битва кончена, вы победили, – тихо подметил Тучезвёзд. – Ты пожертвовал своей жизнью не понапрасну. – Он зашагал вдоль пруда, аккуратно ступая между растениями, росшими на краю воды.

Огнезвёзд поровнял шаг с серо-белым котом, их шкуры соприкоснулись.

– Не думаю, что ты проделал весь этот путь, чтобы сказать спасибо за помощь Листвяной Звезде и поговорить о Великой Битве. Что-то случилось, Тучезвёзд? Неужели проблемы в Небесном племени?

Тучезвёзд остановился и сел, устремив взгляд вдоль поверхности озера. Внезапно он поднял заднюю лапу и рассёк подушечку передними когтями. Засочилась ранка, струйка крови ниспадала в воду, распространяясь алым облаком по серебристой глади.

Рыжий кот вздрогнул от загадочной жестокости безмолвного ответа Тучезвёзд. Разинув пасть в недоумении, он продолжал смотреть на кровь, кружившую в воде.

– Я принёс послание, которое ты должен передать Ежевичной Звезде, – мяукнул Тучезвёзд, не сводя глаз с пруда.

– Пророчество? – спросил Огнезвёзд. “Моё первое пророчество! Теперь я настоящий звёздный кот!”

– Да. Слушай внимательно, Огнезвёзд. Когда вода и кровь встретятся, кровь воспрянет.

Огнезвёзд заморгал. “И всё?”

– Что это значит?

– Нам не нужно понимать, что это значит, – произнёс Тучезвёзд и повернул голову, его глаза засияли двумя маленькими лунами, прожигая Огнезвёзда насквозь. – Ежевичная Звезда осознает это сам.

– И когда мне вручить это послание Ежевичной Звезде? – cпросил Огнезвёзд, сопротивляясь желанию потребовать ответы со старика. “Ну почему все коты в Звёздном племени передают бессмысленно звучащие пророчества?”

– Ты поймёшь, когда придёт время, – ответил Тучезвёзд.

“Давай, поднажми, ты ведь ещё недостаточно загадочен!” – мысленно съязвил Огнезвёзд, но вслух ничего не сказал.

– Значит ли это, что на моё племя движутся новые напасти?

– Жизнь котов-воителей всегда полна гроз, – промяукал Тучезвёзд. – Наш долг, долг всего Звёздного племени, присматривать за ними, что бы ни случилось. – Его взгляд смягчился. – Прости меня Огнезвёзд. Я знаю, что не это ты хотел услышать. Но я обещаю, это послание в конце концов поможет Ежевичной Звезде. Тебе придётся мне довериться.

Огнезвёзд вздохнул.

– Я доверяю тебе. Но неужели я прошу слишком многого, когда желаю Грозовому племени несколько сезонов мира после того, как оно пережило столько страданий?

Глава 1

Ежевичная Звезда стоял у входа в ущелье, глубоко дыша. Рассвет окрасил небо в бледно-молочный цвет, утренняя дымка всё ещё окутывала деревья, но воздух уже переполняли свежие ароматы юной поросли, которые приносили новую жизнь в умерший было лес. Каждый засохший прутик покрылся зеленоватой пеленой, и тугие молодые побеги папоротника пробивались через прошлогоднюю пожухлую листву.

«То были долгие и суровые Голые Деревья, — подумал предводитель. — Беспощадный снегопад увеличивал наши мучения, а малым числом воителей достаточно добычи не наловишь. Когда нас поразил Зелёный Кашель, их стало ещё меньше...» Он отряхнул шкурку, прогоняя прочь дурные мысли. Его племя смогло пережить суровую пору Голых деревьев и всю боль и горечь, которую те принесли с собой: всё это осталось позади, в лес возвращалась тёплая погода.

— Мы пережили шесть лун, миновавших со времени Великой Битвы, — вслух промяукал он. — Пришла пора восстановить наше могущество. Ничто не сломит Грозовое племя.

— И это правильно.

Ежевичная Звезда вздрогнул, заслышав голос Ягодника. Он не заметил кремового воина, вышедшего из-за папоротниковой ограды позади него.

— Ягодник, ты меня чуть до икоты не перепугал! — воскликнул он.

— Тебя испугаешь, Ежевичная Звезда! — возразил Ягодник. — Я собираюсь повести патруль к границе. Ты не желаешь присоединиться к нам?

Пока он говорил, Милли и Шиповница протиснулись через колючую ограду, а по пятам за ними следовала одна из новоиспечённых учениц, Янтарка. Её наставник, Долголап, замыкал шествие.

Янтарка подскочила к Ягоднику.

— Куда мы отправимся сегодня? — заверещала она. — К племени Ветра или племени Теней? И что мы сделаем, если поймаем их за нарушением границ? Нам нужно будет драться? А то я разучила замечательный приём!

Ягодник выглядел обескураженным от такого количества сыпавшихся на него вопросов, так что за него пришлось ответить Долголапу:

— Янтарка, ты б прекратила трещать, как дрозд, и начала слушать, тогда, может, и узнала что-нибудь.

Его слова были тверды, но не резки. Ежевичная Звезда с удовлетворением подметил, что Янтарку наставник не очень-то и напугал.

— Ну ладно, Долголап, — мяукнула она. — И всё же...

— Мы оправляемся к границе племени Ветра, — прервал их Ягодник. — И неприятностей не ожидаем. — Он зашагал вниз по склону, в сторону озера.

Ежевичная Звезда дождался, пока весь остальной патруль прошёл мимо него, затем последовал за ним. Он обратил внимание, как сильно отощали Грозовые коты: их рёбра выпирали из-под поредевших шкур. Однако их бдительность не ослабла ни на мышиный хвостик: уши котов всё так же резво оборачивались на каждый шорох, а мышцы перекатывались в исхудавших бёдрах при каждом шаге. Грозовое племя было живо.

Янтарка носилась между деревьями, описывая широкие зигзаги. Долголап приподнял чёрную лапу, призывая её успокоиться.

— Продолжив в том же духе, — предупредил он, — ты выбьешься из сил, не успев закончить даже половину патрулирования. А если некий кот нарушит границу и заскочит к нам на территорию, он заслышит тебя прежде, чем мы его заметим.

— Прости, Долголап, — виновато мяукнула кошечка, опустив уши.

— Я хочу посмотреть, насколько тихо ты сможешь двигаться, — ответил ей Долголап. — Представь, что ты выслеживаешь мышь.

Ежевичная Звезда наблюдал за рыжей ученицей, крадущейся вперёд, она опускала каждую лапу на землю так мягко и осторожно, что ни одни опавший листик даже не шелохнулся.

— Неплохо! — отметил Долголап. — Продолжай в том же духе.

Услышать подобную похвалу от Долголапа дорогого стоило, и Янтарка аж распушила грудку, сияя от гордости.

«Я принял верное решение, поставив эту пару вместе, — рассуждал Ежевичная Звезда. — По правде говоря, у всех троих учеников дела идут отлично». Они были первыми котятами, произведёнными в ученики им в качестве предводителя племени, и он очень долго колебался, подбирая им наставников. В итоге он приставил Каплелапа к Белолапе, его сестре из старшего помёта Белохвоста и Яролики, а обучением Снеголапа занялась Искра.

«Они пережили так много трудностей, так много горя, пока росли, — вспоминал Ежевичная Звезда. — И я хочу, чтобы их луны ученичества остались мирными и убедили их, что жизнь в племени не всегда идёт бок о бок со смертью».

Когда патруль достиг лесной опушки у самого озера, Ежевичная Звезда заметил Листвичку под старым буком. Она щипала стебли ранней мать-и-мачехи, жёлтые цветки которой сияли, словно крошечные солнца. Завидев патрульных, она приветливо замахала хвостом.

— Ты словно спешишь куда-то, — отметил Ежевичная Звезда, приблизившись к кошке.

— Так и есть. — Листвичка собрала стебли мать-и-мачехи в аккуратный пучок. — Воробей хочет, чтобы растения были собраны до того, как солнце высушит с них росу.

— Привет, Листвичка! — К ним подскочила Милли. — Хотела сказать, что упражнения Иглогривки очень хорошо прочищают её грудь. Я так боялась, что она так и не оправится от Зелёного Кашля.

Ежевичная Звезда почувствовал волну облегчения, прокатившуюся по его шкуре. Милли совершенно естественно проявляла неподдельное беспокойство о своей дочери, Иглогривке, у которой отнялись задние лапы после того, как она попала под упавшее дерево. Сложно поверить, что покалеченной кошке удалось вылечиться от острого Зелёного Кашля, сразившего Прыгунца, Ледосветик и Орешницу.

— Тебе следует благодарить Воробья, Милли, — ответила Листвичка, поведя ушами. — Он не перестаёт находить всё новые способы выходить Иглогривку. Я собираю мать-и-мачеху для новой смеси трав, чтобы облегчить ей дыхание. Туда же пойдут тимьян и кошачья мята.

— У нас ещё есть кошачья мята? — спросила Милли.

— Ну да, как раз взошли новые побеги на участке, который Воробей засеял рядом со старым гнездом Двуногих. Я отправлюсь туда, как только занесу эти травы обратно в лагерь.

Листвичка подобрала свой свёрток и скрылась за деревьями. Ежевика смотрел ей вслед, вне себя от счастья, что она снова стала целителем Грозового племени.

Ягодник довёл патруль до границы с племенем Ветра. Они притормозили на мгновение, остановившись на берегу ручья в том месте, где он впадал в озеро, затем поспешили вверх по склону, держась поближе к воде. Прежде, чем они успели пройти несколько лисьих хвостов, выглянуло солнце, осветив пустошь и искупав высокую и плотную траву в лучах золотого сияния. Ежевичная Звезда остановился и потянул передние лапки, радуясь первому теплу после стольких холодных лун.

Когда коты продолжили свой поход вверх по ручью, из-за противоположного берега повеял бриз, принеся патрульным сильные ароматы пограничных меток племени Ветра.

— Пахнет свеженьким, — пробормотал Ягодник, поморщив нос. — Милли, Шиповница, вам лучше бы заняться обновлением меток вдоль нашего маршрута. Мы же не хотим, чтобы племя Ветра решило, что мы пренебрежительно относимся к своим границам.

— Я хочу поставить пограничную метку! — пропела Янтарка. — Можно, ну пожалуйста?

— Можно ей? — спросил Долголап Ягодника. — Рано или поздно ей придётся узнать, как это делается.

— Я знаю, как это делается! — воскликнула ученица, подбежав к краю ручья. — Я видела, как... — Она оборвалась на полуслове, взвизгнув, когда трава под её лапами заскользила, и Янтарка пропала из виду. Немного погодя послышался громкий всплеск.

— Янтарка! — взвыл Долголап.

Все коты побежали к краю ручья, где пропала ученица. Ежевичная Звезда усиленно пытался вспомнить, был ли ручей тут глубок, чтобы кошка могла утонуть.

Долголап бросился с берега в стремительный поток воды. Склонившись над краем, Ежевичная Звезда видел, как чёрный воитель схватил Янтарку и приподнял над поверхностью воды. Кошка откашливалась от воды, пока наставник за хвост вытягивал в сторону берега.

— Как холодно! — выдохнула она.

— Так тебе и надо, нечего было вести себя по-мышеголовому! — мяукнул Долголап, перебирая лапами позади неё. От внимания Ежевичной Звезды не укрылось то, что, несмотря на резкие слова, кот мягко коснулся носом уха ученицы, утешая Янтарку. — Давай, взбирайся мне на плечи, Ежевичная Звезда поможет тебе вылезти из воды.

Прежде, чем Янтарка успела пошевелиться, предводитель Грозового племени уловил движение в кустах с той стороны ручья: патруль племени Ветра во главе с Пронырой выскочил на поляну.

— Что происходит? — потребовал ответа воин Ветра. — Почему вы в нашем ручье?

— Ручей не ваш! — зашипел Долголап, пригнувшись к земле, чтобы Янтарка могла забраться на его плечи. — Границу мы не пересекли.

— И лучше бы и вам не пересекать её и впредь! — Рыкнул Проныла, его рыжая шкура начала приходить в движение. — Всем известно, как Грозовое племя относится к границам.

Ежевичная Звезда нагнулся пониже, схватив зубами загривок Янтарки, беспомощно болтающейся на плечах Долголапа, и вытянул её на берег, в безопасность. Прежде, чем он успел ответить Проныре, Шиповница пронеслась мимо него, перескочив через ручей и очутившись нос к носу с воителем племени Ветра.

— Да как вы смеете! — зашипела кошка. — Назови хоть раз, когда Грозовое племя вторгалось на вашу территорию.

Проныра выпустил когти. Его соплеменники Листохвост и Сумеречница прыгнули вперёд, яростно шипя, окружив Шиповницу со всех сторон. Сумеречница сделала выпад, клацнув зубами по уху Грозовой кошки.

Два мягкошёрстых ученика племени Ветра следили за происходящим во все глаза, нетерпеливо переступая с лапы на лапу, будто бы только и ожидая сигнал вступить в бой.

— Вторгалось на нашу территорию? Например, прямо сейчас! — многозначительно мяукнула Сумеречника, взмахнув хвостом. — Убирайся на свою сторону ручья.

— Она права! — крикнул Ежевичная Звезда, приблизившись к самому краю берега. Эту драку им развязывать не следовало. — Шиповница, немедленно вернись сюда!

Воительница прыгнула обратно через ручей, смущённо свесив голову перед Ежевичной Звездой. Кровь сочилась из царапины на её ухе.

— Прости, — пробормотала она. — Я вышла из себя. Но они первые начали.

— Кто первый начал — не имеет значения, — мяукнул Ежевичная Звезда. — Прошу прощения! — обратился он к Проныре и остальным котам племени Ветра. — Наша ученица свалилась в ручей. Долголап лишь помогал ей выбраться из воды.

— В таком случае, ей стоит внимательнее смотреть, куда она ставит лапы. — Повёл носом Проныра.

Ежевичная Звезда понимал, почему воитель племени Ветра был словно на иголках. «Нам, может, и пришлось объединиться против Сумрачного Леса... Но мы — четыре племени, а не одно, и границы должны снова стать неприкосновенными».

К его большому облегчению, Проныра расслабился и дал сигнал хвостом остальным патрульным сделать шаг назад.

— Сделайте так, чтобы это больше не повторилось! — рыкнул он. — Не думайте, что можете просто так прыгать туда-сюда, когда пожелаете!

— Она же извинилась! — огрызунлся на него Ягодник.

— Добрая ли охота в племени Ветра? — спросил Ежевичная Звезда, смерив Ягодника суровым взглядом. Тем временем Долголап вылез из ручья и отряхнулся, обдав соплеменников ледяными капелькам.

— Прекрасная, — холодно ответил Проныра. — Кроликов больше, чем можно сосчитать. А как у Грозового племени?

— Сейчас, когда холода отступают, добыча возвращается, — ответил ему Ежевичная Звезда, стараясь звучать оптимистично и уверенно. — Мы с нетерпением ожидаем тёплую погоду. Как поживает Однозвёзд? — добавил он. — И Осока? Я уже несколько месяцев не видел её на Совете.

— Однозвёзд в порядке, — ответил Листохвост. — А Осока ожидает котят Золопята. Какое-то время она проведёт в детской.

— Поздравляю! — искренне поздравил Ежевичная Звезда. — Ну, нам пора в дорогу.

Он обернулся к остальному патрулю. Милли помогала Янтарке пригладить промокшую шкурку, а Ягодник стоял рядом с Шиповницей, вылизывая её раненое ухо. По команде Ежевичной Звезды он остановился и снова устремился вверх по ручью.

— До встречи! — крикнул Ежевичная Звезда вслед патрулю племени Ветра.

— Вам бы, ребятки, попробовать искупаться! — игриво бросила Янтарка через плечо. — Немного остудиться вам бы точно не помешало!

Долголап тут же подскочил к ней сбоку и отвесил оплеуху по уху, не выпуская когти.

— Мышеголовая! — проворчал он. — Мы и так еле выкрутились!

Как только патруль оставил границу с племенем Ветра позади, Ягодник сбавил ход и пошёл рядом с Ежевичной Звездой.

— Шиповница, по моему, в порядке, — промяукал он. — Я испугался, что воители племени Ветра могли навредить ей.

Ежевичная Звезда обернулся к Ягоднику с растерянным взглядом. «Я что-то упустил? — подумал он. — Ведь Ягодник всё ещё с Маковкой, или нет?»

— Мы потеряли столько кошек... — продолжил Ягодник. — Остролистая, Медуница и Тростинка пали в Великой Битве, а Ледосветик и Орешница погибли от Зелёного Кашля. Уже наступили Юные Листья, но из выживших никто не ждёт котят.

Ежевичная Звезда осознал, что так оно и было. Он почувствовал вину, что сам не подумал об этом, и его поразило, насколько серьёзно рассуждал Ягодник. «Может, он наконец-то вырос, — рассудил он. — Раньше Ягодник был той ещё занозой под хвостом».

— Нам нужно позаботиться о замене павших воинов, — заметил Ягодник. — Если мы этого не сделаем, мы окажемся слабее, чем другие племена. Только что мы узнали, что в племени Ветра котята на подходе. Пришла пора оправиться от ран Великой Битвы и вновь вернуть нашу силу, но как мы это добьёмся, если воинов у нас окажется гораздо меньше, чем в других племенах?

Глава 2

Ежевичная Звезда протиснулся сквозь папоротниковую ограду и вошёл в лагерь, ведя остальных патрульных за собой. В ущелье сияло солнце, отчего длинные тени расползались во все стороны. Над скалами мягко шелестели деревья, а тёплый ветерок приподнимал пыль над поверхностью земли.

Предводитель Грозового племени всё ещё видел следы жуткой бойни, когда воители Сумрачного Леса наводнили лагерь: свежие стебли ежевики вплетались в старые стены детской, перекрывая бреши, а куст орешника, служивший палаткой старейшинам, до сих пор пестрил поломанными ветками. Коту достаточно было прикрыть глаза, чтобы вновь оказаться посреди бури крови и боли, среди котов, живых и мёртвых, нападавших со всех сторон. Воители Сумрачного Леса бросились в битву, одержимые яростной жаждой могущества и мести, и, чтобы одолеть их, потребовались объединённые усилия всех живых котов, а также Звёздного племени. Ежевичная Звезда слегка тряхнул шкуркой, стремясь вернуть утренний оптимизм: по крайней мере, палатки были восстановлены, а выжившие коты оправились от ран.

«Но шрамы, не видимые глазу, излечить намного тяжелее».

Когда битва была окончена, Воробей приставил очищенную от коры ветвь к камню у подножия Высокой Скалы. Он оставил на ней следы когтей, по одному за каждую жизнь, отнятую Сумрачным Лесом.

— Это будет нам напоминать о нашем долге перед павшими соплеменниками, — пояснил он.

Сейчас перед ветвью стояла Белолапа вместе со своим учеником, Каплелапом. Зернолапка и Кувшинка находились там же с наставниками, Шмелём и Маковкой.

— Ты можешь вспомнить все имена? — спросила Белолапа ученика.

— Думаю, да. — Каплелап прищурился, задумавшись. — Вот эта отметина означает Кисточку, — начал он, дотронувшись до первого следа от когтя. — Она была старейшиной, но так отважно дралась! А та — Остролистая. Её какое-то время не было с нами, но она вернулась вовремя, чтобы прийти на помощь во время нападения Сумрачного Леса. А эта царапина — Лисохвост, который позже скончался от ран.

Ежевичная Звезда кивал головой, пока Каплелап зачитывал все имена. Он принял решение, согласно которому теперь каждый ученик должен был заучивать этот список в рамках своей подготовки, чтобы павших соплеменников вспоминали сезон за сезоном, покуда живо Грозовое племя.

— Эта вот — Тростинка, — продолжал Каплелап. — Она погибла от лап Звездолома, защищая котят в детской. А эта — Медуница. Она скрыла свои раны, потому что хотела позаботиться о котятах, и умерла, когда победа была уже за нами. Она была самой храброй из всех.

— А что значит вот эта большая метка на вершине? — спросила Белолапа. — Ты знаешь, кого она символизирует?

— Нашего предводителя, Огнезвёзда, — ответил Каплелап. — Он был самым лучшим котом в лесу и отдал последнюю жизнь, чтобы спасти нас!

Ежевичная Звезда почувствовал знакомый укол горечи. «Интересно, смотрит ли он на нас сейчас? Надеюсь, он одобряет то, что я делаю».

— Я тоже скучаю по Огнезвёзду.

Ежевичная Звезда обернулся и увидел, как к нему подошёл Воробей. Голубые глаза целителя столь пристально разглядывали собеседника, что было сложно поверить в слепоту Воробья.

— Не думал, что ты всё ещё можешь понять, что у меня на уме, — мяукнул Ежевичная Звезда, удивившись.

— Не могу, те дни остались в прошлом, — признался Воробей, его голос звучал слегка задумчиво. — Но было несложно догадаться, что ты думал об Огнезвёзде. Я слышал, как Каплелап провёл лапой по отметине Огнезвёзда и назвал его имя, после чего ты вздохнул. — Целитель прижался к боку Ежевичной Звезды. — Уверен, Огнезвёзд присматривает за нами.

— Он уже посещал твои сны? — спросил Ежевичная Звезда.

— Нет, — покачал головой Воробей. — Но это сам по себе хороший знак. У меня и так предостережений и посланий от Звёздного племени хватит на девять жизней. — Коротко кивнув Ежевичной Звезде, он засеменил прочь и присоединился к Листвичке, которая перебирала цветки мать-и-мачехи и свежую кошачью мяту снаружи палатки целителей.

— Пошли, Снеголап! — позвала Искра своего ученика. — Пришло время боевых тренировок!

— А мы можем пойти с ними? — жалобно пропищал Каплелап, когда его брат побежал за своей наставницей.

— Конечно, можем, — мяукнула Белолапа.

— Я тоже хочу! — Янтарка перебежала через весь лагерь и затормозила рядом со своими родственниками.

— А тебе нельзя! — крикнул Долголап, стоявший у кучи со свежей дичью с Белохвостом и Черешней. — Ты этим утром ходила в рассветный патруль. Тебе нужно отдохнуть.

— Но тогда они выучат что-то новое без меня! — заныла Янтарка, опустив хвост. — Я отстану от них, и никогда не стану воителем!

Долголап подошёл к ней и по-дружески коснулся хвостом её уха.

— Ты обязательно станешь воителем, мышеголовая! Как только ты отдохнёшь, я покажу тебе приём, который они собираются изучить, обещаю.

— Ладно. — Янтарка всё же проводила печальным взором своих родственников и их наставников, когда те покидали ущелье.

— А как насчёт нас? — спросила Кувшинка, обменявшись разочарованными взглядами с Зернолапой. — Почему нам нельзя отправиться на боевую тренировку?

— Потому что мы идём охотиться! — живо бросила Маковка. — Давайте-ка, Шмель знает лучшие места для ловли мышек!

— Отлично! — воскликнула Зернолапа, радостно подпрыгнув. — Кувшинка, спорим, я наловлю больше мышей, чем ты.

— Да я наловлю столько мышей, что на всё племя хватит! — парировала сестра.

— Так не честно! — пробурчала Янтарка, смотря им вслед. — Почему мне не досталось никакой работы?

— Я уже объяснил тебе, — ответил Долголап. — Ты была в рассветном патруле. Теперь отдыхай. Но перед этим, — продолжил он, — можешь набрать чистого мха для палатки Пурди.

— Конечно! — просияла Янтарка. — И, быть может, он расскажет мне историю! — кошечка сорвалась с места и вмиг исчезла, протиснувшись сквозь ограду.

— Интересно, во мне тоже когда-то было столько же энергии? — мяукнул вслух Ежевичная Звезда, когда Янтарка скрылась из виду.

Из детской неподалёку показалась голова Песчаной Бури.

— В тебе и нынче сил, хоть отбавляй! — ответила она коту, выйдя на поляну и толкая перед собой скатанный в шарик мох. — Приятно видеть молодёжь такой активной. Их вид дарит мне новую надежду на наше будущее.

Она сделала паузу, и её взгляд вдруг затуманился. Ежевичная Звезда задумался, не о своём ли бывшем друге, Огнезвёзде, думала кошка? Рыжего кота не было с ними, он не мог видеть, как росли новые ученики. Вскоре Песчаная Буря снова подняла голову.

— Мы с Ромашкой чистим детскую, — объяснила она, подтолкнув лапой шарик мха. — Сейчас там, может, пусто, но наверняка одна из кошек помоложе скоро будет ожидать котят.

— Надеюсь на это, — отозвался Ежевичная Звезда, припомнив недавний разговор с Ягодником. «Очень, очень надеюсь». — Уверен, Ромашке может помочь кто-нибудь другой, — продолжил он, полагая, что Песчаной Буре не стоит беспокоить себя уборкой подстилок, пачкаясь в пыли и ошмётках мха.

— Уж не пытаешься ли ты сплавить меня в палатку старейшин? — поддразнила она, весело сверкнув зелёными глазами.

— Ты достаточно долго служила своим соплеменникам, — ответил Ежевичная Звезда. — Почему бы теперь не позволить им позаботиться о тебе?

Песчаная Буря пренебрежительно повела усами.

— В моих лапах жизнь всё ещё бьёт ключом! — заверила она предводителя, после чего вернулась в детскую помогать Ромашке бороться с кучей хрупкого и затхлого мха.

Ежевичная Звезда понаблюдал за кошками какое-то время, затем отвернулся. Его глашатай, Белка, стояла рядом с палаткой старейшин, распоряжаясь охотничьими патрулями вместе с Крутобоком. Как и Песчаная Буря, бывший глашатай был одним из старейших котов в племени.

— Нужно отсылать охотничьи патрули пораньше, — стал объяснять кот Белке. — Дни становятся жарче, лучше избегать беготни по лесу под солнцем, палящем в зените.

— И добыча к тому времени попрячется по норам, — понимающе закивала Белка. — Я уже выслала один патруль, — продолжила она. — Но вышлю ещё один. Во главе поставлю Яролику, она прекрасно подойдёт. — Она окинула лагерь взглядом. — Эй, Яролика!

Рыже-белая кошка выскользнула из-под ветвей, скрывавших палатку воителей.

— Да?

— Я хочу, чтобы ты возглавила охотничий патруль, — сказала ей Белка. — Но придерживайтесь строго определённой местности и вернитесь прежде, чем станет слишком жарко.

— Какой конкретно местности? — спросила Яролика, склонив голову.

— Тебе стоит попробовать на границе с племенем Теней, — предложила Белка. — Милли только вчера заметила там беличье гнездо.

— Хорошая мысль! — мяукнула Яролика. — Кого мне взять с собой?

— Милли, разумеется, ведь она знает, где это гнездо. Кроме неё, любых котов, которых пожелаешь.

— Уже поспешаю! — Яролика устремилась к палатке воителей, чтобы позвать Милли. Захватив с собой в придачу Голубку и Мышеуса, она отправилась за папоротниковую ограду.

Не успели стебли перестать колыхаться после отбытия охотничьего патруля, как возвратилась Янтарка с большой охапкой мха в челюстях. Пока она тащилась к палатке старейшин, Ежевичная Звезда заметил, как со мха капала вода, оставляя дорожку тёмных пятен на пыльной поверхности поляны.

Белка поднялась с места и перехватила ученицу, когда та приблизилась к палатке.

— С таким туда нельзя! — резко сказала она Янтарке. — Мох слишком мокрый, он вымочит все подстилки, и Пурди оторвёт тебе уши, когда из-за тебя его лапы разболятся от сырости.

Заслышав своё имя, Пурди высунулся из палатки в кусте орешника.

— С моими лапами всё в порядке, и с моими ушами тоже! — фыркнул кот.

— А как поживает твоя шкура? — спросила Янтарка, бросив мох наземь.

Ежевичная Звезда еле подавил весёлое мурчание. Полосатая шкура Пурди выглядела так, будто он пробирался через тернии задом наперёд: она топорщилась во все стороны и местами слиплась, будто старик не ухаживал за собой как минимум луну.

— Ась? Говори громче! — пожаловался Пурди. — Ну что ты мямлишь? Молодёжь нынче всё время мямлит! —добавил он сердито.

— Я пыталась объяснить Янтарке, почему нельзя нести мокрый мох тебе в палатку, — громко сказала Белка.

— Да? — Пурди потыкал лапой в охапку мха. — Ты уверена, что не пыталась принести мне попить? — спросил он Янтарку.

— Я всего лишь хотела помочь, — подавленно ответила ученица.

— Конечно, ты хотела помочь, золотце. — Пурди потрепал бок Янтарки своим хвостом. — Давай-ка мы с тобой разложим мох прямо тут, снаружи палатки, и солнце его быстро просушит. А пока он сушится, я расскажу тебе, как однажды расправился с целым гнездом крыс.

— Ура! — Янтарка принялась раскладывать влажный мох, нетерпеливо подпрыгивая на лапках от восторга.

На другой стороне поляны Песчаная Буря направлялась прочь из лагеря, толкая перед собой гигантский ком использованных подстилок. Ежевичная Звезда залез в детскую и принялся помогать Ромашке наскребать следующий ком.

— Слыхала что-нибудь о новых котятах? — с надеждой спросил он.

— Нет, — покачала головой Ромашка. — Но, уверена, скоро нам надобится детская, раз настала пора Юных Листьев. Вон, посмотри, — добавила она, немного погодя.

Кошка вывела Ежевичную Звезду из детской и указала хвостом на Львиносвета и Пеплогривку, которые лизались друг с другом в лучах солнечного света.

— У нее очень скоро будут котята, — мяукнула Ромашка, поведя ухом в сторону Пеплогривки.

Ежевичная Звезда почувствовал прилив воодушевления. Он вспомнил, как играл с Львиносветом у детской, когда тот был котёнком, и как обучил его первому приёму. «Несмотря на всё, что случилось, я любил этих трёх котят так же сильно, как если бы приходился им настоящим отцом».

Львиносвет поднял глаза и заметил, что Ежевичная Звезда смотрел на него. Быстро шепнув что-то Пеплогривке, он поднялся и зашагал через всю поляну к своему предводителю.

— Ты что-то хотел? — спросил он.

— Нет, но раз ты подошёл, можешь рассказать, как у вас там дела. Скоро ли нам ждать новых котят? Если ты понимаешь, о чём я... — промяукал Ежевичная Звезда, дружески подтолкнув золотистого воителя.

— О, Звёздное Племя! — Львиносвет смущённо лизнул грудку разок-другой. — Какое давление.

— Ты точно в порядке? — обеспокоенно спросил Ежевичная Звезда, заметив шрам на плече Львиносвета. «Он на эту же лапу прихрамывает».

— Да, в полном, — ответил Львиносвет, вздохнув. — Листвичка и Воробей осмотрели меня и дали мне лист щавеля от стёртой лапы. Просто очень сложно привыкнуть к тому, что теперь я могу быть ранен. Я всего лишь споткнулся о тупую ежевику!

— Какая досада, — мяукнул Ежевичная Звезда. — Неужели тебе теперь придётся смотреть под лапы?

— Наши враги теперь точно будут падать, лишь завидев меня. Падать от смеха, — проворчал Львиносвет, захромав обратно к своей подруге и усевшись рядом с ней.

Глаза Ежевичной Звезды уловили движение у входа в лагерь: вернулся первый охотничий патруль. Его вёл Дым, и в его зубах болталась белка. За ним вошли Бурый, Пестроцветик и Маковка, вдоволь загруженные добычей. Ежевичная Звезда смотрел и одобрительно качал головой, пока патрульные тащили улов к куче свежей дичи.

Он обратил внимание, что Дым, выгружавший белку в кучу, выглядел особенно утомлённым. Полосатый бурый кот так и не пришёл в себя после смерти подруги, Тростинки, павшей в Великой Битве. Белка рассказала ему, что Дым часто просыпался среди ночи в палатке воителей, крича и содрогаясь в своём гнезде. Во сне он всякий раз пытался вызволить Тростинку из когтей Звездолома, и вновь и вновь был вынужден смотреть, как она умирала.

Чуть меньше луны тому назад Ежевичная Звезда предложил Дыму уйти на покой и перебраться к старейшинам.

— Только не это! — прорычал Дым. — Держи меня занятым. Мне нужно отвлекаться на что-то, а иначе воспоминания причиняют невыносимую боль.

— Однажды, в Звёздном племени, ты снова встретишься с Тростинкой, — мягко сказал Ежевичная Звезда, пытаясь утешить пожилого воителя.

— Иногда я думаю, правда ли это, — покачал он головой. — Я сохранил немного мха из её гнезда, — добавил он дрожащим голосом. — Но я больше не чувствую на нём её запаха!

Ежевичная Звезда не знал, чем ещё он может помочь коту, кроме как последовать совету Дыма и загрузить его работой.

Предводитель устремился было на другой конец лагеря, намереваясь поздравить патруль Дыма с доброй охотой, но тут услышал, как его имя кто-то выкрикивает по ту сторону ограды. Заволновавшись, он развернулся и увидел, как в лагерь ворвалась Яролика с остальными патрульными на хвосте.

— Племя Теней! — просипела она, заставив себя остановиться.

— Переведи дух! — Велел Ежевичная Звезда. — Скажи мне, что произошло.

— Она нападают? — спросил Бурый. Вокруг них уже собралось всё племя, растопырив усы от любопытства.

— Нет, но это было бы немногим хуже, — задыхалась Яролика. — Мы почуяли запах племени Теней в пределах наших границ.

— И такое происходит уже не в первый раз, — добавила Милли, рассекая хвостом воздух.

— Они нацелились на то беличье гнездо? — спросил Львиносвет.

Всё больше котов выкрикивали тревожные вопросы. Только Голубка сидела на отшибе, тихая и грустная. Ежевичная Звезда почувствовал укол жалости. Когда-то она могла заглянуть в племя Теней, не покидая ущелья, и подслушать их разговоры, чтобы узнать, зачем они пересекали границу. Но те деньки остались позади. «Без своих сил она чувствует себя слепой и глухой», — подумал кот.

Ежевичная Звезда подошёл к Голубке и прижался мордой к её плечу.

— Ты в порядке? — прошептал он.

— В порядке, — вздохнула она.

Ежевичная Звезда поднял хвост, призывая к тишине.

— Яролика, где именно?.. — начал было он.

— Мы должны напасть на них немедленно! — прервал его Мышеус, его шерсть стояла дыбом от ярости. — Эти пожиратели падали не имеют ни малейшего права ступать на наши земли!

На мгновение подозрение холодным ручейком протекло сквозь Ежевику. Мышеус был одним из котов, обучавшихся в Сумрачном Лесу, и, хоть он вернулся в своё племя, кот демонстрировал слишком много энтузиазма при мысли о нападении на соседей. Уж не хотел ли он опробовать навыки, полученные от наставников из Сумрачного Леса? Ежевичная Звезда отбросил прочь сомнения. «Мышеус молод, а у молодых котов всегда голова горяча».

— Ни один кот не поднимет лапу на чужое племя! — пригрозил он.

— Скажи это племени Ветра! — пробормотала Шиповница, прижав ухо, которое утром ей поцарапала Сумеречница.

— Так что мы сделаем с племенем Теней? — спросила Милли.

— Мы же не позволим им остаться безнаказанными, не так ли? — мяукнул Ягодник. Он звучал почти также воинственно, как и Мышеус.

— Вовсе нет, — ответил Ежевичная Звезда. — Я собираюсь посетить Чернозвёзда и выяснить, почему его воители нарушили границы.

— Серьёзно? — пуще прежнего возмутился Мышеус, задрав глаза на лоб. — Ты собираешься дать им возможность придумать повод и оправдаться, хоть мы и так знаем, что они поступают неправильно?

— Мышеголовый! — Сестра Кротоуса, Вишнегривка, сильно толкнула брата, чуть не опрокинув его. — Ты ничего не понимаешь! Ежевичная Звезда собирается сказать Чернозвёзду, что знает о происходящем и не оставит нарушения границ без последствий!

Ежевичная Звезда был чрезвычайно тронут доверием рыжей кошки к нему. «Мои соплеменники должны верить: я обеспечу их безопасность. Но что они скажут, если узнают, как сильно я сомневаюсь сам в себе?»

Глава 3

— Белка, я бы хотел, чтобы со мной отправилась ты, — распорядился Ежевичная Звезда. — А также ты, Бурый, и ты, Пеплогривка.

Из осторожности он не стал брать котов, замеченных в связях с Сумрачным Лесом, опасаясь спровоцировать племя Теней. Великая Битва показала, что ни в одном племени преданность не была абсолютной, и, сколько бы поддавшиеся соблазну коты не заверяли живых воителей в своей верности, они навсегда останутся ненадёжными в глазах недружелюбных соседей.

Коты, имена которых назвал Ежевичная Звезда, устремились вслед за ним. Пеплогривка остановилась на мгновение и потёрлась мордочкой о Львиносвета.

— Будь осторожна, — ласково промурчал полосатый кот.

Грозовой предводитель повёл патруль вглубь леса. К тому времени солнце уже почти достигло зенита, было тепло и безветренно, деревья купались в ласковых золотистых лучах. Но Ежевичная Звезда не обращал внимания на жизнь, возвращавшуюся в лес: он был слишком озабочен нарушением границ со стороны Теневых котов.

— Считаю, нам следует удвоить патрули на границе с племенем Теней, — предложила Белка, поравнявшись с предводителем и лавируя вместе с ним меж деревьев. — И, кроме того, охотиться там почаще. Пусть племя Теней знает, что наши глаза и уши открыты.

— Хорошая мысль! — согласился Ежевика.

Когда они проходили мимо заброшенного гнезда Двуногих, Ежевичная Звезда приметил Листвичку, ухаживающую за травами, которые она и Воробей высадили накануне Голых Деревьев. Крошечные зелёные росточки начали проступать из тёмной почвы. Листвичка стояла, зарывшись носом в куст кошачьей мяты, и не обращала внимания на патруль.

— Я рада, что Листвичка снова нашла себе место в племени, — пробормотала Белка, с теплом взглянув на свою сестру. — Я... Я думаю, она потеряла частичку себя, когда её лишили обязанностей целителя.

— Нам очень повезло с ней, — согласно кивнул Ежевичная Звезда.

Он тактично умолчал о решении Огнезвёзда отправить Листвичку в воинскую палатку, когда вскрылась правда о Воробье, Львиносвете и Остролистой. То обстоятельство, что Листвичка нарушила закон целителей, нельзя было оставлять безнаказанным, и Ежевичная Звезда был очень рад, что не ему пришлось вершить правосудие.

Размышляя о других котах, чьи жизни перевернула Великая Битва, он сбавил шаг и отошёл к Бурому, подальше от ушей кошек.

— Как ты, держишься? — спросил Ежевичная Звезда. Он почувствовал, как вспотел под шерстью от неловкости, но тут же представил Огнезвёзда, который бы точно удостоверился, что каждый из его соплеменников справляется с большими переменами, и заставил себя продолжить. — Я знаю, тебе непросто встречать Юные Листья без Медуницы. — Отчего-то горе было переносить легче, когда небеса были мрачны, ветра холодны, а все коты и добыча прятались по гнёздам.

Бурый кивнул, его взгляд затуманился.

— Я просто не могу смириться с этим, она ведь могла выжить! — прошептал он. — Если бы только она позволила Воробью заняться её ранами сразу после битвы... Но она настояла, чтобы он в первую очередь проверил котят, а после уже было слишком поздно.

— Она была великим воителем и замечательной матерью, — мяукнул Ежевичная Звезда. — Никто из нас никогда не забудет её.

— Каждый листик, каждая травинка напоминают мне о ней, — Бурый ответил ему голосом, не выдававшем никаких эмоций. — Я знаю, она присматривает за мной и своими котятами из Звёздного племени. Однажды мы снова встретимся. — Он остановился, а затем тихо добавил. — Я готов ждать целую вечность, лишь бы увидеть её вновь.

Ежевичная Звезда кивнул, из-за переполнивших его чувств не в силах вымолвить ни слова. Он ускорил шаг, оставив Бурого позади и дав воителю побыть наедине со своими воспоминаниями.

Когда они приблизились к границе, Бурый уловил резкий запах племени Теней.

— Это определённо на нашей территории! — отметил он, взмахнув хвостом. — О чём Чернозвёзд только думал?!

— Кто знает! — Белка испустила гневный выдох. — Мне казалось, каждый кот в лесу и так нынче набит заботами по самое брюхо.

Ежевичная Звезда внимательно всмотрелся в её вспыхнувшие яростью зелёные глаза. «По самое брюхо, или не по самое, она с готовностью сегодня же бросится в битву на защиту племени. О лучшем глашатае предводителю и мечтать не приходится».

Последние несколько лисьих величин их территории, похоже, насквозь пропахли ароматом племени Теней, который практически поглотил метки Грозового племени.

— Соберитесь! — предупредил Ежевичная Звезда, когда патруль пересекал поляну, на которой Двуногие ставили свои кожаные палатки в Зелёные Листья. Эти земли довольно долго принадлежали племени Теней, но всё изменилось, когда развязалась битва, в которой погибла Ржавница. — Если мы повстречаем патруль племени Теней, помните, что мы пришли говорить, а не сражаться.

— То бишь мы просто позволим им содрать с нас шкуры? — спросил Бурый. Его слова звучали угрюмо, но собранно: вероятно, кот отложил в сторону грустные воспоминания о Медунице.

— То бишь мы защитимся при необходимости, но не мы нанесём первый удар! — ответил ему Ежевичная Звезда. — Вы же знаете племя Теней не хуже меня. Они из шкуры вон будут лезть, чтобы спровоцировать нас, но мы не позволим им сделать это.

Бурый фыркнул, а Ежевичная Звезда перевёл патруль через границу и устремился на территорию соседнего племени.

Голые деревья Грозовой территории, покрытые здоровыми зелёными почками, уступили место пышным соснам племени Теней, сквозь хвою которых изредка пробивались лучи солнечного света. Шаги патрульных мягко шуршали по плотному ковру иголок, застилавшему землю. То тут, то там Ежевичная Звезда замечал места, откуда колючки были сметены, обнажив почву под ними. Повсюду валялись клочки почвы, вырванные из земли, словно позабытые куски дичи.

— Здесь сражались коты в Великой Битве, — пробормотала Пеплогривка, поведя ушами в сторону широкой полосы перемолотой земли. — Оправится ли лес когда-нибудь?

— Однажды... — ответила Белка с твёрдым оптимизмом в голосе. — Мы должны верить в это!

Подлесок здесь был куда более редким, чем на территории Грозового племени. Каждый новый шаг Ежевичной Звезда давался труднее предыдущего, кот чувствовал себя всё более и более неуверенно. Он без передышки вертел головой, опасаясь, что его котов смогут заметить издали, а патруль племени Теней сумеет подкрасться незаметно.

Но всё же он оказался не готов, когда коты Теней резво обогнули ближайший куст ежевики, двигаясь по земле практически бесшумно, и оказались лицом к лицу с Грозовыми патрульными, издав при этом устрашающий вой.

Сестра Ежевичной Звезды, Рыжинка, возглавлявшая патруль, ощетинилась: на её лице читалась смесь удивления и злобы.

— Что вы здесь делаете? — зашипела она, уставившись на брата. Её лапы невольно месили кучку сосновых игл.

— Мы шли к Чернозвёзду, — спокойно ответил Ежевичная Звезда. — Нам не нужны неприятности.

— Поздняк метаться, они вас уже нашли! Давайте прогоним их! — Вокруг них озбуждённо запрыгала молодая бурая кошка в полоску. — Они нарушили границу!

— Предводителям разрешено посещать друг друга, Траволапа, — мяукнула Рыжинка. — Тебе не обязательно реагировать на всё, выпуская когти.

Ученица сделала шаг назад, расстроившись, и встала за Рыжинкой, продолжая пялиться на Ежевичную Звезду, а кончики её когтей слегка впивались в почву под лапами.

Рыжинка обеспокоенно взглянула на Грозового предводителя.

— Мы проводим вас до нашего лагеря, — мяукнула она. — Чтобы удостовериться, что вас и в самом деле не найдут неприятности, которые, по вашим словам, вы не ищите.

— Нам это подходит, — миролюбиво ответил Ежевичная Звезда.

Патруль Грозового племени сбился в кучку и последовал за Рыжинкой сквозь деревья. Совоцап и Углехвост, другие члены патруля племени Теней, обступили их по бокам. Позади, тихо рыча, замыкала процессию Траволапа.

Ежевичная Звезда обратил внимание на другие участки вывернутой почвы, а в одном месте он увидел целый ежевичный куст, смятый в лепёшку, словно сражающиеся коты прокатились по нему и даже не заметили острых колючек. Похоже, территория племени Теней пострадала от битвы гораздо сильнее, чем территория Грозового.

Лагерь племени Теней лежал в ущелье, окружённый зарослями ежевики и низковисящими ветвями хвойных деревьев, которые росли вокруг него. Рыжинка засеменила перед ними по узкому тоннелю сквозь ежевику. Ежевичная Звезда следуя за ней, чувствовал, как шипы царапают его по бокам.

Чернозвёзд стоял посреди поляны, когда патруль Грозового племени выбрался из туннеля. Рябинник, его глашатай, стоял сбоку от него, и всё больше и больше воителей племени Теней собиралось вокруг них. Пёрышко, целитель, сидел на другой стороне поляны, и в его взгляде читалось беспокойство. Ежевичная Звезда был шокирован, увидев, каким дряхлым выглядел Чернозвёзд. В конце концов, предводитель племени Теней был намного старше Дыма и Крутобока, он провёл своё племя сразу через две самые страшные битвы в истории котов-воителей, так что не удивительно, что все эти сезоны оставили следы на его поредевшей шкуре и измождённой фигуре.

— Я обнаружила патруль Грозового племени, шедший через нашу территорию, — пояснила Рыжинка. — Ежевичная Звезда сказал, что ему необходимо поговорить с тобой.

— Хорошо, вот он я. — Тон предводителя был мягок. — Что вы хотели?

— Приветствую, Чернозвёзд! — Ежевичная Звезда склонил голову перед пожилым котом. — Я пришёл спросить, почему мои коты обнаружили запах племени Теней по нашу сторону границы.

— Что? — Глаза Чернозвёзда полезли коту на лоб, но у Ежевичной Звезды закралось сомнение, что это удивление было притворным. — Твоим котам просто приснился дурной сон, Ежевичная Звезда. Ни один воитель племени Теней не пересекал вашу границу!

— Вы считаете, что мы не сумеем узнать запах вашего племени, когда учуем его? — воскликнула Белка, грозно рассекая хвостом воздух.

— Я и сам его учуял, — мяукнул Ежевичная Звезда. — И он был на приличном расстоянии от границы, за поляной, на которую Двуногие приносят свои кожаные палатки.

— Тогда, возможно, вам стоит усилить ваши пограничные метки? — возразил Чернозвёзд, искоса взглянув на Рябинника. — Если вы не удосужились пометить свои границы, не наша вина, что мы заступили через них лапой-другой.

— Лапой-другой? — недоверчиво огрызнулась Белка.

Ежевичная Звезда поднял хвост, приказав ей замолчать. Он чувствовал, как шерсть на его загривке встаёт дыбом, и все инстинкты говорили ему броситься на Чернозвёзда и стереть эту самодовольную ухмылку с его лица. «Огнезвёзд никогда не развязал бы драки, — напомнил он себе. — Он бы знал, что нужно сказать, чтобы всё прошло мирно».

— Мы знаем, что вы сделали, — начал он. — Чего мы не знаем — это почему. Что за причина...

Он прервался, когда Крысоус, тощий бурый старейшина, сделал шаг вперёд.

— Кто дал вам право сомневаться в словах нашего предводителя? — прорычал он. — Валите обратно на свою территорию!

Ежевичная Звезда яростно зашипел, вне себя от ярости, что этот старик позволил себе указывать ему, что делать. Белка выпустила когти, а позади он слышал глухое рычание Бурого и Пеплогривки.

— Крысоус одной лапой в Сумрачном Лесу, — прошептала Белка ему на ухо.

— Но мы решили дать этим котам шанс продемонстрировать свою лояльность, помнишь? — прошептал Ежевичная Звезда в ответ, усилием воли заставив шкуру на загривке улечься.

Тем временем Рябинник оттеснил Крысоуса обратно в толпу котов племени Теней.

— Довольно! — рявкнул глашатай, затем обернулся к Ежевичной Звезде и продолжил. — Может быть, нам обоим стоит согласиться усилить метки вдоль границы? Таким образом, мы удостоверимся, что никто не пересечёт её случайно.

Ежевичная Звезда уже понял, что признания вины, не выпуская когти, он не добьётся. Предводитель неохотно кивнул.

— Очень хорошо, — мяукнул он. — Но будьте уверены: с этого момента Грозовое племя будет очень внимательно присматривать за границей.

— Племя Теней — тоже, — ответил ему Чернозвёзд. — Вам пора уходить. Рыжинка, сопроводи их обратно на Грозовую территорию.

— Нам не нужны сопровождающие, спасибо! — сказал Ежевичная Звезда.

— Вот именно, не нужны! — согласилась Белка, повысив голос, чтобы её слышали. — Уж не думаете ли вы, что мы захотим провести хоть одно лишнее мгновение на этой прогнившей насквозь земле?

— Довольно! — прошипел Ежевичная Звезда ей в ухо.

Высоко задрав голову и хвост, он развернулся и покинул лагерь. Позади он слышал недружественные выкрики от Теневых котов. Предводитель глубоко дышал и старался сохранять шкуру ровной, а когти втянутыми.

Однако, когда он и его коты устремились в сторону границы, Ежевичная Звезда услышал топот лап позади него. Предводитель резко развернулся и выпустил когти, но оказалось, что преследовал их Пёрышко.

— Приветствую, Ежевичная Звезда! — просипел он, остановившись около патруля и пытаясь отдышаться. — Как поживают Листвичка и Воробей?

— Они в порядке, — ответила ему Белка. — Они очень хорошо сработались, и...

— Довольно, Белка! — резко прервал её Ежевичная Звезда. — Нам пора идти. В лагере нас ждут дела.

— Но я всего лишь... — возразила было Белка, но тут же замолчала, поймав суровый взгляд предводителя.

— Извини, Пёрышко! — бросила она, развернувшись и последовав за Ежевичной Звездой и соплеменниками.

Пёрышко разочарованно смотрел им вслед.

— Зачем ты это сделал? — спросила Белка, засеменив и поравнявшись с Ежевичной Звездой. — Целители остаются в стороне от разборок между племенами. Пёрышко задал невинный вопрос.

— Всё верно, но мы не целители! — оборвал её Ежевичная Звезда.

Какая-то часть его понимала Белку, но, после того, как прошла Великая Битва, беспрекословное следование Воинскому Закону, который разделял племена между собой, ещё никогда не было настолько важным. «Мы должны продемонстрировать, что способны выжить сами по себе. Излишние дружелюбие и сострадание — признаки слабости для наших недругов».

— Быть может, нам придётся драться с племенем Теней, чтобы заставить их держаться по свою сторону границы, — продолжил он. — Не время разводить сплетни с их целителем.

— Мы не можем начинать очередную войну в таком состоянии! — возразила Белка.

— Может статься, что нам придётся. — Ежевика остановился и посмотрел ей прямо в глаза. — Конечно, племя Теней было нам союзником, когда мы сражались с Сумрачным Лесом, но сейчас эти коты снова стали нашими конкурентами за каждый клочок территории, за каждый кусочек дичи. Великая Битва закончена, но это не значит, что между племенами наступил мир.

Глава 4

К тому времени, как Ежевичная Звезда и его патруль возвратились в ущелье, солнце стояло высоко в небесах, проливая на землю тепло, непривычное для столь ранней поры Сезона Юных Листьев. Когда Ежевичная Звезда пробрался сквозь папоротниковую ограду, его глазам предстала поляна, усеянная котами, вернувшимися с утренних патрулей и теперь с наслаждением купавшихся в солнечных лучах и вылизывавших друг другу шкурку.

Большая часть собравшихся тут же вскочила на лапы, едва заметив, что предводитель возвратился в лагерь.

— Как всё прошло? — подала голос Маковка.

— Да, что эти пожиратели падали сказали в своё оправдание? — спросил Терновик.

— Как они оправляются после Великой Битвы? — спросил Белохвост.

Ежевичная Звезда оставлял вопросы без ответа, пока не добрался до центра поляны, где соплеменники окружили его со всех сторон.

— Их территория по-прежнему сохраняет множественные следы повреждений, — начал он с вопроса Белохвоста. — Но свой лагерь они более или менее привели в порядок.

— Коты, которых нам довелось увидеть, жутко худые, — вставил Бурый. — Полагаю, с добычей у них не всё гладко.

— Вот и славно, — мяукнул Долголап, а Белохвост удовлетворённо взмахнул хвостом.

Наблюдая, сколько удовольствия его воители находят в проблемах недружественного племени, Ежевичная Звезда чувствовал, как неловкость когтями зачесала у него за пазухой.

— Что насчёт нарушения границ? — потребовал ответа Мышеус. — Что на это сказал Чернозвёзд?

— Коты племени Теней утверждают, что пересекли границу случайно, — ответил ему Ежевичная Звезда. — Они посоветовали нам обновить наши пограничные метки.

Поляна взорвалась всеобщим негодованием. Над дружным хором раздался голос Белолапы:

— Что за мышеголовая брехня? Я самолично только вчера обновила эти метки!

— Мы все это знаем! — заверила её Белка. — И племя Теней прекрасно осознаёт, что с нашими метками всё в порядке. Но они никогда не сознаются, что намеренно пересекли границу.

— Тогда им необходимо преподать урок! — рыкнул Терновик.

Несколько соплеменников согласно замяукали, выражая своё одобрение.

Ежевичная Звезда покачал головой.

— Ни один кот не переступит лапой за границу, намереваясь напасть на племя Теней! — приказал он, хотя его лапы чесались и молили котов ослушаться собственных команд. — Белка организует дополнительные патрули и обновит метки, это послужит чётким сигналом племени Теней, что мы не потерпим новых вторжений.

Игнорируя протестующее бормотание, полосатый кот развернулся. По другую сторону ущелья затрепыхались и наклонились набок ежевичные заросли, прикрывавшие пещеру целителя. На поляну ступил Воробей, а мгновением позже за ним показалась Иглогривка, подтягиваясь вперёд передними лапами и волоча сзади неподвижные задние.

Ежевичная Звезда невольно вздрогнул, увидев, сколь хрупкой выглядела молодая кошка. Было очевидно, что она до сих пор не оправилась полностью от острого Зелёного Кашля, которого, по мнению большинства котов, у неё не было шансов пережить. Её обычная жизнерадостность уступила место подавленности, кошка волочила себя на передних лапах из последних сил.

— Иглогривка! — Подскочила к ней Пеплогривка. — Иди сюда, тут хорошо на солнышке!

Всё племя расступилось перед ней, на время позабыв о проблемах с племенем Теней. Иглогривка была объектом всеобщего внимания, каждый кот восхищался её отвагой и был рад видеть, что кошка смогла, наконец, покинуть пещеру целителя после длительной болезни.

— Смотри сюда! — мяукнул Пурди, прихромав к Игрогривке, которая плюхнулась на пригретом солнцем местечке. В его челюстях болталась полёвка. — Давай разделим эту мышку, а я заодно расскажу тебе, как однажды выгнал собаку из сада своего Прямохода.

— Нет, спасибо, Пурди, — ответила Иглогривка. — Я не очень голодна. Но с удовольствием послушаю твою историю, — поспешно добавила она, увидев, что огорчила старика.

— Я собрала немного молоденьких перьев для твоего гнезда! — провозгласила Снеголапа, пружиня на лапах с перьями в зубах и ещё парочкой, впутавшихся ей в шкуру. — Они очень мягкие. Я сейчас же побегу и устрою тебе настоящий уют!

— Спасибо тебе! — хрипло бросила Иглогривка вдогонку умчавшейся ученице.

— Ты справляешься просто блестяще, малышка, — похвалила свою дочь Милли, погладив плечи молодой кошки хвостом. — Уже скоро ты будешь чувствовать себя на пике формы!

— Наверное... — вздохнула Иглогривка.

Она опустила подбородок на лапы и посмотрела вслед Милли, отправившейся к куче со свежей дичью, рядом с которой Крутобок ощипывал дрозда.

Ежевичная Звезда подошёл к Иглогривке.

— Что-то не так? — спросил предводитель. — Я могу чем-нибудь помочь?

— Сомневаюсь. — Она повела ушами и подняла голову, взглянув на кота своими небесными глазами. — Я сыта по горло этим отношением к себе, будто я особенная! — призналась она. — Я просто хочу быть такой же, как любой другой.

— Какой такой любой? — Ежевичная Звезда настроил свой голос на весёлую нотку. — Хочешь быть, как Пурди? Собираешься попотчевать меня своими байками? Или хочешь быть, как Долголап, который настолько стеснительный, что еле может заговорить с Ромашкой — матерью его детей! А, может, хочешь быть, как Каплелап, жить в палатке учеников и пачкать свой мех в мышиной желчи? Мы все разные! — воодушевлённо напомнил он ей.

Иглогривка издала короткий смешок.

— Да знаю я, — мяукнула она. — Но порой очень тяжело быть Иглогривкой.

Ежевичная Звезда посмотрел на неё, чувствуя себя бессильным помочь кошке. Он обернулся, заслышав поступь лап: Листвичка вернулась в лагерь. Её шкура была вся в пыли, а под когтями скопилась грязь от прополки грядок у гнезда Двуногих.

— Там всё в порядке! — отчиталась она перед Воробьём. — Небольшой дождь — всё, что нужно, чтобы кошачья мята подросла.

— Воробей, я устала! — подала голос Иглогривка. — Пожалуйста, я хотела бы вернуться в пещеру.

— Да ты снаружи была всего ничего! — возразил Воробей, недовольно поведя усами.

— Тебе вредно находиться там в заточении одной-одинёшенькой, — добавила Листвичка.

— Но сейчас я хочу быть там! — настаивала Иглогривка.

Воробей открыл было рот, собираясь поспорить с Иглогривкой, но тут Пурди, сидевший на расстоянии хвоста от них и пережёвывавший мышь, подтолкнул полусъеденную добычу к Иглогривке и оставил у её лап.

— Ты собиралась помочь мне с этим, — напомнил он ей. — Я не смогу добить её. И свою историю я тебе ещё не рассказал.

— Да ты едва поел! — укоризненно воскликнула Иглогривка! — Давай-ка, раздели хотя бы половину остатков со мной, тогда я послушаю твою историю.

Пурди, кинув на Ежевичную Звезду многозначительный взгляд, поджал лапы под себя и подождал, пока Иглогривка откусит первый кусок от мыши.

— Ну, была там такая собака, видишь ли, — начал кот. — Гадкое и блохастое существо... — он сделал паузу, когда Иглогривка проглотила свой первый кусок, и подтолкнул дичь поближе к ней, чтобы она укусила её ещё раз.

«Ах ты, коварный старикан!» — подумал Ежевика.

Рядом с ним Воробей внимательно прислушивался к движениям Иглогривки, склонив голову на бок. Удовлетворённо покряхтев, он выпрямился и обернулся к Ежевичной Звезде.

— Сегодня полнолуние, — провозгласил целитель. — Мы пропустили предыдущий Совет, потому что небо было затянуто тучами. Будет интересно послушать, как остальные племена справлялись с этими двумя лунами холода и голода.

Ежевичная Звезда осмотрелся в поисках Белки и обнаружил её, беседовавшую с Крутобоком у кучи с добычей. Он подозвал её взмахом хвоста.

— Каких котов нам стоит взять на сегодняшний Совет? — спросил он рыжую кошку.

— Белохвост и Черешня не были там уже довольно давно, — ответила глашатай после недолгих раздумий.

— Верно, и Пеплогривка тоже, — произнёс Ежевичная Звезда. — Думаю, нам следует взять, вдобавок, всех учеников.

— Всех пятерых? — Белка расширила глаза от удивления. — Да ты, наверное, шутишь!

— Отнюдь. Кувшинка и Зернолапка упустили свой шанс прошлой луной, а не взять остальную троицу будет несправедливо. Пришло им время узнать, как проходят Советы.

— Если они переберутся по мосту из павшего дерева, и ни один из них не свалится в воду, я выгрызу собственную шкуру! — весело фыркнула Белка.

Ежевика отвесил ей шутливую оплеуху своим хвостом.

— Они отлично справятся!

Осмотревшись, он заметил Пестроцветик и Терновика у входа в палатку воителей. Кот почувствовал, как его шкура встала дыбом от нехорошего предчувствия при виде котов, перешёптывающихся, пригнув головы. Подавив чувство вины, он повернул уши в их сторону, пытаясь уловить обрывки разговора.

— Надеюсь, меня возьмут на Совет, — прошептала Пестроцветик.

— Я тоже, — согласился Терновик. — Мы уже так давно не виделись с остальными.

Это ещё сильнее подогрело беспокойство Ежевичной Звезды.

— Надеюсь, эти двое не ожидают, что смогут возродить дружеские связи, которые приобрели в Сумрачном Лесу, — пробормотал он.

— Мы должны относиться с доверием ко всем соплеменником без исключения, — вдруг заговорил Львиносвет позади Ежевичной Звезды. Предводитель развернулся к коту. — Что сделано, то сделано, и сделанного не воротишь. — Взгляд его золотых глаз застыл на Ежевичной Звезде. — В конце концов наши соплеменники сами поймут, кому принадлежит их преданность.

Ежевичная Звезда кивнул, вспомнив, как во время Великой Битвы, как только коты Грозового племени осознали, что воители Сумрачного Леса несли исключительно смерть и разруху, они все, как один, сменили сторону и, после, яростно сражались за своё племя.

Он видел, как Белка неотрывно смотрела на Терновика и Пестроцветик, и понимал, что ей непросто будет простить их. «Она стольких потеряла в Великой Битве, — думал Ежевичная Звезда. — Отца, Огнезвёзда... и Остролистую, которая была ей практически дочерью».

— Я понимаю, что ты чувствуешь, — горячо зашептал он Белке на ухо. — Но если мы будем обращаться с ними, как с чужаками, не подтолкнёт ли это их снова начать искать поддержку за пределами племени?

— Листвичка вызвалась остаться, — в их разговор встрял Воробей. — Так что я смогу пойти.

— И, полагаю, я смогу присоединиться к вам? — сказал Львиносвет, слегка выпустив когти и многозначительно повертев ими в лучах солнца. — На случай, если племя Теней решит спровоцировать новые неприятности.

Ежевика оглядел этих трёх котов: своего глашатая, своего целителя и одного из самых храбрых воителей племени. Но они значили для него гораздо больше, чем все их должности и заслуги. «Они — моя семья, — думал он. — Даже если они мне не родня по крови. Они навсегда останутся самой сокровенной частью моей жизни. — Кот почувствовал прилив горечи, вспомнив кошку с чёрным мехом и острыми зелёными глазами. — Если бы только Остролистая была жива, моя семья снова была бы едина».

Солнце уже село, когда Ежевичная Звезда вывел своих котов прочь из ущелья и повёл их в сторону озера. Горизонт всё ещё переливался алыми тонами, и на поверхности воды отражалось его затухающее сияние. Грозовой предводитель поднял глаза к луне: огромным серебристым кругом она сияла над деревьями с чистого тёмно-синего неба.

Янтарка издала воодушевлённый вопль, когда впереди показалось озеро. Кошечка бросилась к нему вниз по склону, её брат и сестра бежали позади, не отставая. Кувшинка и Зернолапка обменялись снисходительными взглядами, словно демонстрируя, что уже слишком взрослы для такой возбуждённой беготни, но затем, не выдержав, восторженно запищали:

— Подождите нас! — И понеслись следом за ними.

— Эй, будьте осторожны! — окликнула их Белка.

Янтарка и Каплелап затормозили и замерли у самой кромки воды, взметнув в воздух россыпь гальки. А Снеголап не успел вовремя остановиться: он плюхнулся прямо в озеро, и его испуганный крик был вскоре прерван, когда голова ученика ушла под воду и скрылась из виду.

— Лисий помёт! — выругался Ежевичная Звезда.

Взмахнув хвостом, он помчался к озеру. Белохвост, отец Снеголапа, спешил на помощь сыну справа от предводителя. Когда Ежевичная Звезда достиг берега, ученик мельком показался над поверхностью воды и судорожно забарабанил по ней лапками. Предводитель бросился к нему и сумел схватить Снеголапа за загривок прежде, чем тот снова погрузился под воду.

Упершись лапами в галечное дно озера, Ежевичная Звезда вытащил оруженосца обратно на берег. Предводитель усадил озорника на твёрдую землю, а Белохвост склонился над Снеголапом. Встревоженные ученики собрались вокруг него.

— Тебе блохи окончательно мозги сгрызли? — отчитывал сына Белохвост. — Будь я предводителем племени, я тебя отправил бы обратно в лагерь!

Снеголап откашлялся от воды и с трудом поднялся на лапы.

— Про... Простите! — просипел он. — Я не специально упал! Мне кажется, что озеро стало больше, чем раньше!

— Ты прав, — заметил Ежевичная Звезда, осмотревшись и подметив, насколько высоко по берегу поднялась вода. «Миновал конец Голых Деревьев, а вместе с ним прошло много дождей».

— Посмотри на размер луны! — вставил Бурый, присоединившись к ним. — Вода всегда поднимается, когда луна особенно большая.

Ежевичная Звезда сделал шаг назад, чтобы, отряхиваясь, не обрызгать соплеменников.

— Я не отошлю тебя домой, — сказал он позже Снеголапу. — Но давай в дальшейшем обойдёмся без глупостей, хорошо?

— Хорошо, — согласно замяукал Снеголап. — Спасибо тебе, Ежевичная Звезда.

— Тебе стоит побегать туда-сюда, чтобы просохнуть, — посоветовал сыну Белохвост. — Но помни, я слежу за тобой!

Снеголап на мгновение втянул голову в плечи, а затем засеменил прочь вместе с остальными учениками.

— Он всего лишь искупался, ничего плохого от этого с ним не будет, — заметил Ежевичная Звезда. — Не могу на него сердиться. Помню, как сам был возбуждён перед своим первым Советом, когда мы ходили к Четырём Деревьям.

— Ты-то? — шутливо фыркнула Белка. — Да ты был несгибаем, аки дуб!

Ежевика наградил её очередной потешной оплеухой хвостом.

— Ну, да, до тебя мне было далеко! Ты не могла пройти мимо ни одного куста, не застряв в нём. Помню, как...

— У нас нет времени на россказни! — быстро прервала его Белка. — Мы собираемся на Совет, или нет?

Коты Грозового племени следовали по береговой линии, пока не достигли ручья, обозначающего границу с племенем Ветра. Ежевичная Звезда внимательно приглядывал за учениками, чтобы убедиться, что те без проблем перепрыгнут неширокий, но крутой поток.

— Ух ты, мы на территории племени Ветра! — воскликнул Каплелап, приземлившись.

— А что случится, если патруль племени Ветра заметит нас? — спросила любопытная Янтарка. — Мы будем драться? У меня есть замечательный приём!

— Нет, мы не будем драться, — спокойно ответила её Пеплогривка. Земли в трёх лисьих величинах от озера не принадлежат ни одному племени, так что мы обладаем правом безопасного прохода до тех пор, пока не ловим здесь добычу.

— Но что насчёт уровня воды? — заметил Каплелап. — Озеро заглотило нейтральную территорию!

Ежевичная Звезда осознал, что ученик говорит правду. Если судить по тому, что, как он полагал, было травянистым склоном, а судить было непросто, учитывая, что на открытых пустошах меток было совсем немного, то они уже находились за пределами границы, проходившей на расстоянии трёх лисьих величин от воды.

Пять учеников прижались друг к дружке, испуганно оглядывая остальную территорию племени Ветра.

— Мы всё-таки не сможем пойти на Совет, — мяукнула Зернолапка, разочарованно уронив хвост наземь.

— Мы с Кувшинкой пропустили его и прошлой луной. Так не честно!

— Ну разумеется мы сможем пойти! — уверила её Пеплогривка. — Мы отмеряем нейтральные территории от кромки воды, где бы она ни начиналась.

Убедившись, что ученики этого не видят, кошка неуверенно обернулась к Ежевичной Звезде. Тот кивнул, надеясь в душе, что племя Ветра согласится с этими выводами.

О других котах не было ни слуху, ни духу, пока Грозовое племя не приблизилось к дальнему рубежу. Именно тогда воины племени Ветра показались из-за горного хребта, их силуэты слабо вырисовывались на фоне почерневшего небосклона. Их предводитель, Однозвёзд, был в нескольких шагах впереди остальных со своим новым глашатаем, Крольчишкой, аккурат позади него.

Ежевичная Звезда видел, с какой едва скрываемой враждебностью загорелись глаза воителей племени Ветра, стоило им заметить Грозовых котов. Он предположил, что они вспомнили недавнее столкновение у ручья, и почувствовал, как невольно ощетинился в ответ. Он решительно зашагал вперёд, пока не оказался лицом к лицу с Однозвёздом.

— Приветствую, Однозвёзд! — мяукнул он. — Прекрасная ночь для Совета.

— Приветствую вас, Ежевичная Звезда! — ответил Однозвёзд, коротко кивнув.

Тут он обратил внимание на толчки и рыки, раздавшиеся позади. Ежевичная Звезда обернулся и увидел, как коты племени Ветра теснили его соплеменников к воде. Черешня поскользнулась на влажной гальке и чуть не потеряла равновесие. Грозовой предводитель почувствовал, как встаёт дыбом шерсть на его загривке, и понимал, что, несмотря перемирие, дело клонилось к драке. «Что племя Ветра пытается доказать?»

— Прошу вас, Однозвёзд... — проговорил он, из последних сил сохряняя спокойствие в голосе. — Пусть ваши воители отправятся впереди. Вода так высоко, а мы же не хотим ненужных происшествий.

— Благодарю вас, Ежевичная Звезда! — Однозвёзд поклонился и, дав сигнал своим воителям хвостом, добавил. — Следуйте за мной.

Недовольные возгласы раздались из толпы Грозовых котов, когда племя Ветра засеменило вдоль побережья озера.

— Если он ищут неприятностей, мы готовы им их предоставить! — прорычал Терновик.

— Не будь мышеголовым! — шикнула на него Белка. — Нанесёшь первый удар, и тогда мы окажемся племенем, нарушившим перемирие. Кроме того, мы находимся на их территории. Тут не время и не место отстаивать свою честь.

Дожидаясь, пока пройдут коты племени Ветра, Ежевичная Звезда заметил две пары глаз, сиявших выше по склону, по другую сторону границы. Он всмотрелся сквозь сумрак, но так и не смог разобрать, кому эти глаза принадлежали.

— Ромашка! — позвал он, обернувшись к своим котам.

Кошка со шкурой кремового цвета скользнула мимо соплеменников и подошла к предводителю. Она нечасто посещала Советы, и то, что её позвали вперёд, застало кошку врасплох.

— Посмотри туда, — прошептал Ежевичная Звезда, указав хвостом на место, где по-прежнему сияли глаза. — Ты знаешь, кто это?

Ромашка сделала глубокий вдох, распробовав запахи в воздухе.

— Дымок! — воскликнула она, назвав имя кота, который был ей другом, когда она жила вместе с ним у места с лошадьми. Ежевичная Звезда был не в силах сосчитать, сколько лун миновало с тех пор, как кошка виделась с ним в последний раз, но, очевидно, она его не позабыла. — Эй, Дымок, это я! — пропела она, подняв голос.

В тот же миг глаза пропали.

— Интересно, почему он не хочет со мной поговорить? — промяукала Ромашка, расстроенно опустив хвост.

— Я бы на твоём месте не беспокоился об этом, — ответил Ежевичная Звезда, положив хвост на плечо Ромашки. — Его, скорее всего, спугнула наша внушительная толпа.

— Думаю, да, — согласилась Ромашка.

Как только коты племени Ветра скрылись в сумерках, Ежевичная Звезда повёл своё племя по топкой земле, пока они не достигли моста из дерева, который соединял берег с островом. Вода стояла столь высоко, что озёрные волны то и дело лизали нижнюю поверхность ствола. Черешня перебралась на другую сторону первой, даже не взглянув на озеро внизу. Остальной патруль устремился за ней. Ежевичная Звезда не сводил глаз с учеников, но с тех пор, как Снеголап чуть не утонул, они все были очень осторожны, ступая лапами точно по центру древесного ствола, хоть все пятеро еле сохраняли спокойствие в предвкушении Совета.

Ежевичная Звезда стал впереди процессии, когда та начала пробираться сквозь заросли на поляну в центре острова. Широко раскинувшиеся ветви Великого Дуба отбрасывали тонкие чёрные тени по всей поляне, сиявшей в лунном свете. Остальные три племени уже прибыли, собравшись полукругом в форме рыбы на открытой местности.

Коты племени Ветра ютились сбоку от остальных, одаряя недружественными взглядами остальные племена, словно не доверяя ни одному коту в его намерениях соблюдать перемирие.

— По крайней мере, у них проблемы не с одними нами, — пробормотал Бурый на ухо Ежевичной Звезде.

— Да, это несколько обнадёживает, — шепнул предводитель в ответ.

Окинув взором поляну, он понял, что племя Ветра было не единственным сидевшим, словно на иголках. Племя Теней тоже не находило себе места, но его коты были разделены на множество перешёптывающихся группок, а не собраны вместе в кучку. Ежевичная Звезда задумался, неужто старость и дряхлость Чернозвёзда не позволили ему свести племя воедино после Великой Битвы, и не ожидали ли некоторые Теневые коты нового предводителя, молодого и сильного.

— А что это с Речным племенем? — пробормотала Белка.

Обычно гладкошёрстые коты выглядели нервно и задёрганно. Они столпились вокруг своего предводителя, Невидимой Звезды. Некоторые из них хромали или старались не наступать на определённые лапы, на которых виднелись следы от вырванных с мясом когтей. «Во имя Звёздного племени, чем они занимались, что оказались в таком ужасном состоянии?» Любопытство Ежевичной Звезды только увеличилось, когда он обратил внимание, что следы тяжёлого физического труда были особенно заметны на самых могучих Речных воителях.

— Что-то нехорошее, это точно, — пробормотал он в ответ.

Невидимая Звезда оставила соплеменников и проследовала по поляне к Великому Дубу, затем запрыгнула на его ветви. Ежевичная Звезда понял, что пришло время начинать Совет. Он протолкнулся сквозь толпу котов и присоединился к Невидимой Звезде на дереве.

Белка последовала за ним и уселась с прочими глашатаями на корнях дуба, а целители собрались неподалёку от них. Однозвёзд запрыгнул на дерево и оказался рядом с Ежевичной Звездой, а Чернозвёзд остался на земле. Ежевичная Звезда напрягся. Неужели предводитель племени Теней собирался оставаться там каждый Совет?

Чернозвёзд дождался, пока остальные коты найдут себе место, а затем провозгласил.

— Давайте помянем павших. — Неловкая тишина повисла над поляной. Кот продолжил. — От племени Теней: Красногривка, Рванохвост, Жабник, Крысопят, Скворцепёр, Оливница, Яблочник, Кедровник, Алоцветик и Ласочка. От Грозового племени: Огнезвёзд, Остролистая, Кисточка, Тростинка, Медуница, Лисохвост. От племени Ветра: Хмуролика, Совка, Двоехвостка, Чертополох...

Ежевичная Звезда недовольно подёргивал хвостом. «Разве не я должен зачитывать имена от Грозового племени, а Однозвёзд поминать своих соплеменников из племени Ветра, если нам вообще нужно это делать?»

На первом Совете после Великой Битвы Чернозвёзд предложил зачитать имена котов, которые пали. Тогда это казалось уместным, но Ежевичная Звезда не был уверен, что им было нужно каждый Совет начинать подобным образом. Он почувствовал, что остальные предводители разделяли его беспокойство, и, когда Чернозвёзд принялся зачитывать имена от Речного племени, Невидимая Звезда выпрямилась и грациозно прошлась вперёд по своей ветке.

— Чернозвёзд! — прервала она его, повышая голос. — Никто из нас не позабыл соплеменников, которых мы потеряли из-за Сумрачного Леса. Позволь нам поминать своих павших самостоятельно. С каких это пор ты говоришь за нас всех?

Глава 5

Чернозвёзд взглянул на предводителя племени Ветра, и Ежевичная Звезда заметил неприкрытый ужас в его глазах, было ясно, что он пребывал в шоке.

— Эти коты по-прежнему среди нас, смотрят на соплеменников, которых они спасли ценой своей жизни! — запротестовал Чернозвёзд. — Мы обязаны почтить их память!

— Но Чернозвёзд, — смягчила голос Невидимая Звезда. — Жизнь идёт своим чередом, словно сезоны, сменяющие друг друга. Мы же не перечисляем каждый кусочек добычи, съеденный прошлой луной, и не пересчитываем каждый опавший листик.

— Наши соплеменники — не добыча и не листья! — вскрикнул Чернозвёзд, рассвирепев пуще прежнего.

— Я не это имела в виду... — начала было Невидимая Звезда, но тут же ее голос утонул в море возгласов, доносившихся с поляны. Племя Теней выражало поддержку своему предводителю, но многие коты других племён были столь же недовольны перечислением павших, сколь и Ежевичная Звезда.

— Почему это мы не можем сами поминать своих мёртвых? — зароптал Белохвост.

— И почему это только Чернозвёзду дано право говорить? — поддержал его Грач из племени Ветра.

Ежевичная Звезда вскочил на лапы и замахал хвостом, призывая к тишине. Такими темпами недалеко было до нарушения перемирия.

— Я согласен с Невидимой Звездой, — промяукал он, когда, наконец, смог расслышать свой голос сквозь шум притихшей толпы. — Каждому племени должно быть позволено поминать павших так, как оно само посчитает правильным.

Шерсть на загривке Чернозвёзда встала дыбом, а губы скривились в устрашающем оскале.

— Ты слишком быстро позабыл, как мы сражались против Сумрачного племени бок о бок, единым племенем!

— Но сейчас мы не единое племя! — напомнил ему Ежевичная Звезда. — Нас четыре племени, как раньше.

Чернозвёзд резко развернулся и захромал прочь от Великого Дуба.

— Моё племя не собирается выслушивать, как ваши племена оскверняют память наших павших! — шипел он. — Вы все в неоплатном долгу перед ними, так же, как и мы!

В тот же миг его глашатай, Рябинник, спрыгнул со своего места на корнях дуба и догнал предводителя.

— Чернозвёзд, прошу, вернись! — уговаривал кот. — Никто не хотел проявить к нам неуважение. Времена меняются, вот и всё. — Когда Чернозвёзд остановился и неуверенно обернулся к глашатаю, тот продолжил: — Каждое племя предстало перед новыми напастями, и ничто не остаётся неизменным навсегда. Взгляни на племя Теней: мы уже не те слабые и сломанные коты, какими были после Битвы. Напротив, мы стали племенем, за которое ты можешь по праву гордиться. Этим мы обязаны тебе, наш предводитель.

После длительной паузы Чернозвёзд развернулся и вскарабкался на Великий Дуб, заняв положенное место с другими предводителями. Ежевичная Звезда выискал в толпе свою сестру, Рыжинку, и, встретив её взгляд, кивнув в знак одобрения мудрых и взвешенных речей Рябинника. Зелёные глаза Рыжинки сияли гордостью за своего друга.

— Благодарю тебя, Чернозвёзд! — мяукнула Невидимая Звезда, склонив голову перед предводителем племени Теней. — Можешь быть уверен, что все племена будут поминать своих павших столь долго, сколько простоит этот лес. — Подняв глаза к звёздам, она продолжила: — Предки всех племён, взгляните вниз, на нас, и проведите наши племена через тяжкие дни, которые всех ожидают. Примите новых звёздных воителей в свои ряды и сохраняйте светлую память о них в наших умах! Мы будем чтить их, как и всех вас, отныне и навсегда!

— Да будет так! — Общий возглас пронёсся по поляне, словно лёгкий бриз сквозь свежую траву. Коты все, как один, склонили головы перед молитвой Невидимой Звезды.

— Итак, — продолжила Невидимая Звезда, оживившись. — Уж полночь близится, а мы ещё не начали. Я буду первой, вы не против? — Она на миг обернулась к другим предводителям, а затем заговорила. — Нам пришлось перенести наш лагерь несколько подальше от озера из-за поднявшейся воды. Но нет худа без добра: запасам рыбы нет конца и края.

Ежевичная Звезда встретил взгляд Белки, сидевшей снизу. «Так вот, почему воители Речного племени выгладят такими усталыми и невыспавшимися, и почему у них всех лапы сбиты».

— И у нас в Речном племени появились новые котята, — сказала Невидимая Звезда, удовлетворённо вильнув хвостом. — Лепестянка дала жизнь кошечке и двум котикам.

Ежевичная Звезда приметил в толпе бурого полосатого воителя по имени Просвирник, распушившегося от самодовольства на этих словах. «Видимо, он их отец».

Пока остальные коты бормотали поздравления, Невидимая Звезда сделала шаг назад.

— Желаешь ли ты выступить следующим, Чернозвёзд?

Предводитель племени Теней поднялся на лапы. Ежевичная Звезда отметил, что он выглядел более старым, чем когда-либо, седой, как кость на фоне тёмных веток.

— Племя Теней набирает мощь и процветает! — провозгласил он. — У Снежинки три котёнка, все девочки.

Он плюхнулся обратно на ветку, а на поляне внизу Углехвост напустил на себя спесивое выражение морды, лизнув лапу и проведя ей за ухом.

Однозвёзд выпрямился.

— Охота в племени Ветра невероятно удачная, — рассказал он. — Птицы возвращаются вглубь материка со стороны Места-Где-Тонет-Солнце, гонимые ветрами. Они крайне неуклюжи при посадке на траву, что делает их лёгкой добычей. И хотя у нас пока нет новых котят, мы ожидаем добрых вестей со дня на день.

Он перевёл взгляд на Осоку, которая смущённо лизнула грудку разок-другой и прильнула к своему другу, Золопяту.

Ежевичная Звезда на покалывающих от волнения подушечках лап дошёл до края своей ветви и окинул взглядом собравшихся. «С чего это остальные предводители так разошлись про новых котят? Юные Листья едва начались, времени наполнить детскую ещё вдоволь».

— Мы занимаемся укреплением границ, — объявил он, дёрнув кончиком хвоста. «Да-да, я к вам обращаюсь, племя Теней и племя Ветра!» — И пятеро новых учеников приступили к тренировкам: Кувшинка, Зёрнышко, Янтарка, Снеголап и Каплелап. Кувшинка и Зёрнышко обучаются уже на протяжении трёх лун, но это их самый первый Совет. Все они учатся быстро, воители из них выйдут, хоть куда!

— Кувшинка!

— Зёрнышко!

— Янтарка!

— Снеголап!

— Каплелап!

Когда их имена кричали в небо, сверкавшее многообразной звёдной россыпью, пятёрка молодых котов выпрямилась, их глаза засияли гордостью. Ежевичная Звезда вздрогнул, когда холодный ветер раскачал ветвь под ним, да так, что сам Великий Дуб заскрипел. Маленькое облачко пятнышком пронеслось на фоне луны, лишь на мгновение потревожив серебристое сияние, которым ночное светило озаряло остров.

— Совет окончен! — возвестил Однозвёзд.

Коты на земле принялись разбиваться по маленьким группкам. Когда Ежевичная Звезда соскочил с дерева, он застал Белку, косо смотревшую на Когтегрива и Крысоуса из племени Теней, которые болтали с Черешней и Искрой.

— Ты похожа на ястреба, приметившего себе ужин, — мяукнул он, скользнув сквозь толку котов и оказавшись сбоку от кошки. — Просто Когтегрив и Крысоус дружелюбные.

— Некоторым котам я никогда не смогу доверять! — прорычала Белка.

— Они тебе не соплеменники, тебе не нужно доверять им, — пробормотал Ежевичная Звезда. — Но нельзя просто так брать и плодить себе врагов на основании ошибок, которые коты допустили в прошлом.

— А мне можно, — фыркнула Белка.

Ежевичная Звезда даже не пытался спорить. Он понимал, что понадобится гораздо больше времени, чтобы его глашатая сумела, наконец, побороть недоверие по отношению к котам, которых соблазнили воители Сумрачного Леса. Он и сам содрогался при одной мысли о том, что натворили некоторые из его соплеменников. «Некоторые раны зарастают медленнее прочих». Вместо этого он поискал взглядом свою сестру, Рыжинку, и обнаружил её, пробирающуюся через толкучку своих соплеменников в его сторону.

— Привет! — заурчала она, потершись носиком о кота. — Я так рада тебя видеть, Ежевичная Звезда!

— И я тебя, — ответил ей Ежевичная Звезда. — Рябинник отлично управился с Чернозвёздом.

— Знаю, — кошка заурчала пуще прежнего. — Рябинник просто умничка!

— И из него выйдет прекрасный предводитель, — продолжил Ежевичная Звезда. — Недолго ждать осталось.

В тот же момент шесть на загривке Рыжинки приподнялась.

— Ты что, намекаешь, что Чернозвёзд уже слишком стар, чтобы вести нас за собой? — возмутилась она. — Если так, то ты ошибаешься! Чернозвёзд в полном порядке!

— Ну ладно, ладно, — Ежевичная Звезда попятился назад. — Смотри, из шкуры не выпрыгни, свирепая воительница!

Рыжинка рассекла хвостом воздух, а затем прижалась мордой к плечу брата.

— Береги себя, ты, бестолковый комок шерсти! — промяукала она, а затем развернулась и воссоединилась с соплеменниками.

Ежевичная Звезда обратил внимание на Когтегрива, который всё ещё разговаривал с Искрой, хотя Черешня и Крысоус уже нашли себе другую компанию. Сгорая от любопытства, он приблизился к ним на расстояние, на котором мог слышать их разговор.

— А где Голубка? — спросил Когтегрив.

Выражение лица Искры сменилось на беспокойство. Отрешённым тоном она ответила:

— Она в лагере.

— Со Шмелём? — спросил Когтегрив и завертел головой, словно разыскивая бледно-серого кота.

— Не вижу, каким образом это должно тебя касаться, — отрезала Искра.

Ежевичная Звезда задумался, к чему Когтегриву могла понадобиться Голубка. Коты в других племенах так и не узнали об особых силах Троицы, так что он не мог попросить её увидеть что-то вдалеке. Этот маленький разговор напомнил Ежевичной Звезде, почему племена необходимо держать порознь. Он всегда сохранит гордость за котов, которые были готовы выступить вместе, чтобы сразиться с Сумрачным Лесам. «Сражаться бок о бок с ними было для меня честью, но эти времена миновали. Нам необходимо укрепить границы как на наших территориях, так и незримые границы, лежащие между самими котами».

На своём пути через поляну он остановился поболтать с Острохвостом, старейшиной Речного племени, который принялся рассказывать ему длинную и запутанную историю о поимке рыбы. «Может, стоит как-нибудь познакомить его с Пурди», — подумал Ежевичная Звезда. От рассказа его отвлёк острый укол в бок. Обернувшись, он увидел Белку.

— Ты должен отдать сигнал к отходу, — прошептала она. — Племя Ветра и племя Теней уже ушли.

Прилив стыда волной накрыл Ежевику. «Я и забыл, что это теперь моя работа!»

— Ты теперь предводитель! — мягко задирал его Острохвост. — Теперь за тобой все тяжкие решения. Повезло, что у тебя есть Белка, которая не даст тебе отлынивать!

— Повезло, уж точно, — охотно согласился Ежевичная Звезда. Наблюдая, как она шустро собирала в организованную колонну Грозовое племя, он добавил про себя: «Я бы пропал, не будь она моим глашатаем».

Ежевичная Звезда воротился в лагерь с рассветным патрулём как раз тогда, когда солнце разогнало остатки утренней дымки. «Впереди очередной тёплый денёк», — подумал он.

Когда он пробрался сквозь папоротники, предводитель к своему удивлению обнаружил Ромашку, встревожено слонявшейся из стороны в сторону перед детской. Как только она увидела его, тут же подбежала невстречу.

— Ежевичная Звезда, я так беспокоюсь! — вскрикнула она.

— Что стряслось? — спросил Ежевичная Звезда, опустив хвост на плечо кошки.

— Я всё о Дымке и Флосси у места с лошадьми, — ответила Ромашка. — Я думала, Дымок поджидал нас, когда мы ходили на Совет, но был слишком напуган, чтобы подойти и поговорить.

— Он мог просто смотреть, — ответил Ежевичная Звезда, сомневаясь.

— Да ну, зачем ему это? — возразила Ромашка, нетерпеливо перебирая лапами землю. — Эти коты держатся поодаль от племён и их забот. Прошу, Ежевичная Звезда, позволь мне сходить на лошадиное место и удостовериться, что всё в порядке.

Ежевичная Звезда помялся какое-то мгновение, всматриваясь в глаза Ромашки и выискивая в них неподдельный страх за своих друзей.

— Хорошо, но я иду с тобой.

— Ты не обязан! — сказала Ромашка. — Ты — предводитель Грозового племени. У тебя наверняка есть дела поважнее.

— Это может быть ничуть не менее важным! — настаивал Ежевичная Звезда. — Мы выступаем после того, как солнце достигнет зенита.

— Благодарю тебя, Ежевичная Звезда, — проурчала Ромашка, посмотрев на кота с благодарностью.

Когда она скрылась обратно в детской, Крутобок присоединился к Ежевичной Звезде.

— Чего хотела Ромашка? — спросил серый воитель. Он очень удивился, когда Ежевичная Звезда объяснил ему, что к чему. — Она хочет отправиться обратно к месту с лошадьми? Думаешь, она подумывает оставить Грозовое племя? — Он испустил разочарованный выдох. — Наверное, Великая Битва оставила на ней слишком сильный отпечаток.

— Это было уже несколько лун тому назад, — заметил Ежевичная Звезда. — Если бы Ромашка была напугана, она тогда бы и ушла.

— Может быть, это потому что детская пуста, — предположил Крутобок, указав хвостом на опустевшую палатку, опутанную ежевикой. — Может быть, Ромашка не чувствует себя необходимой племени, раз нет ни котят, ни королев, за которыми она могла бы ухаживать.

Ежевичная Звезда вонзил когти в землю.

«Ну почему всякий только и говорит нынче, что о котятах?»

— Дождись, пока Юные Листья наступят во всей своей красе, — мяукнул он. — Тогда детская снова наполнится жизнью. — Он с надеждой во взгляде обернулся в сторону Милли, которая поедала воробья у кучи свежей дичи. — Я, правда, не надеюсь...

— Нет, от нас котят не жди, наше время уж миновало, — задорно ответил Крутобок, покачав головой. — На эту работёнку наберётся достаточно котов помоложе.

«Тем не менее, ни одна кошка не ожидает котят», — мрачно рассуждал Ежевичная Звезда.

Солнце как раз миновало точку зенита, когда Ежевичная Звезда и Ромашка вышли в путь к кромке озера. «Её лапы стёрлись после похода на Совет, — подумал он. — Она не привыкла путешествовать так далеко за пределы ущелья».

— Ты уверена, что не хочешь отложить это на другой день? — спросил он.

— О, нет, я буду в порядке! — заверила его Ромашка. — Я не хочу больше ждать, я должна увидеть Дымка и Флосси!

На берегу озера Ежевичная Звезда обнаружил Искру, Долголапа и Белолапу, которые отрабатывали боевые движения со своими учениками. Когда он и Ромашка подошли ближе, три молодых кота нырнули в подлесок, росший вокруг камней.

«Что они затеяли?» — задумался Ежевичная Звезда.

Внезапно Янтарка и Каплелап выбросились из зарослей и накинулись на Ромашку. Она издала испуганный вопль, её лапы потеряли равновесие, и кошка свалилась наземь, продолжая содрогаться.

— А ну слезьте с неё, вы, безмозглые клубки меха! — зарычал Ежевичная Звезда, схватив Янтарку за загривок и подвесив её в воздухе, а Каплелапу отвесив суровую оплеуху задней лапой. — Вы что, решили, это какая-то игра?!

Три наставника подбежали к месту происшествия, а Снеголап выполз из кустов, с облегчением осознав, что на этот раз в беду попал не он.

— Мы практиковали засаду! — мяукнула Янтарка.

— Вы же не слышали, как мы окружили вас, не так ли? — добавил Каплелап.

— Вы совсем мышеголовые? — прошипела Белолапа. — Вам должно быть стыдно нападать на неготовую кошку, да ещё и на ту, что вам не угрожала!

— Именно! — согласился Долголап, наградив Янтарку увесистым подзатыльником. — Научитесь распознавать настоящего врага!

— Мне очень жаль, — промяукала Белолапка, обернувшись к Ромашке, которая села, растерянно смотря по сторонам. — Ты в порядке?

— В полном, — ответила Ромашка, отряхнув шкуру от грязи, а затем вылизавшись по-быстрому, чтобы пригладить взъерошенную шкурку.

Искра ткнула лапой в обоих учеников.

— Извиняйтесь, немедленно!

Ученики тревожно переглянулись. «Ромашка помогала растить их, когда они были в детской, — припомнил Ежевичная Звезда. — Она — последняя кошка, которой они хотели бы нарочно навредить».

— Нам очень жаль, — промяукал Каплелап, уткнувшись в плечо Ромашки. — Мы искупим свою вину перед тобой!

— Я попозже поймаю полёвку и принесу её в детскую, — пообещала Янтарка. — Я знаю, что они — твои любимые!

— А я соберу немного молодых перьев и сделаю тебе мягкое-мягкое гнёздышко, — добавил Каплелап.

Ромашка успокоила обоих юных котиков, признательно лизнув каждого за ушками.

— Всё в порядке, — сказала она. — Я понимаю, что вы всего лишь тренировалось. Но полёвку и гнёздышко я буду ждать!

— Они не хотели тебя перепугать, — мяукнул Ежевичная Звезда, когда он с Ромашкой продолжил путь к ручью, отмечавшему рубеж их территории.

— О, я знаю! — ответила Ромашка, махнув хвостом. — Все ученики время от времени усердствуют слишком сильно. Но нападение у них получилось на ура!

Ежевичная Звезда одобрительно заурчал, восхищаясь Ромашкой, которая не только смогла быстро оправиться, но и открыто высказывала восхищение учениками, которые только что чуть не напугали её до смерти. «Сколько всего она сделала для котят в детской!» — подумал он. Кот вспомнил слова Тростинки, когда она вручала ему одну из девяти жизней. Она напутствовала его всегда ценить кошек, благодаря которым племя получало пополнение и растило его. «Она была права. Ромашка достойна не меньшего почёта и уважения, чем любой другой воитель».

Почувствовав прилив оптимизма, он шустро перескочил пограничный ручей и продолжал набирать скорость, пока не поравнялся с берегом на открытом участке пустоши. Ромашка спешила за ним, но очень быстро отстала. Ежевичная Звезда притормозил и стал ждать, пока она нагонит.

— Прости! — просипела она. — Я к такому не привыкла. Может, мне стоит почаще выходить на пробежку.

Ежевичная Звезда дал ей перевести дух и сбавил ход, пока они не достигли болота; оттуда они последовали вдоль границы с племенем Ветра вверх по склону, покуда не добрались до ограды вокруг пастбища. Ромашка прижалась к земле и скользнула под ней. Когда Ежевичная Звезда последовал за ней, он почувствовал, как земля заходила ходуном. Подняв глаза, он увидел трёх гигантских лошадей, скачущих через всё поле в их сторону. Он пригнулся и поджал хвост, ожидая, что одна из этих здоровых ног вот-вот приземлится на него и раздробит ему кости, размазав остатки кота по траве.

— Не бойся! — позвала его Ромашка. — Даже я могу бежать быстрее, чем они. Следуй за мной.

Ежевичная Звезда поднялся на лапы и встряхнул шкурку, сгорая от стыда. Он последовал за Ромашкой: они скользили вдоль ограды в сторону ряда кустов. Они выглядели слишком толстыми, чтобы сквозь них было возможно продраться, вдобавок, Ежевичной Звезде не давала покоя громогласная поступь коней, приближающаяся всё ближе, словно раскаты надвигающейся грозы. Но Ромашке хладнокровно нырнула в узкий лаз между двумя витиеватыми кустами и скрылась из виду. Ежевичная Звезда протиснулся за ней, чувствуя, как шипы всё глубже впиваются в его шкуру с каждым последующим толчком. Мгновение погодя он выскочил на поляну с противоположной стороны. Топот копыт позади затих, и кот услышал, как лошади свирепо зафыркали.

Он заметил, что его шкура топорщилась от страха, и усилием воли пригладил её. Ромашка наблюдала за ним с потешной искоркой в глазах.

— Тут у нас другие разновидности опасностей, — прокомментировала она. — Котов Сумрачного Леса встретишь редко, зато живых коней — хоть каждый день!

— И правда, — проворчал Ежевичная Звезда. — Показывай дорогу, Ромашка.

Когда они устремились к небольшому деревянному амбару, Ежевичная Звезда заметил Дымка, наблюдавшего за ними со своего насеста на вершине забора. Его глаза засияли от восторга, он стремглав соскочил вниз и потёрся носом к носу с Ромашкой.

— Я так рад тебя видеть! — проурчал он. Обернувшись к Ежевичной Звезде, он заговорил гораздо осторожнее. — Я уже тебя где-то видел, да? — мяукнул он. — Ты тогда, кажись, был ещё совсем молодым.

— Он теперь предводитель племени! — сказала Ромашка серо-белому коту.

— Да ну? — равнодушно бросил Дымок.

— А где Флосси? — спросила Ромашка, оглядевшись вокруг. — Не могу дождаться снова увидеться с ней.

— Флосси погибла… — ответил кот дрожащим голосом, склонив голову.

— О, нет! — воскликнула Ромашка. — Как это произошло?

— Она подхватила зелёный кашель, — объяснил Дымок. — Двуногие пытались лечить её, но без толку.

Несколько мгновений Ромашка была настолько расстроена, что не могла вымолвить ни слова. Она выпустила когти на передних лапах и вонзила их в почву. Дымок прижался к ней сбоку.

— Если хочешь, могу показать, где она захоронена, — мяукнул он.

Ромашка молча кивнула. Ежевичная Звезда следовал в двух шагах позади них. Пара обошла амбар и остановилась у небольшой кучки свежей земли.

— Пип захоронен здесь же, — сказал ей Дымок. — Помнишь пёсика? Такой маленький надоедливый паршивец, теперь его тоже нет, и я по нему немного скучаю.

— Сколько всего произошло! — вздохнула она, обернувшись к одиночке с растерянным взглядом. — А я была всего лишь в полудне пути от вас. Как я могла этого не знать?

— Насколько мне известно, мне не будут рады ни в лесу, ни на пустошах, — пожал плечами Дымок. — Кроме того, Ромашка, ты сама приняла решение покинуть нас. Мы уважаем твой выбор.

На секунду Ежевичной Звезде показалось, что Ромашка пожалела и готова была раскаяться в своём выборе. Однако, движение на границе его поля зрения отвлекло кота от размышлений. Он обернулся и увидел, как с другой стороны амбара появилась молодая кошка, её черепаховатая с белым шкура сияла в солнечных лучах.

— Ты здесь новая, — сказала Ромашка, когда пришедшая кошка приблизилась. Её голос готов был сорваться, а шерсть на загривке приподнялась. — Кто ты такая?

— Это Кориандр, — мяукнул Дымок, потеревшись шкуркой о черепаховатую кошку. — Она теперь вместо Флосси. Мышек ловить умеет, и ещё кое-что!

— Вместо Флосси? — Гнев Ромашки рос с каждым словом. — Как какая-то кошка может быть вместо Флосси?

Ежевичная Звезда опустил кончик своего хвоста на её плечо, пытаясь мягко успокоить ей, приговаривая, что горячиться нет нужды. Ромашка, похоже, согласилась, и сделала глубокий вдох.

— Приветствую, — мяукнула она, склонив голову перед Кориандр.

Молодая кошка не ответила взаимностью.

— Вы, видать, из тех чудиков, живущих в лесу, — сказала она. — Что вы здесь делаете?

— Пришли в гости, — ответила Ромашка сквозь сжатые зубы. — Это вы смотрели на нас, когда мы шли на остров прошлой ночью? — спросила она Дымка.

— Ага, Кориандр хотела посмотреть на знаменитых лесных котов, а я знал, что вы ходите на этот остров каждой ночью полной луны, так что мы залегли и стали ждать.

— Вам стоило подойти и поговорить с нами, — мяукнула Ромашка.

— Ну... — Дымок почесал травку под своими лапами, замявшись. — Мы не хотели вас отвлекать от чего-то важного.

— Ясно. — Плечи Ромашки опали. Ежевичная Звезда видел, что этот поход обернулся для неё не тем, чего она ожидала. — Я полагаю, нам пора уходить.

— Не хотите зайти осмотреть амбар изнутри? — спросил Дымок. — Можете поохотиться, если хотите.

Ромашка не горела особенным энтузиазмом, но всё же последовала за Дымком и Кориандр ко входу в амбар. Ежевичная Звезда засеменил аккурат позади неё. Внутри эта палатка размером с неплохую рощу была тёплой и затхлой. Амбар оказался гораздо меньше аналогичной постройки, в которой жили Ячмень и Горелый у старого леса, но пах точно так же: пылью и мёртвой травой вперемешку с манящими ароматами добычи. Золотистые пылинки витали в лучах солнечного света, пробивавшихся сквозь дыры под самой крышей. Возня в кучах сена указывала на присутствие мышей, так что у Ежевичной Звезды рот наполнился слюной.

— Всё изменилось, — заметила Ромашка. — Раньше у тебя гнездо было вон там.

— Знаю, — ответил Дымок. — Но Кориандр говорит, что вот тут меньше сквозняка. — Он указал на глубокую впадину в стоге сена взмахом хвоста.

— Да, — согласилась Кориандр. — Там тааак удобно!

Ежевичная Звезда увидел, как у Ромашки снова когти выскочили наружу и поспешил подтолкнуть кошку.

— Нам и впрямь пора возвращаться, — мяукнул он.

— Да, у нас там в лагере забот невпроворот.

— Ну, тогда до свидания! — Дымок звучал весьма беззаботно, отпуская Ромашку, и Ежевичная Звезда отметил, что кот не пригласил её навестить амбар ещё раз.

— Будьте осторожны по дороге домой! — добавила Кориандр, сверкнув янтарными глазами. — Кони могут показаться очень страшными, если вы к ним не привыкли.

— У меня с конями нет проблем, благодарю! — отрезала Ромашка, развернулась и вышла из амбара, держа хвост трубой. Издав удовлетворённое урчание, Ежевичная Звезда последовал за ней.

По дороге домой через территорию племени Ветра Ромашка была непривычно молчаливой.

Ежевичная Звезда рассудил, что он должен что-нибудь сказать.

— Всегда тяжело возвращаться назад… — начал он, посочувствовав кошке.

Ромашка остановилась и уставилась на него.

— Я не желала возвращаться назад! — возразила она. — Не навсегда. Я знаю, что ныне моё место в Грозовом племени, просто я не ожидала, что всё так сильно изменится. Почему я не знала, что Флосси умерла? Неужели Дымок уже успел выбросить её из головы, благодаря Кориандр? Я думала, он любил Флосси!

На мгновение образ Белки мелькнул в сознании Ежевичной Звезды. Она стояла в ущелье в окружении трёх лохматых котят, пытаясь уговорить их съесть кусочек полёвки.

— Мы хотим молока! — пищала кошечка, чёрная, как ветви тиса.

— А не эту гадость! — вставил золотой котик в полосочку, отпихнув полёвку маленькой лапкой.

— Она воняет поганым местом! — прощебетал самый маленький котик, чей серый пушок сливался со скалами позади него.

— Ничем таким она не пахнет! — огрызнулась Белка. Она подняла глаза и встретила взгляд Ежевики. Она была взъерошена, её шкура давно не вылизывалась, а глаза затянуло пеленой изнеможения, но так, как в этот миг, он никогда не любил её.

— Всё племя решит, что я пытаюсь отравить их! — прошептала она ему.

— Ты — прекрасная мать! — уверил её кот, подмигнув. — И однажды все это поймут.

Камень, попавший под лапу Ежевичной Звезды, вернул его к действительности. Сбоку от него шла Ромашка, переполненная горем: она оплакивала потерю своей подруги.

— Ничто не остаётся неизменным, — сказал ей Ежевичная Звезда, потеревшись мордой о её ухо. «Как бы сильно ты этого ни хотел».

Глава 6

На следующий день после похода на пастбище погода резко переменилась. Суровые ветра нещадно гнули древесные стволы и гоняли облака по небу с умопомрачительной скоростью. Лесная почва была усеяна поломанными ветвями, и Ежевичная Звезда не преминул предупредить всех своих воинов, чтобы те не расслаблялись и остерегались падающих деревьев. Пристальное наблюдение за территорией племени Теней не прекращалось, но признаков нарушения границ больше не было.

— Может быть, они уже усвоили урок, — отметил он, проведя патруль через поляну.

— А может быть и так, что они залегли на время и только ждут, когда мы потеряем бдительность, — рыкнул Кротоус, вильнув хвостом.

— Давайте просто насладимся миром между племенами, пока он не нарушен, — посоветовала Песчаная Буря.

Ежевичная Звезда тихо согласился с кошкой. Он устремился вниз по ручью, и вскоре патруль вышел из чащи и оказался на берегу озера.

Пестроцветик вырвалась вперёд и вскочила на валун у края водной глади. Она внимательно присмотрелась к камню под своими лапами.

— Озеро всё ещё поднимается! — объявила она. — Я оставляла метки на этом валуне, поэтому... — Её слова обернулись испуганным воем, когда волна озёрной воды поднялась и накатила на камень. Отступая, волна захватила Пестроцветик с собой и затащила под воду. Кошка замолотила лапами, то и дело поднимая голову над поверхностью воды, но могучие волны продолжали кидать её из стороны в сторону, не позволяя вернуться обратно на берег.

— Пестроцветик! — завопил Кротоус, кинувшись к кромке воды.

— Назад! — резко осадил его Ежевичная Звезда. — Не хватало только, чтобы вас там двое в воде болталось.

— Ежевичная Звезда, сюда, скорее! — раздался голос Песчаной Бури позади него.

Обернувшись, Ежевичная Звезда увидел, как кошка пыталась выволочь увесистую ветку дерева, застрявшую в подлеске на опушке чащи, но витиеватые корни ежевики накрепко опутали её и не желали выпускать.

— Помоги мне вытащить её! — просипела кошка.

Ежевичная Звезда подбежал к ней и схватил ветку в пасть. Совместными усилиями им удалось вырвать её из подлеска. Ежевичная Звезда поволок ветку по гальке в озеро, пока вода не оказалась у него по щиколотку, тогда он отправил один конец в плавание по волнам. Ветку хаотично метало туда-сюда, но Ежевичная Звезда крепко прижал другой конец лапой к камням, чтобы удерживать её в относительном покое.

— Будь осторожен! — окликнула его Песчаная Буря.

Голова Пестроцветик всё ещё регулярно показывалась над поверхностью озера, но до конца ветки дотянуться у неё так не получалось. Ежевичная Звезда отчётливо видел, что её длинный и густой мех промок насквозь и тянул кошку ко дну.

— Кротоус, Песчаная Буря! — крикнул он. — Навалитесь на этот конец. Не дайте ему сдвинуться с места.

Воители вошли в воду и прижали ветвь передними лапами. Ежевичная Звезда взобрался на узкую полоску древесины и принялся пробираться вперёд, балансируя задними лапами и крепко цепляясь когтями передних при каждом новом шаге. Волны хлестали его по бокам, кот ежесекундно ожидал, что озеро вот-вот подхватит его и унесёт в бурлящие воды. Пестроцветик барахталась в хвосте от конца ветки, отплёвываясь и барабаня лапами по воде, продолжая свой неравный бой со стихией, тянувшей её за отяжелевшую шкуру ко дну.

Когда ветвь стала слишком тонкой, чтобы удерживать вес Ежевичной Звезды, кот аккуратно развернулся и вытянул хвост в сторону утопающей кошки.

— Пестроцветик! — закричал он. — Хватайся!

Кошка затрясла головой, чтобы сморгнуть воду, залившуюся ей в глаза, затем сделала отчаянный рывок в сторону Ежевичной Звезды. Тот зажмурился от боли, когда Пестроцветик вонзила зубы глубоко в кончик его хвоста. С расширенными от ужаса глазами она в паническом страхе сжимала челюсти всё сильнее и сильнее. Ежевичная Звезда сделал глубокий вдох и, превозмогая боль, потащил её в сторону ветки, пока несчастная не сумела ухватиться когтями за неё и отпустить хвост кота. Капельки крови рассеялись по поверхности озера и быстро скрылись в глубине.

— Держись! — крикнул Ежевичная Звезда.

Песчаная Буря и Кротоус начали тащить ветку к себе, волоча её на берег до тех пор, пока Ежевичная Звезда, а затем и Пестроцветик не ступили на твёрдую почву. Они захромали прочь от озера и распластались на гальке подальше от кромки воды.

— Благодарю тебя, Ежевичная Звезда! — сказала Пестроцветик, попутно откашливаясь и выплёвывая воду. — Я уж решила, что потону!

Ежевичная Звезда отряхнул шкурку, поднявшись на лапы.

— Тут небезопасно, — мяукнул он. — Я прикажу каждому коту держаться подальше от озера, пока уровень воды не снизится.

— Годная мысль! — согласился Кротоус.

Обернувшись к Песчаной Буре, Ежевичная Звезда продолжил:

— Ты не отведёшь Пестроцветик в лагерь к Воробью, чтобы тот её осмотрел? Мы с Кротоусом сможем самостоятельно закончить патрулирование.

— Я в порядке, — возразила Пестроцветик, с трудом поднявшись на лапы. — Я могу идти дальше.

Ежевичная Звезда замялся. «Интересно, пытается ли она таким образом продемонстрировать свою преданность?» Тут же он осадил себя и отогнал подозрения в скрытых мотивах каждого замеченного в связях с Сумрачным Лесом. Предводитель кратко кивнул.

— Скажи, если захочешь остановиться, — предупредил кот. — Нет нужды стесняться своей усталости после того, через что тебе пришлось пройти.

— Я в полном порядке, — настаивала Пестроцветик. С её шкуры продолжала стекать вода, то тут, то там торчали колючки, но глаза кошки сияли ярким пламенем уверенности.

Ежевичная Звезда вёл свой патруль на безопасном расстоянии от водной глади, а немного погодя и вовсе развернулся, направив котов вглубь территории, вдоль ручья на границе с племенем Ветра. Он приметил патруль Ветра, гнавший по пустоши парочку крупных низколетящих белых птиц. На его глазах два кота взмыли в воздух и чуть не зацепили одну из птиц прямо в полёте. В последний момент та сделал мощный взмах могучими крыльями и рванула прочь, набирая высоту.

— Никогда не видел, чтобы племя Ветра так охотилось! — воскликнула Песчаная Буря.

— Храбрости им не занимать! — поддержал её восхищение Кротоус. — Птицы-то здоровенные!

— Это насколько они должны были изголодать, чтобы пробовать учиться охотиться на такую дичь, — пробормотал Ежевичная Звезда. — Клановые коты ловят птиц подобным образом, но для нас это как-то неестественно.

Свирепый ветер дул с пустошей, неся с собою столько аромата племени Ветра, что он словно заливал собой весь лес.

— Тут бесполезно пытаться определить, нарушили ли они границу! — проворчал Кротоус. — Я ничего, кроме племени Ветра, не чую!

Патруль обновил свои метки, но ветер практически мгновенно сорвал запахи с места и унёс их в лес. Пробираясь сквозь встречные резкие порывы, коты наконец достигли расселины и взглянули на простиравшееся внизу серое вспенившееся озеро. Ежевичная Звезда только сейчас осознал, насколько оно увеличило свои привычные размеры.

— Трудно поверить, что однажды оно было пересохшим, — пробормотала Песчаная Буря.

— Это было во временя Долгой Засухи? — спросил Кротоус. — Пурди как-то начинал рассказывать мне о ней, но так и не рассказал, как вода вернулась.

«Пурди практически никогда не добирается до концовок своих баек», — подумал Ежевичная Звезда, подёргивая усами в усмешке.

— Ну, — начала Пестроцветик, — все племена послали по паре котов в общий патруль, который отправился вверх по пересохшему ручью, пока...

— Кто из котов пошёл от Грозового племени? — перебил её Кротоус.

— Голубка, тогда она, правда, была Голубичкой, и Львиносвет, — ответила Пестроцветик.

Черепаховатая кошка прервала свой рассказ сдавленным визгом, когда огромная белая птица неуверенно пролетела над их головами. Ежевичная Звезда пригнулся, чтобы не получить увесистым крылом по голове. Мгновением позже птица врезалась в куст остролиста и запуталась в ветвях, загнав себя в ловушку.

Ежевичная Звезда помчался к ней бок о бок с Кротоусом. Достигнув куста, он притормозил и позволил молодому воителю добить птицу.

Кротоус нырнул в куст и вонзил зубы в шею птицы. Она перестала метаться и обмякла, Кротоус выбрался из зарослей, волоча свою добычу за собой.

— Отличная работа! — похвалил его Ежевичная Звезда.

— Ты ей все крылья измял, — заметила Пестроцветик, фыркнув. — Стоит быть аккуратнее.

— Да я её только в шею укусил! — зароптал Кротоус.

Присмотревшись поближе, Ежевичная Звезда заметил следы когтей на крыльях и капли крови на белых перьях.

— Должно быть, это — та птица, которую пытались поймать воители племени Ветра, — мяукнул он. — Они её поранили достаточно, чтобы сбить с полёта, но она сумела добраться до нашей территории. — Кот издал удовлетворённое мурчание. — Она станет отличным дополнением к куче со свежей дичью, — добавил он. — Но она такая тяжёлая, что нам потребуется помощь, чтобы оттащить её домой, чтобы мы не повредили её сильнее.

— Эй, что это вы вытворяете? — раздался разъярённый вопль с другой стороны ручья.

Ежевичная Звезда обернулся и увидел Сумеречницу, стоявшую во главе патруля племени Ветра. Её ученик, Ухолап, а также Шиповник стояли аккурат позади кошки.

— Мы её поймали! — прорычала чёрная кошка. — Птица принадлежит нам!

— Вы её не поймали! — сказал Кротоус в своё оправдание. — Я её убил, так что она моя!

— Она была жива, когда попала на нашу территорию, — заметил Ежевичная Звезда. — И это даёт нам право объявить птицу добычей Грозового племени.

— Сюда посмотри! — рыкнула Сумеречника, подняв лапу и продемонстрировав кучку белых перьев, застрявших меж её лап. Все три кота племени Ветра ощетинились от ярости. — Это доказывает, что мы ранили её. Если бы не мы, вы бы никогда не поймали её.

— И мы нуждаемся в ней больше вас, — добавил Ухолап. — Кроликов нынче меньше обычного, так что эти белые птицы всё, что у нас есть.

— Молчи! — прошипела Сумеречница, отвесив ученику подзатыльник.

— У нас добычи вдоволь, — мягко заговорила Песчаная Буря. — Огнезвёзд позволил бы племени Ветра забрать эту птицу.

— Я что, похож на Огнезвёзда? — отрезал Ежевичная Звезда. — Мы честно поймали эту добычу, и теперь она наша!

— Именно, ты совершенно не похож на Огнезвёзда! — пробормотал Шиповник, уловив обрывки разговора.

Ежевичную Звезду захлестнула волна гнева. Схватив белую птицу, он засеменил прочь с ней в зубах, хоть она и была слишком тяжела для него одного, а безжизненные крылья то и дело мешались под ногами. Песчаная Буря и Кротоус поспешили на помощь предводителю, обступив его по бокам, а Пестроцветик поспешила вперёд, чтобы расчистить путь от сучков и обломков веток. Когда они скрылись за деревьями, Ежевичная Звезда всё ещё слышал шипение котов племени Ветра, раздававшееся позади, но он не обращал на него внимания.

— Ты принял верное решение, — заговорила Песчаная Буря, немного погодя. — Теперь ты предводитель, и ты не можешь проявлять слабость перед чужими племенами.

— Как скажешь, — бросил Ежевичная Звезда, пожав плечами. Он размышлял о том, что сказал Ухолап: кролики поредели в племени Ветра, и им пришлось положиться на птиц, которые обычно не встречались на пустошах. «И крылья этих белых птиц пахнул до боли знакомо».

Коты Грозового племени обступили вернувшийся патруль, чтобы подивиться белой птице, которую тот принёс в ущелье.

— Какая здоровенная! — воскликнул Ягодник.

— Никогда я не видала птицу, вроде этой! — мяукнула Искра. — Её хватит на корм целому племени!

— Я её поймал, — объявил Кротоус, самодовольно лизнув гордо расправленные плечи.

— Отличный улов! — С восторгом смотрела на брата его сестра, Вишнегривка. — Эти могучие крылья могли тебя серьёзно побить.

— Ну, это было легче, чем могло показаться, — загадочно промявкал Кротоус.

«Ага, ибо птица была уже подбита и запуталась в кустах», — подумал Ежевичная Звезда, подавив ироничный смех и ничего не сказав. — Пусть Кротоус покупается в славе, так и быть!»

— Белка! — позвал он, поманив хвостом свою глашатаю. Он подвёл кошку к белой птице и повёл ушами в её сторону. — Понюхай! — мяукнул он. — Ничего не напоминает?

Белка сделала глубокий вдох, затем растерянно обернулась на предводителя.

— Ну... Дохлых птиц напоминает, — сказала она наобум.

Ежевичная Звезда раздражённо дёрнул кончиком хвоста.

— Нет, подумай о каком-нибудь месте, — процедил кот сквозь зубы.

Белка понюхала птицу ещё раз, и вскоре её глаза засияли осознанием.

— Теперь я вспомнила! Её перья на вкус солёные, как вода в Месте-Где-Тонет-Солнце. Думаешь, они оттуда прилетели?

Ежевичная Звезда припомнил, как на совете Однозвёзд упомянул, что племя Ветра охотилось на птиц с Места-Где-Тонет-Солнце. Он тогда не придал этому значения, предположив, что предводитель племени Ветра просто выдумал это. Теперь у кота закралось сомнение.

— Ветра, должно быть, необычайно суровы, — заметил он. — Раз заносят этих птиц аж до сих мест.

Он стал всматриваться меж деревьев, словно мог за ними увидеть Место-Где-Тонет-Солнце. Холодок пробежался по нему от ушек и до кончика хвоста при одном воспоминании о бурлящей массе сине-зелёной воды.

Белка выждала несколько мгновений, чтобы позволить всему племени, в особенности ученикам, получше рассмотреть белую птицу. Затем она повысила голос, чтобы каждый на поляне мог её услышать.

— Не стесняйтесь, налетайте! Тут дичи хватит каждому!

Той ночью Ежевичная Звезда никак не мог найти себе покоя. Ветра, завывавшие вокруг Высокой Скалы, будили его, а когда ему-таки удавалось впасть в сон на несколько мгновений, его преследовали странные сны о солёной воде и дырах в земле, сквозь которые он проваливался и падал на барсуков.

Его разбудила лапа, ткнувшая кота в бок. Бледный свет зари заливал пещеру, едва позволив предводителю различить очертания Воробья. Глаза целителя были расширены, а сам он нервно перебирал лапами по земле.

— Что случилось?.. — пробормотал Ежевичная Звезда. — Я что, кричал во сне и разбудил тебя?

— Нет! — покачал головой Воробей. — Я вышел из лагеря до зари, потому что я беспокоился за молодые побеги на таком ветру. То, что я обнаружил... просто ужасно. Следуй за мной, Ежевичная Звезда, и я покажу тебе.

Стряхнув остатки дремоты, Ежевичная Звезда последовал за Воробьём, они вышли из палатки и устремились вниз по каменистой тропе к подножию ущелья. Грозовой целитель в спешке прокладывал себе путь через лес, уверенно вышагивая, несмотря на свою слепоту, в отличие от Ежевичной Звезды, постоянно спотыкавшегося в этой кромешной тьме.

Пара котов следовала по неиспользуемой Гремящей Тропе, пока не достигла заброшенного гнезда Двуногих. Теперь света было достаточно, чтобы Ежевичная Звезда мог более чётко видеть то, что творилось вокруг. Он остановился, его шкура встала дыбом от тревоги. Растения, которые Листвичка и Воробей так заботливо высаживали, были уничтожены упавшей ветвью соседнего ясеня. Ветра покатали её по всему огородику, утрамбовывая почву и сминая юные стебли. Вся земля была усеяна вырванной листвой.

— Ну, ничего хорошего, но, уверен, вы сможете восстановить свой огород, — проговорил Ежевичная Звезда. — Некоторые корни наверняка уцелели. Я вам сегодня попозже выделю патруль, помочь убрать бардак и поискать новые растения в лесу.

— Ты не понимаешь, — сказал Воробей мрачным голосом. — Это — знамение. Вот-вот произойдёт что-то ужасное. Тьма, разрушение и несчастье вновь надвигаются на наше племя.

— Снова Сумрачный Лес? — Ежевичная Звезда чувствовал, как страх ледяными укольчиками пробежал по его хребту.

— Нет, — ответил Воробей, его голос звучал отрешённым и будто постаревшим. — Что-то иное, не похожее на Великую Битву. Я не знаю, что, но я чувствую, как оно близится с ветрами.

Глава 7

К тому времени, как Ежевичная Звезда и Воробей вернулись в ущелье, рассвет едва забрезжил, но их соплеменники уже вскочили на лапы и с беспокойством расхаживали по поляне со встрёпанной шкурой и вывернутыми наизнанку ушами. Сильный ветер гнул деревья над лагерем, отчего те угрожающе трещали.

— Не нравится мне это, — пробормотала Белка, сев подле Ежевичной Звезды в центре лагеря. — Всё это мне напоминает случай, когда упало дерево, которое убило Долгохвоста и покалечило Иглогривку.

Ежевичная Звезда кивнул, понимая, что в память всех Грозовые коты навсегда врезались события того злополучного дня. В паре лисьих хвостов от него стояла Голубка, впившись когтями в землю так, словно силилась пустить корни. По поднятой кверху морде Ежевичная Звезда догадался, что кошка пыталась услышать, не падают ли деревья.

Из воинской палатки вышла мать Голубки, Белолапа, и подошла к дочери.

— Ты этим ничего не добьёшься, — прошептала она, нежно лизнув ушко Голубки. — Пойдём, съедим полёвку на двоих.

Голубка было замялась, но всё же последовала за матерью к куче свежей дичи.

— Я беспокоюсь за Голубку, — признался Ежевичная Звезда Белке.

— Я знаю, — ответила кошка. — Всем троим непросто даётся расставание со своими способностями.

— Но Голубка, похоже, страдает больше всех, — мяукнул Ежевичная Звезда.

Из-за папоротниковой ограды на поляну выбрались Львиносвет и Пеплогривка. Кот, на вид слегка помятый, говорил с Пеплогривкой, оборачиваясь к ней через плечо.

— Что за мышеголовая идея — охотиться в таких условиях! — пожаловался он. — Та берёза своей веткой угодила мне прямо в голову!

— Ну, право, Львиносвет, — мурлыкала Пеплогривка. — Это был всего лишь прутик! Тебе пора уже привыкнуть к небольшим царапинам!

Ежевичная Звезда отправил Белку собирать старших воителей.

— Нам по-прежнему необходимо высылать патрули, — начал он, когда все собрались вокруг него. Коту пришлось повысить голос, чтобы перекричать завывания ветра. — Мне, конечно, не хочется, чтобы кто-нибудь пострадал от падающих деревьев...

— Да уж, — пробурчал Львиносвет, потирая лапой шишку на макушке.

— Но наполнять кучу с добычей как-то надо, — продолжил кот. — Да и племя Ветра с племенем Теней могут воспользоваться всем этим шумом и сумятицей, чтобы нарушить границы. Особенно племя Ветра, которое гоняет этих сдутых ветром белых птиц.

— Ставлю луну рассветных патрулей на то, что они пересекли бы границу за той птицей, не окажись мы там, — согласилась Пестроцветик.

— Ну, так кто поведёт патруль? — спросил Ежевичная Звезда.

— Я поведу! — немедля предложила Белка.

— И я! — хором подхватили Дым с Искрой.

— Тогда и я! — мяукнул Шмель. — Вот только... Голубка, ты будешь в порядке, если я тебя оставлю?

— В полнейшем, — ответила кошка, хоть от волнения вонзила когти в землю глубже прежнего.

От внимания Ежевичной Звезды не скрылось, что кошка была не в состоянии идти в патруль. Она всё ещё пыталась разбудить свои чувства дальнего действия, хоть и утратила их после битвы. «Она чувствует себя слепой и глухой, и не может этого вынести».

— Я присмотрю за ней, — пообещала Белолапа и отвела дочь обратно в палатку воителей.

— Таким образом, у нас четыре патруля, — подытожил Ежевичная Звезда. — Искра, на тебе граница племени Ветра. Дым, покрой племя Теней. Шмель, Белка, ваши патрули пойдут охотиться. Я отправлюсь со Шмелём.

— Каких котов нам взять с собой? — спросил Дым.

— Берите по вкусу, — ответил Ежевичная Звезда. — В каждом патруле по одному коту держите на стрёме, пусть высматривает падающие ветви, кренящиеся деревья и всё остальное. И стоит только этому коту крикнуть, тут же бегите.

Как только Шмель принялся рыскать по лагерю в поисках воинов для патруля, к нему примчалась его ученица, Зернолапа.

— Мне можно пойти? — защебетала кошка.

— Ученикам в лесу сейчас небезопасно, — покачал головой наставник.

— Но...

— Никаких «но», — перебил её Ежевичная Звезда. — Ты вместе с остальными можешь помочь, вынося из лагеря обломки, которые сюда надует ветер. Своим товарищам скажи, что я так приказал. Ты назначаешься ответственной за поддержание лагеря в чистоте и порядке, ясно?

Ученица вскинула мордочку, напустив на себя важный вид.

— Мы не подведём, Ежевичная Звезда! — Ответив, кошка тут же улетела в сторону других учеников.

Патрульные быстро набрали себе котов и отправились с ними в лес. К Шмелю присоединились Мышеус и Черешня. Ветер обоих пугал до такой степени, что они не могли скрыть своего страха: коты кидали беспокойные взгляды во все стороны и на каждом шагу вздрагивали от любого подозрительного звука.

Ежевичная Звезда взял на себя обязанность высматривать опасность. Хотя деревья сотрясались под напорами ветра, ни одно из них пока что не собиралось падать. Но вой ветра и скрип ветвей были столь сильны, что за ними едва ли можно было различить тихие звуки добычи, а запахи были безнадёжно сдуты хаотичными вихрями.

— Я думаю, нам стоит поохотиться там, где дичь могла попробовать укрыться от непогоды, — предложил Шмель. — К примеру, в зарослях ежевики или же в заброшенном гнезде Двуногих.

— Отличная мысль! — согласилась Черешня. — Курс на гнездо!

«Куда угодно, лишь бы отдохнуть от этого ветра хоть чуть-чуть», — подумал Ежевичная Звезда.

Грозовой предводитель замыкал процессию, которую Шмель вёл вдоль старой Гремящей Тропы. Котам пришлось идти против ветра; глаза воителей слезились, а бока буквально вдавливались под колоссальным давлением порывов воздуха. Каждый шаг требовал неимоверных усилий, ветер того и гляди готов был поднять котов в воздух и ударить о деревья.

Когда, наконец, гнездо Двуногих оказалось на виду, Ежевичная Звезда и остальные патрульные остановились и с горечью посмотрели на растения, раздавленные павшей веткой.

— Листвичка так усердно над ними корпела! — вздохнула Черешня.

— Она с Воробьём всё восстановит, как только ветра улягутся, — утешил её Мышеус.

Ежевичная Звезда не разделял такого оптимизма. В его памяти неумолимо звучало зловещее предсказание Воробья. Кот посмотрел по сторонам, навострив уши: все деревья, которые он сумел различить, твёрдо стояли на земле, крепко держась своими корнями.

Ежевичная Звезда последовал за Шмелём и его патрулём в полуразрушенную постройку. Черешня издала протяжный вздох облегчения, стоило ей оказаться внутри.

— Наконец-то укрытие от ветра! — мяукнула она, пригладив лапой усики.

— Не шуми, слушай добычу! — приказал Шмель.

За краткий миг тишины между порывами ветра, бушевавшего снаружи, Ежевичная Звезда уловил сильный запах мыши и услышал поступь крохотных лапок у себя над головой, где простиралась крепкая и могучая ветка, которую сделали Двуногие и поставили поддерживать крышу.

Шмель тоже её услышал.

— Там, наверху, — прошептал он, указав хвостом.

— Я за ней!

Черешня с лёгкостью вскарабкалась по деревянным рейкам, закреплённым на дальней стене. С самого верха она совершила изящный прыжок на одну из ветвей.

— Будь осторожна! — напутствовал Ежевичная Звезда.

Юная кошка кралась по ветке. Оттуда, издалека, из тени, до Ежевичной Звезды доносилось трепетание, которое выдавало мышь.

Но стоило Черешне приготовиться к броску, постройку сотряс мощнейший порыв ветра. Один из плоских камней, из которых состояла крыша, оторвался и полетел вниз. Черешня в ужасе отпрыгнула и потеряла равновесие. Вопя от ужаса, она упала. Извернувшись всем телом в воздухе, она сумела ухватиться за толстый кусок дерева одним когтем прежде, чем окончательно грохнулась на землю.

— На помощь! — завыла кошка.

— Ты можешь взобраться обратно? — крикнул Ежевичная Звезда.

Черешня вытянула другую переднюю лапу, но не смогла зацепиться за гладкую поверхность.

— Я скоро соскользну! — просипела она.

— Мышеус, за ней! — приказал Ежевичная Звезда. — И, во имя Звёздного племени, смотри, куда ставишь лапы.

Мышеус, ловко пробежав по деревянным рейкам, приземлился прямо на кончик ветви. Осторожно балансируя на середине деревяшки, он устремился в сторону Черешни.

— Ну-ка, — мяукнул Ежевичная Звезда Шмелю, — давай-ка соберём листву, обломки, что угодно, чтобы смягчить её падение, если она ослабит хватку.

Совместными усилиями они собрали в кучу мусор, разбросанный по полу гнезда, затем выбежали наружу, чтобы набрать её. Шмель соскоблил мох со стены постройки, а Ежевичная Звезда ободрал тысячелистник, росший рядом со входом. Куча росла, но неимоверно медленно; Черешня продолжала болтаться над ней.

Мышеус добрался до точки на ветке, на которой повисла его соплеменница. Он вытянулся вниз, силившись схватить её загривок, но тот был вне досягаемости. Пока кот тянулся, он задел лапу Черешни и нарушил её и так некрепкую хватку. Издав дикий визг, кошка рухнула вниз.

Ежевичная Звезда кинулся вперёд, вовремя успев смягчить её падение. Кошка врезалась в него, повалив на землю, и кот ударился головой о каменистый пол. Тьма затуманила взор предводителя. Голоса эхом кричали вокруг него, доносясь откуда-то издалека. «Я что, теряю жизнь?» — подумал кот.

Вскоре голоса зазвучали чётче, и он узнал в них Черешню с Мышеусом.

— Ты в порядке? Прости, что уронила тебя.

— Уфф, из меня словно весь дух вышибло, но в остальном я в порядке.

Затем другой голос, ещё более далёкий, присоединился к ним.

— Что у вас тут происходит?

Ежевичная Звезда неуверенно сел. Его взгляд потихоньку прояснился, и он различил Искру, просунувшуюся сквозь вход в гнездо. Её патруль нетерпеливо топтался позади кошки.

— Черешня упала вон с той ветки, — пояснил Шмель. — Ежевичная Звезда быстро среагировал и смягчил её падение.

— Ты не ранен? — спросила Искра с расширенными от беспокойства глазами. — Ты должен немедленно вернуться в лагерь и дать Воробью осмотреть тебя.

— В этом нет нужды, — возразил Ежевичная Звезда, поднимаясь на лапы. Стены постройки кружились в танце вокруг него.

— Ага, а ёжики летать умеют, — съязвила Искра. — Ты еле держишься на ногах! А ты, Черешня, не пытайся прятать от меня свою лапу — я уже видела кровь на ней!

— Это всего лишь сорванный коготь, — пробормотала Черешня.

— Ему всё равно нужен уход! — прошипела Искра.

— Спокойно, Искра, — вздохнул Ежевичная Звезда. — Остынь. Мы вернёмся в лагерь. Но ту мышь нужно поймать. Мышеус, Шмель, останьтесь и попытайтесь снова.

— Мы её достанем, не беспокойся, — кивнул Мышеус.

Ежевичная Звезда выбрался из гнезда, Черешня хромала следом за ним. Искра и её патрульные на всём пути в лагерь держались у них по бокам.

— Есть что на границе с племенем Ветра? — спросил Ежевичная Звезда Искру.

— Ничегошеньки, — ответила серебристо-белая полосатая кошка. — По крайней мере, никаких ароматов на таком ветру. Белых птиц мы тоже больше не видели.

Оказавшись в ущелье, Ежевичная Звезда отправил Черешню к гнезду, а сам устремился к пещере целителей. И Воробей, и Листвичка сидели внутри, перебирая кучки трав.

— Каким образом я должен держать свои запасы в порядке, когда вокруг ветер такой силы? — ворчал Воробей, когда Ежевичная Звезда протискивался сквозь ежевичную ограду. — Я только разложу стебли, а их тут же сдувает!

— Нам нужно сделать это как можно быстрее, а затем запихнуть всё в расщелину, да поглубже! — сказала Листвичка.

— А тебе что надо? — фыркнул Воробей, обернув к Ежевичной Звезде свой глубокий голубой взгляд. — Снова покусались с племенем Ветра?

— Нет, — ответил Ежевичная Звезда, объяснив, что произошло в гнезде Двуногих. — У Черешни вырван коготь, — закончил он. — Я отослал её в палатку воителей. Листвичка, полагаю, ты сможешь осмотреть её там.

— Ежевичная Звезда, кто из нас целитель, ты, или я? — прищурился слепой кот, а затем вздохнул. — Ну ладно. Листвичка, на всякий случай возьми с собой немного календулы, если её ещё не всю смело.

Когда Листвичка выскользнула из пещеры с травами в зубах, Воробей снова развернулся к Ежевичной Звезде.

— Ну, давай, — мяукнул он. — О чём ты хотел поговорить?

— Как ты узнал, что я...

— А Листвичку ты что, просто так отослал? Прекрати тратить моё время, Ежевичная Звезда.

— Я насчёт знамения, — начал кот. — Что это за бедствие, о котором нас предупредили? Я спас Черешню, значит ли это, что я одолел пророчество?

— Не знаю, — признался целитель после кратких раздумий. — Со всем этим ветром я не могу нормально рассуждать.

— То есть, ты не можешь помочь? — спросил Ежевичная Звезда.

— С пророчеством? Нет. Но я, однако, могу помочь тебе с твоими ранами. Сиди и не двигайся, я тебя осмотрю.

Лапы Ежевичной Звезды горели желанием вернуться к своему патрулю, но он заставил себя смиренно ждать, пока Воробей с присущим ему мастерством водил лапами по его телу.

— У тебя шишка на голове, — мяукнул целитель. — И ещё. Больно, когда я делаю так? — Он резко ткнул предводителя в плечо.

— Ой! Да, больно.

— Так я и думал, — проворчал Воробей. — Там поболит день-другой, но ничего серьёзного. Маковое семя поможет облегчить боль.

— Нет, благодарю, — сказал Ежевичная Звезда. — Я потерплю боль, но лучше буду с трезвой головой.

— Как знаешь, — пожал плечами Воробей. — Если передумаешь, я всегда к твоим услугам.

Ежевичная Звезда отблагодарил целителя и засеменил обратно на поляну. Охотничий патруль Белки как раз вернулся, но с пустыми лапами.

— Всё тлен! — объявила Белка, распушив шкурку. — Такое ощущение, что ветер сдул всю добычу из лесу!

«Эх, сегодня на пустой желудок, — подумал Ежевичная Звезда. — Надеюсь, Шмель и Мышеус сумели поймать ту мышь». Проскользнув в палатку воителей, чтобы навестить Черешню, он увидел, что кошка уже наелась маковых семян и засыпала. Листвичка наложила компресс из листьев календулы на её раненую лапу и вылизывала шкуру воительницы, пока та отходила ко сну.

Ежевичная Звезда поспешил оставить их наедине, а сам пересёк поляну и зашёл в палатку старейшин, где взъерошенный Пурди затыкал щели, сквозь которые дул ветер, длинными терновыми стеблями.

— Тебе с этим должны помогать ученики, — заметил Ежевичная Звезда.

— Я и сам неплохо справляюсь, — пропыхтел Пурди. — Я не хочу, чтобы молодняк носился вокруг меня, у них есть дела поважнее.

Однако Ежевичная Звезда отчётливо видел, что старый полосатый кот выбился из сил, а в его спутанной шерсти то тут, то там торчали застрявшие колючки. Попятившись из палатки, он поманил хвостом Кувшинку и Зернолапу, собиравших прутья и увядшую листву с лагерной земли.

— Ступайте и помогите Пурди, пожалуйста, — сказал кот, когда ученики подскочили к нему. — Его палатку нужно защитить от ветра, а после проверьте, не осталось ли в куче с дичью для него какого-нибудь лакомства.

— Конечно, Ежевичная Звезда! — прощебетала Кувшинка.

Ежевичная Звезда удовлетворённо заурчал. «Какими же молодцами растут две старшие ученицы!» Поймав взгляд Ромашки у входа в детскую, он подошёл к ней.

— Ветер — просто ужас! — воскликнула кремовая кошка, когда он приблизился. — Он надувает мне пыль в шкуру и глаза, а за этим воем я собственным мыслей не слышу.

— Надеюсь, он не продлится долго, — мяукнул Ежевичная Звезда. — Ромашка, я тут подумал, ты не могла бы сегодня провести ночь в палатке Пурди? Если что-нибудь случится, я не хочу, чтобы он оказался в одиночестве.

Ромашка пошевелила усами. «Она поняла, о чём я. Ещё одно упавшее дерево разобьёт сердце этому племени».

— Хорошо, — согласилась Ромашка. — Однако, я едва ли смогу поспать, учитывая ветер и аромат мышиной желчи. Честное слово, такое ощущение, что каждый клещ в этом лесу охотится исключительно на Пурди!

Ежевичная Звезда огляделся в поисках Белки, задумавшись, не поздно ли ещё выслать больше патрулей. Заметив её снаружи палатки воителей, он было устремился к ней, но по пути его перехватила Мили.

— Иглогривка очень боится деревьев, которые могут упасть, — сказала ему серая кошка. — Она не сможет от них убежать.

Посмотрев в обеспокоенные глаза Милли и на её когти, которыми она от беспокойства впилась в землю, Ежевичная Звезда мог с уверенностью сказать, что кошка была встревожена безопасностью своей дочери больше, чем сама Иглогривка.

— Хорошо, я поговорю с ней.

Милли привела его к куче с добычей, где Иглогривка делила весьма сморщенного вида землеройку с Кротоусом.

— Где тебе было бы комфортнее всего спать? — спросил её Ежевичная Звезда.

— Там, где нет деревьев, — ответила кошка, невольно содрогнувшись.

Ежевичная Звезда рассудил, что безопаснее всего Иглогривка будет чувствовать себя на Высокой Скале, где её защитит утёс.

— Можешь спать в моей пещере, — сказал он ей. — Давай я отнесу тебя туда.

— Правда? — Иглогривка заморгала от удивления. — Ух, ты!

— Благодарю тебя, Ежевичная Звезда! — проурчала Милли.

Чувствуя себя несколько неловко, Ежевичная Звезда пригнулся, чтобы Иглогривка могла заползти к нему на спину. Кротоус помог кошке, подтолкнув её сзади, а потом на помощь пришёл и заметивший их Бурый. Коты поддерживали кошку по бокам, пока Ежевичная Звезда карабкался на каменистый склон, морщась всякий раз, когда из-под его лапы мелкие камушки скатывались вниз с горки. Милли шла позади, и до Ежевичной Звезды то и дело доносились её тревожные вздохи, встречавшие катившуюся вниз гальку.

Когда Ежевичная Звезда добрался до своей палатки, он опустил Иглогривку в своё гнездо и собрал вокруг кошки мох и листья папоротника, чтобы ей было уютно.

— Тебе стоит остаться с ней, Милли, — мяукнул он. — Зови меня, если будут проблемы. Я буду в палатке воителей.

— С нами тут всё будет хорошо, Ежевичная Звезда, — ответила Милли. — Большое тебе спасибо.

Ежевичная Звезда устремился вниз на поляну и нашёл Белку, которая по-прежнему стояла у палатки воителей, скрутив хвост вокруг своих лап.

— Как думаешь, стоит выслать ещё один охотничий патруль? — спросил кот.

— В таких условиях? — Белка взглянула на деревья, гнувшиеся под завывающим ветром. — Нет. Нам придётся сегодня оправиться спать натощак и надеяться, что завтра дела пойдут лучше.

Ежевичная Звезда был рад согласиться с её оценкой. Его голова и плечо по-прежнему ныли, и сейчас ему не хотелось ничего, кроме как свернуться где-нибудь и поспать.

— Ты поступил очень по-доброму с Иглогривкой, — пробормотала Белка, когда они вошли в палатку воителей.

Ежевичная Звезда снова почувствовал смущение.

— Это было естественно, — мяукнул он, пожав плечами.

Пока племя отходило ко сну, Дым и Бурый семенили по лагерю и осматривали каждую палатку, проверяя, надёжно ли сплетены все ветви, и затыкая обнаруженные дыры мхом и ежевикой.

— Не задерживайтесь слишком долго, — посоветовал им предводитель. — Вам тоже нужен отдых.

Дым не ответил. Ежевичная Звезда подавил вздох. Он задумался, не специально ли полосатый кот нагружал себя работой до изнеможения, чтобы хоть как-то суметь заснуть в своём опустевшем гнезде.

Хоть его моховая подстилка была комфортной, Ежевичной Звезде оказалось тяжело заснуть из-за шумного ветра. Он не переставал вслушиваться, пытаясь уловить потрескивание, которое бы сигнализировало о падающем дереве. Но, в то же время, он с наслаждением слушал мирное дыхание своих соплеменников, упиваясь видом их пушистых шкур в сумрачном свете. Он впервые понял, как скучал по их компании с тех пор, как стал спать в одиночку в своей пещере на Высокой Скале.

«Если бы у меня была пара, я не был бы одинок», — подумал он, затем потряс головой. Что толку думать об этом?

Наконец, Ежевичная Звезда оставил свои попытки уснуть и прокрался на поляну. Он пошатнулся от силы ветра, ударившей его вместе с капельками дождя, усеявшими его шкуру своими ледяными коготочками. Оправившись, кот принялся бродить по лагерю.

Из палатки старейшин раздавался голос Пурди:

— Итак, говорю я псине: «Слушай сюда, блохастый, это мой сад, моя точка, так что уноси свою провонявшую насквозь шкуру вон!»

— Ух, ты... — Голос Ромашки звучал несколько глуховато, что Ежевичной Звезде казалось, будто кошка говорила во сне. — Ты такой храбрый.

Продолжив обход, Ежевичная Звезда остановился у Высокой Скалы, но оттуда никаких звуков не доносилось. «Надеюсь, это означает, что Иглогривка и Милли уснули». Он засунул голову в палатку учеников и увидел пять свернувшихся шерстяных клубочков, мирно спящих в своих гнёздышках из мха и папоротников. Все тихо посапывали, кропе Снеголапа, который громогласно храпел. На глазах Ежевичной Звезды Кувшинка, не размыкая глаз, вытянула заднюю лапу и ткнула Снеголапа в брюхо. Котик заворчал и затих.

Ежевичная Звезда перевёл дух. «Племя в безопасности».

Кот всё ещё не мог найти себе места, так что отправился прочь из лагеря, кивнув Терновику, которых этой ночью стоял на страже лагеря. Даже в укрытии среди деревьев ветер метал холодные капельки дождя в лицо коту, пока тот пробирался сквозь обломки, усеявшие лесную землю. Звёзды и редкое сияние луны то и дело появлялись сквозь мчащиеся тучи. Тревога скрутила желудок Ежевичной Звезды: в ночном мерцании что-то выглядело не так.

Спотыкаясь на опавших ветках, Ежевичная Звезда приблизился к озеру. Кот вздрагивал от скрипа и кряхтения деревьев, все его чувства захлестнула волна паники. «Воздух тоже пахнет по-другому. Что происходит?»

Он ускорил шаг, отчаянно пытаясь понять, угрожает ли что-то его племени. Перед ним показался пенёк дерева. Кот напряг мышцы и прыгнул на него. В следующий миг он приземлился по брюхо в ледяную воду. Ежевичная Звезда издал истошный визг. «Я же был лишь на полпути к озеру!»

Какое-то время ему пришлось барахтаться, вода затаскивала его к себе, захлёстывая лапы кота. С громким шипением Ежевичная Звезда вонзил когти в землю и, делая шаг за шагом, вытянул себя вверх по склону, пока не оказался вне досягаемости воды. Затем он резко развернулся и помчался к ущелью. «Звёздное племя, спаси нас! Наводнение!»

Глава 8

Ежевичная Звезда с трудом протискивался сквозь высокую траву на пути к ущелью. Кот силился вскарабкаться по склону, но его шкура, отяжелев от воды, тянула кота вниз.

Терновик всё ещё сидел у входа. Завидев насквозь промокшего предводителя, он тут же вскочил на лапы и с тревогой уставился на него.

— Что стряслось? — спросил он.

— Озеро разлилось! — ответил Ежевичная Звезда, тяжело дыша. — Вода хлещет через весь лес.

— Что? Не может быть!

— Ступай и посмотри сам.

Ежевичная Звезда развернулся и спешно повёл Терновика обратно к подножию холма. На этот раз он знал, что его ждёт, поэтому вовремя остановился у пня, ровно на границе разлившейся воды.

— Ничего себе! — выдохнул Терновик. — Вот это наводнение!

В воде в ночной тьме Ежевичной Звезде виделось нечто зловещее, водная рябь, потревоженная ветром, мерцала в тусклом свете звёзд. Волны ударялись о древесные стволы, булькая вокруг корней, как будто засасывая их.

— Что нам теперь делать? — спросил Терновик.

— Я не знаю, — признался Ежевичная Звезда. — Давай вернёмся в лагерь и посмотрим, что у других на уме.

К тому времени, как Ежевичная Звезда и Терновик добрались до ущелья, ливень принялся лить с новой силой: теперь оба воина оказались вымокшими до нитки. Терновик вернулся на свой пост, а Ежевичная Звезда проскользнул в палатку воителей и растолкал Белку с Бурым.

— Что случилось? — пробормотала Белка, с трудом поднимаясь из своего гнезда. — Дерево упало?

— Нет, слава Звёздному племени. — Ежевичная Звезда указал в сторону выхода из палатки. — Идите за мной, чтобы мы смогли поговорить, не потревожив остальных.

Ежевичная Звезда осторожно ступал между спящими воителями, высматривая, кто ещё мог бы к ним присоединиться, и, в итоге, решил по пути разбудить Крутобока. Серый воитель открыл глаза, и, когда Ежевичная Звезда поманил его за собой, тут же выскочил из гнезда и засеменил за соплеменниками к выходу из палатки.

— Что стряслось? — спросил серый воитель, широко зевнув.

Ежевичная Звезда рассказал, что вода в озере поднялась и затопила лес.

— Она всё ещё весьма неблизко, — мяукнул он. — Не думаю, что она поднимется так высоко сюда.

— Чего ты от нас хочешь? — проговорила Белка.

Ежевичная Звезда окинул взглядом лагерь. Поляна была покрыта лужами, которые постепенно, одна за другой, сливались воедино под напором непрекращающейся стены дождя.

— Нам необходимо решить, что делать с охотой и пограничным патрулированием, — ответил он.

Его прервал пронзительный визг, раздавшийся из палатки старейшин, и на поляну вывалился Пурди.

— У меня вся спина промокла! — заныл он.

Ромашка вышла вслед за стариком, и, сжавшись всем телом под яростным ливнем, повела ворчащего кота в сторону детской.

Тут же Ежевичная Звезда услышал, как в палатке позади него заворочались недовольные коты, но их бормотание тут же сменилось громкими возгласами, так как вода прорвалась сквозь крышу и окатила сонных воителей. Белохвост вскочил на лапы и отряхнулся, с гневом уставившись на порвавшиеся стебли плетёной ежевики. Шиповница попыталась зарыться поглубже в мох, надеясь там укрыться от холодной воды, а Ягодник раздражённо фыркнул и забился в небольшой сухой уголок.

— Такими темпами нас отсюда вымоет, — проговорил Ежевичаня Звезда. — Бурый, ты не мог бы проверить остальные палатки и проверить, какие выдержали ливень?

— Разумеется, предводитель! — Бурый выскользнул наружу, под бурю, и зашагал по поляне, к детской.

— Как думаешь, может, стоит покинуть ущелье? — предложила Белка.

Ежевичная Звезда взглянул на Крутобока, интересуясь его мнением. Тот покачал головой.

— В лесу будет столько же воды, сколько и тут, — заметил он. — И сейчас слишком темно, мы не увидим даже, куда лапы ставим.

— И снаружи опасностей гораздо больше, — согласился Ежевичная Звезда. — Ветер всё ещё силён и может опрокинуть деревья. Нет, думаю, лучше остаться на месте.

— И что ты собираешься сказать остальным насчёт озера? — спросила Белка.

— Ничего, — решил он после недолгих колебаний. — Они и так скоро узнают, так что нечего пугать их среди ночи.

Белка, судя по выражению её мордочки, не одобрила его решение, но всё равно склонила голову и промяукала:

— Как скажешь.

Позади них в палатке воителей всё больше котов просыпались от воды, лившейся на них сквозь потолок. Приглушённые возгласы нарушали ночную тишину.

— Бесполезно, Ежевичная Звезда, — проворчал Белохвост, пробираясь сквозь мокрый мох и отряхивая каждую лапу по очереди. — Это всё равно, что спать под водопадом!

— Если так пойдёт и дальше, мы все сляжем с Зелёным Кашлем! — крикнул Долголап.

В этот момент Ежевичная Звезда оказался не в состоянии подобрать слова для своих соплеменников. «Я не могу заставить дождь прекратиться!»

Когда Бурый вернулся, его шкура промокла полностью, а лапы кота оказались забрызганы грязью.

— В детской сухо, — отчитался он. — Как и в палатке учеников.

— Хорошо, — Ежевичная Звезда облегчённо выдохнул. — Воробей наверняка сможет взять пару котов к себе в пещеру, и моя палатка на Высокой Скале тоже должна быть надёжным укрытием. — Он обернулся к котам, дрожавшим в палатке воителей, повысив голос, чтобы те могли расслышать его за шумом ливня и урагана. — Нужно перебраться из этой палатки. Крутобок, возьми с собой Пестроцветик, Дыма и Песчаную Бурю и отведи их к Милли и Иглогривке в мою пещеру. Наставники, вы можете перейти к своим ученикам в их палатку. Яролика, Белохвост — отправляйтесь к Воробью. Остальные будут спать в детской.

Он стоял с Белкой у входа в палатку, наблюдая за тем, как его соплеменники бегают под ливнем, сгорбившиеся и недовольные. Песчаная Буря и Дым хромали по направлению к каменистой тропе. Ягодник потёрся носом о Маковку, и та поспешила укрыться в палатке со своим учеником. Белолапа, казалось, не желала оставлять в одиночестве Голубку, которая от происходящего вокруг находилась в полнейшей панике и словно пыталась разом прислушаться к каждому звуку в лесу.

— Я присмотрю за ней, — пообещал Львиносвет.

Белолапа взглянула на него с благодарностью, а затем метнулась сквозь хлещущий дождь вслед за Маковкой. Когда последние из воителей покинули подтопленную палатку, ещё одна кошка подбежала к Ежевичной Звезде. Всматриваясь сквозь мглу, он различил бледную полосатую шкуру Листвички.

— У нас с Воробьём остались лишние сухие подстилки, — мяукнула она. — Они тебе где-нибудь нужны?

— Отнеси немного на Высокую Скалу, — приказал предводитель. — Там точно будет нехватка их. И палатку учеников проверь. В детской должно быть достаточно.

— Хорошо, — ответив, кошка тут же сорвалась с места.

— Спасибо, Листвичка! — крикнул ей вслед Ежевичная Звезда.

Когда все коты разошлись по местам, он устремился было к детской вслед за Белкой, но по дороге решил свернуть и проверить учеников. Засунув голову внутрь палатки, кот увидел, что они все уже проснулись и крепко прижимались к своим наставникам.

— Вы в порядке? — спросил предводитель.

— В полном, — ответила Белолапа. — Хотя, нам не помешает побольше подстилок...

— И побольше места, — добавил Долголап. — Кувшинка, убери свой хвост из моего глаза.

— Это просто потрясающе! — визжала Янтарка, восхищённо сверкая глазами в сумрачном свете.

— Нет, это не потрясающе, — возразила Искра, которая вылизывала себя в попытке высушить шкуру. — Мы замёрзли, промокли, и лишь одному Звёздному племени известно, что останется от лагеря наутро.

— Для учеников потрясающе всё, что угодно, — заметил Шмель, зарывшись поглубже в сухой мох.

— Кроме выискивания клещей у Пурди… — зевнула Зернолапа.

— Меня тут внезапно осенило! — воскликнул Каплелап. — Мы же теперь наверняка воители: раз с нами спят воители, значит, это воинская палатка!

— Ура! Больше никаких клещей! — выкрикнул Снеголап.

— Мечтать не вредно! — мяукнул Долголап.

— Как весело! — Маковка закатила глаза. — А теперь замолчите и спите.

Ученики послушно свернулись в клубочки, но Ежевичная Звезда ясно слышал сдавленные смешки и видел блеск коварных глаз, выглядывавших из-под хвостов, обвивших их мордочки. Он выбрался обратно и увидел Листвичку, сновавшую через поляну с грузом подстилок. Воробей замаячил рядом с Ежевичной Звездой у входа в палатку учеников, свёрток мха был зажат между его подбородком и грудкой и ещё один повис в челюстях.

Когда он просунул свою ношу сквозь папоротники, скрывавшие палатку, голос Шмеля сказал:

— Спасибо!

Ему следовал возмущённый писк Кувшинки:

— Эй! Вы меня задавили!

Когда Воробей развернулся, Ежевичная Звезда остановил его, коснувшись кончиком хвоста, а затем отвёл кота подальше от палатки учеников.

— Не было новых знамений? — вопросительно мяукнул он.

— Дай-ка подумаю... — Целитель указал хвостом на весь лагерь. — Ветер, дождь, протекающие потолки... Тебе этого мало, Ежевичная Звезда? Скажи спасибо Звёздному племени, что никто ещё не пострадал.

Ежевичную Звезду передёрнуло. Сколь бы пугающим ни был шторм, ему всё казалось, что он был всё же недостаточно суров для того, чтобы соответствовать злому року, о котором предупреждал Воробей. «Разве что дальше будет хуже. Вот если озеро...»

— Есть что-то, что ты мне недоговариваешь? — резко спросил Воробей.

— Нет, — ответил Ежевичная Звезда, всё ещё не желая открывать правду о разлившемся озере. — Просто нужно удостовериться, что наши соплеменники в порядке. Тебе стоит возвратиться к себе в пещеру.

Когда Воробей ушёл, Ежевичная Звезда помчался в детскую и ворвался вовнутрь, вне себя от радости, что наконец-то оказался в укрытии. Внутри было спокойно и уютно в сравнении с хаосом, творившемся снаружи, несмотря на запах мокрых шкур. Стояла практически кромешная тьма, но даже при таком освещении кот сумел различить силуэты своих соплеменников и заметить Белку, махавшую ему хвостом.

— Иди сюда, Ежевичная Звезда. Я тебе местечко приберегла.

Ежевичная Звезда направился к ней, с трудом пробираясь между соплеменниками, которые лежали плотными штабелями по всей детской.

— Эй! — вскрикнул Кротоус. — Ты по моему хвосту топчешься.

— Извини, — пробормотал Ежевичная Звезда.

Черешня отвесила брату оплеуху.

— Следи за языком, Кротоус! Нельзя так разговаривать с предводителем племени!

— Да всё в порядке, — мяукнул Ежевичная Звезда. — Нам всем сейчас тяжело, в такой тесноте-то. — Кот втиснулся в пространство между Белкой и Берёзовиком и закопался в мох, стараясь устроиться поуютнее. Но его шкура всё ещё не просохла, и теплу детской потребовалось какое-то время, чтобы пробиться сквозь влажный мех.

Некоторые из его соплеменников уже засопели, хотя воители помоложе продолжали перешёптываться, изредка посмеиваясь меж собой.

«Для них это — развлечение, — устало рассудил Ежевичная Звезда. — Надеюсь, это так и останется лишь небольшим приключением».

Откуда-то из глубины детской он слышал голос Пурди:

— Это всё пустяки по сравнению со штормами, которые я помню с тех пор, как был котёнком...

Что-то забавное было в словах старого кота. «Ничто не заставит Пурди прекратить травить свои байки!» Старик продолжал бубнить свою сказку, пока Ежевичная Звезда пытался уснуть, но сон никак не хотел идти к нему. Наконец полосатый кот задремал, и его окружили тревожные сны о поднимающихся водах и тонущих котах, которые беспомощно тянули лапы, пока волны уносили их прочь.

— Ежевичная Звезда! — Голос и ледяные капельки дождя, усеявшие его шкуру, вернули кота в реальность.

Ежевичная Звезда приоткрыл один глаз и увидел, что над ним возвышался Терновик. Со золотисто-бурой шкуры воителя, обвисшей по его бокам, текли ручьи, а сам кот судорожно трясся. Первый сероватый свет нового дня просачивался в палатку, но буря до сих пор не улеглась. Дождь молотил по крыше палатки, а внутри лагеря не прекращал выть ветер.

— Ежевичная Звезда, тебе стоит кое-что увидеть, — промяукал Терновик сквозь стук зубов.

Стараясь не разбудить спящих соплеменников, Ежевичная Звезда последовал за Терновиком на поляну, щурясь от ледяного дождя, лившегося на него сверху. Земля в ущелье была усыпана листьями и сломанными сучьями, плавающими на поверхности огромных луж, и то тут, то там одним концом наружу из грязи торчали ветки. Наверху в череде стволов образовались проблески: это ясно говорило Ежевичной Звезде о том, что некоторые деревья упали. Часть папоротниковой ограды была вырвана с корнем, оставляя зияющий проём там, где раньше был вход.

— Придётся немало поработать, чтобы поправить это, — мяукнул Ежевичная Звезда, махнув хвостом.

— Всё ещё хуже, — предостерёг его Терновик.

Он повёл его прямо к ограде. Взглянув сквозь проём, Ежевичная Звезда увидел серую воду, угрожающе поднимающуюся по холму по направлению к ним. Волны метались и бурлили, встречаясь со скоротечными ручьями, которые наполняли берега озера, затопившего лес и скрывшего под собой весь подлесок.

— Великое Звёздное племя! — ахнул Ежевичная Звезда. — Озеро добралось до лагеря!

В воздухе повис аромат, напоминавший ему о воде, в которой тонуло солнце. От жутких звуков хлещущих волн и стонов деревьев по телу от ушей до кончика хвоста побежали мурашки.

— Нам нужно уходить! — взволнованно проговорил Терновик.

Ежевичная Звезда развернулся и помчался обратно в центр ущелья.

— Коты Грозового племени! — взвыл он. — Выходите наружу!

Какой-то момент никого не было, лишь из палаток было слышимо невнятное бормотание. Затем из детской пулей выскочила Белка.

— Что происходит?

— Ступай и выгляни за лагерную ограду! — ответил ей Ежевичная Звезда.

Белка поспешила к выходу, затем резко затормозила, стоило ей увидеть, что происходит снаружи. Когда она вернулась, в её широко распахнутых глазах застыл ужас. Однако голос не выдал страха глашатой, когда она спросила:

— Что мы будем делать?

К этому моменту коты уже вышли из своих гнёзд и окидывали происходящее взглядом со смесью страха и гнева. Ежевичная Звезда стремглав промчался сквозь ущелье и забрался по валунам на Высокую Скалу. Он надеялся, что отсюда его голос можно будет расслышать сквозь шум шторма. Милли с Иглогривкой, а также все остальные коты, которые укрывались в его пещере, столпились на вершине холма, и Ежевичной Звезде пришлось протискиваться сквозь них.

— Озеро затопило лес! — рыкнул он. — Мы должны немедленно покинуть ущелье!

Недоверчивые визги послышались со стороны его соплеменников.

— Не может быть! — причитала Шиповница. — Ведь озеро находится у подножия холма!

— Уже нет, — мяукнул Ежевичная Звезда.

Пока он говорил, вода начала просачиваться сквозь проёмы в ограде, смешиваясь с дождевой водой, которая уже была внутри. Поначалу это была мелкая рябь, ничего такого, через что нельзя было бы перебираться. Но за ней сквозь барьер последовал поток серо-бурых волн, увенчанных желтоватой пеной. Когда волны отступили, они унесли за собой большую часть ограды, оставив ещё больше проёмов, в которые могли проникнуть бурлящие потоки.

Какое-то время все коты глазели на происходящее в состоянии тихого ужаса, но вскоре раздались панические вопли, как только племя осознало, что немыслимое уже произошло.

— Кувшинка! Зернолапа! Ко мне! — позвал их отец, Бурый, пока Белохвост и Яролика собирали учеников помладше.

— Ежевичная Звезда! — Уставилась на него Милли с глазами, переполненными ужасом. Когти кошки яростно цеплялись за мокрый камень Высокой Скалы. — Что насчёт Иглогривки? Она не сможет плыть, если ущелье затопит.

— Никому плыть не придётся, — заверил её Ежевичная Звезда. — Из ущелья можно выбраться другими путями.

Листвичка, стоявшая снаружи палатки целителей, помахала хвостом, привлекая внимание собравшихся.

— Следуйте за мной! — чётко приказала она.

Ежевичная Звезда мысленно поблагодарил Звёздное племя за узкую, извилистую тропу, ведущую на скалу, которая начиналась в кустах неподалёку от входа в пещеру целителей. Подъём будет непростым, он это понимал, но с поднявшейся водой этот путь остался единственным маршрутом к их спасению. Он обернулся к котам, столпившимся на скале позади него.

Крутобок! — позвал он. — Найди себе подмогу и спусти со скалы Иглогривку. Встретимся у подножия тропы.

Крутобок пригнулся, а Дым и Песчаная Буря принялись взваливать Иглогривку ему на спину. Ежевичная Звезда тем временем побежал вниз по валунам, к Листвичке.

К этому моменту большая часть племени собралась вокруг входа в палатку целителей. Листвичка и Белка протискивались сквозь кусты, открывая соплеменником первую часть пути. Коты старались держаться слегка за оградой из папоротников, ища в ней хоть какое-то укрытие от непогоды.

— Ух, ты! — пропищал Снеголап, откинув голову назад, чтобы следовать по тропе на вершину скалы. — Откуда Листвичка узнала об этом?

— Целители вообще много всего знают, — мяукнула Яролика, наградив дочь лёгкой оплеухой.

Ежевичная Звезда тяжело сглотнул, рассматривая тропу. Этот подъём был непрост и в хорошую погоду, но теперь он стал по-настоящему опасен из-за дождя и сильного ветра. «Что, если кто-нибудь упадёт? Он сломает шею, и в этом будет моя вина. — Кот покачал головой, отгоняя дурные мысли. — Я — предводитель этого племени. Я обязан защитить их, и другого пути из ущелья нет».

— Бурый, Долголап, — спешно подозвал он двух воителей. — Вы идёте первыми. Удостоверьтесь, что мы всё ещё можем выбраться по этому маршруту. И, ради Звёздного племени, будьте осторожны!

Кратко кивнув, Бурый бросился наверх, а Долголап помчался за ним по пятам. Ежевичная Звезда прищурился, вглядываясь сквозь непрекращающийся ливень и пытаясь наблюдать за их продвижением. Время от времени он терял их из виду, когда коты пропадали за кустами или выступающими скалами, но, наконец, он сумел различить светло-коричневую шкуру Бурого на вершине утёса.

— Всё в порядке! — провыл Бурый. — Но тропа очень скользкая, не торопитесь.

— Отлично, начинаем движение, — распорядился Ежевичная Звезда. — Ромашка, ты следующая. — Он указал хвостом на дрожавшую кошку, чья длинная, кремовая шкура висела на ней, словно крысиные хвосты. — Львиносвет, следуй за ней и убедись, что она в порядке.

— Со мной всё будет в порядке, — мяукнула Ромашка. — Я уже делала это.

Ежевичная Звезда припомнил, как Белка, Яролика и Белохвост взбирались по тропе с Ромашкой и её котятами, чтобы спасти их от нападения барсуков. Это было так много лун тому назад! Сейчас же, несмотря на то, что он очень ждал пополнения в детской, предводитель был безмерно благодарен судьбе, что им не нужно вытаскивать котят из ущелья. «Нам Иглогривки хватит с головой!»

Как только Львиносвет и Ромашка оказались на полпути наверх, Ежевичная Звезда велел подниматься ученикам, каждого со своим наставником, которые следили за их безопасностью. С Янтаркой он отправил Белохвоста, поскольку Долголап уже совершил восхождение. Молодые коты не показывали ни капли страха, уверенно и шустро ступая по узкой дорожке на вершину утёса.

— Следующая Голубка! — скомандовал предводитель.

Бледно-серая кошка подскочила вперёд, шлёпая по лужам под собою. Её уши трепетали от волнения.

— Я не уверена, что смогу сделать это, — пробормотала она. — Я продолжаю выслушивать вещи, которые находятся далеко, и не могу сосредоточиться на том, что находится у меня прямо под носом.

— Разумеется, ты справишься! — Её отец, Берёзовик, подошёл к кошке. — Я буду рядом с тобой и не дам тебе упасть.

Сделав глубокий вдох, Голубка начала подъём. Поначалу она шла медленно и нервничала, но каждый следующий шаг придавал ей всё больше уверенности в собственных силах, и вскоре кошка ускорила походку.

— Не торопись, — пыхтел Берёзовик. — Это не гонка!

— Теперь ты, Терновик, — мяукнул Ежевичная Звезда. — Как будешь наверху, найди себе кустик или другое укрытие, ты пережил тяжёлую ночь.

— Да, бывало и лучше, — коротко кивнул кот своему предводителю.

К этому моменту дневной свет усилился, но небо было по-прежнему затянуто тяжёлыми серыми тучами. Рассвета не предвиделось. Дождь всё ещё лил, как из ведра, его тяжёлые капли, словно волны, летели по всему ущелью, подхваченные порывами ветра.

Посмотрев наверх, Ежевичная Звезда различил растущую толпу котов на вершине утёса. Никто из племени, пока что, не упал. «Может быть, у нас всё получится».

— Кротоус, Черешня, поспешайте! — приказал кот.

Черешня первая вскочила с места, уверенно переставляя лапы, и скрылась в пелене слепящего дождя. Кротоус последовал было за ней, но остановился всего в нескольких хвостах над землёй, прижав уши и уставившись вперёд глазами, переполненными ужасом.

— Я не справлюсь! — завыл кот. — Я упаду!

У Ежевичной Звезды упало сердце.

— У тебя всё получится! — подбадривал он паниковавшего кота. — Все до тебя справились.

— Я соскальзываю! Помогите!

— Мышиный помёт! — выругался в сердцах Ежевичная Звезда.

Он собрался было начать восхождение, чтобы подтолкнуть Кротоуса снизу, но тут же заметил, что Львиносвет стал осторожно спускаться вниз с вершины скалы.

— Держись, Кротоус! — прорычал воитель. — Я иду к тебе! Видишь тот валун вон там? Плоский такой? — Львиносвет замедлился и остановился, свесившись с утёса передними лапами и держась задними за выступающие скалы. — Поставь туда свою переднюю лапу. Теперь ставь задние вон к той расщелине. Вот так вот.

Очень медленно, но верно Кротоус двигался вверх. Два кота продолжали подъём, пока Ежевичная Звезда не потерял их из виду, а обнадёживающий голос Львиносвета не утонул в завываниях ветра.

Яролика и Пеплогривка переминались с лапы на лапу у подножия тропы.

— Мы готовы, Ежевичная Звезда, — мяукнула Яролика.

— Обождите немного, — предупредил их предводитель. — Я хочу удостовериться, что Кротоус добрался до вершины в целости и сохранности. Если он упадёт, он может сбить с тропы того, кто будет идти за ним.

Когда он замолчал, он снова услышал Львиносвета, крикнувшего с вершины утёса.

— Мы это сделали!

«Хвала Звёздному племени! — подумал Ежевичная Звезда. — И Львиносвету хвала!»

— Отлично, выступайте, — сказал он двум кошкам.

Они хорошо начали, делая маленькие, осторожные шаги на полусогнутых лапах, держа свои тела поближе к поверхности скалы. Затем резкий порыв ветра пошатнул Яролику, которая взбиралась в паре лисьих хвостов позади Пеплогривки. Кошка поскользнулась и повисла на краю тропы, судорожно перебирая лапами и испуская отчаянные визги.

— На помощь!

Ежевичная Звезда напряг было мышцы, чтобы броситься к ней, но, прежде, чем он успел пошевелиться, Пеплогривка развернулась и, вцепившись когтями в утёс, схватила зубами загривок Яролики и затащила кошку обратно на скалу.

Так присела рядом со своей спасительницей, дрожа.

— Спасибо, Пеплогривка! — просипела кошка.

— Ты в порядке? — спросила Пеплогривка. — Можешь продолжать идти?

— Пошли, — кивнула Яролика.

Пока Ежевичная Звезда наблюдал, как они неспешно взбирались по склону утёса, он почувствовал, как волна плещется о мех на его брюхе и осознал, что ущелье затопило ещё сильнее. «У нас заканчивается время!» Посмотрев по сторонам на оставшихся, он заметил, что к ним присоединился Крутобок с Иглогривкой и остальными котами, которые провели ночь в пещере на Высокой Скале. Пурди был рядышком. Два целителя стояли подле своей палатки, а Ягодник и Мышеус держались ближе к подножию тропы, нетерпеливо царапая землю в ожидании своей очередь. Шиповница находилась чудь поодаль, рядом с Белкой.

Ежевичная Звезда кивнул двум котам, которые тут же ринулись с места, уверенно шагая наверх. Первые несколько хвостов подъёма Ежевичная Звезда не сводил взгляда с Ягодника, зная, что кремовому воителю присуща некая излишняя самоуверенность, но тот вместе с братом проделал весь путь по тропе без каких-либо неприятностей.

К нему подошла Белка.

— Шиповница нервничает, — пробормотала она на ухо Ежевичной Звезде. — Я пойду с ней, если ты не против.

— Конечно, иди, — Ежевичная Звезда ответил глашатой благодарным кивком. — Я знаю, что с тобой она будет в безопасности.

— Давай-ка, — мяукнула Белка, дружески подтолкнув Шиповницу. — Ты всё время гоняешь белок по деревьям. Тут не сложнее.

Шиповница кивнула, но она явно не была до конца убеждена в этом.

— Я попытаюсь, — прошептала она.

— Я буду сзади, — пообещала Белка. — И не позволю тебе упасть.

«Просто идите уже, мы не можем ждать вас сутки!» — подумал Ежевичная Звезда, которому не давала покоя поднимающаяся вода.

Белка подвела Шиповницу к тропе и начала восхождение. Ежевичной Звезде казалось, что они движутся жутко медленно, но кошки уверенно набирали высоту, и, к облегчению предводителя, Шиповница не впала в ступор от ужаса, подобно Кротоусу. Ежевичная Звезда заметил, что Львиносвет и Пеплогривка стояли на вершине тропы, помогая своим соплеменниками сделать последние несколько шагов. «Спасибо Звёздному племени за них, — подумал он. — За всех, кто помогает. Как бы мы выбрались без их помощи?»

Кот не сводил глаз от утёса и не заметил Милли, пока та не дотронулась хвостом его плеча. Обернувшись, он увидел её рядом с собой, дрожащую всем телом от волнения.

— Как же Иглогривка? — хныкала она. — Она ни за что туда не заберётся!

Ежевичная Звезда почувствовал, как его живот отяжелел, словно набившись камнями. Он полагал, что кто-нибудь сможет протащить Иглогривку по тропе, но теперь, увидев, как тяжело даётся соплеменникам этот подъём, он понял, что практически нереально. Посмотрев мимо Милли, он увидел Иглогривку, которая тихо и покорно ждала своей очереди рядом с Песчаной Бурей и Дымом. «Она мне доверяет. Великое Звёздное племя, что же мне делать?»

— Мы её вытащим, — пообещал кот. — Но сначала отошлём как можно больше остальных. Крутобок, Пестроцветик, вы следующие. Песчаная Буря, как только они доберутся, ты не поможешь Пурди?

— Конечно, Ежевичная Звезда, — ответила Песчаная Буря.

Пурди нахмурился, глядя на узкую, извилистую тропу.

— Не уверен, что мои старые лапы донесут меня туда, — проворчал он.

— Конечно, донесут! — уверила его кошка. — И подумай, какая замечательная байка у тебя будет готова после этого!

Тихонько выругавшись, старик начал забираться на утёс. Песчаная Буря следовала за ним, подбадривая кота с каждым шагом, но его шаг становился всё медленнее и медленнее к каждой достигнутой высотой. Пурди даже полпути не прошёл, когда часть утёса откололась под его лапами, и кот полетел вниз вместе с водопадом камней. Песчаная Буря кинулась было вперёд, чтобы схватить его, но было уже слишком поздно.

— Пурди! — вскрикнула она.

В падении Пурди зацепился за тощий кустик, росший из расщелины в скале. Когти его передних лап впились в растение, а задние лапы отчаянно молотили по утёсу.

— Я застрял! — взвыл он.

Песчаная Буря наклонилась вперёд и ухватила плечо Пурди зубами, подтянула, но ей не хватало сил вытянуть кота наверх.

Ежевичная Звезда спешно обернулся к ожидавшим у подножия тропы потам.

— Я вернуть, — мяукнул он, а затем пошёл на подъём.

Когда он достиг Пурди, который всё ещё цеплялся за чахлый кустик, предводитель понял, что проблема гораздо серьёзнее, чем казалась на первый взгляд. Прямо у них над головами утёс начал осыпаться, вероятно, из-за эрозии почв вследствие дождей, и вес котов, прошедшихся по нему, только усугубил ситуацию.

— Ты меня извини, Ежевичная Звезда! — пыхтел Пурди. — Но я уже слишком стар для этого дерьма. Поскольку я не могу ни спуститься, ни подняться, я пока что поживу здесь, хорошо?

Ежевичная Звезда понимал, что старейшина пытался напустить на себя образ храбреца, но на деле он был напуган и не мог скрыть своего стыда своим провалом.

— Нет, в палатки это не годится, — ответил он, быстро обдумав ситуацию. — Песчаная Буря, иди наверх и найди прочный ивовый прут, достаточно длинный для того, чтобы достать до туда. Пусть Львиносвет тебе поможет.

— Мы ни за что не вытянем Пурди на ивовом прутике, — возразила Песчаная Буря. — Он слишком тяжёлый.

— Слишком много полёвок, — пытался шутить Пурди. — И слишком мало тренировок.

— Мы, возможно, не сумеем поднять его, — ответил Ежевичная Звезда Песчаной Буре. — Но мы сможем опустить его. Как только его лапы окажутся на твёрдой почве, мы сможем попробовать ещё раз.

— Твёрдой почве? — фыркнул Пурди. — Да там внизу озеро!

Песчаная Буря ответила предводителю коротким кивком и поспешила наверх. Ежевичная Звезда обеспокоенно наблюдал, что кошка бежала слишком быстро, и это было небезопасно, но он решил не окликать её, а просто быть благодарным за заботу, которую она проявляет по отношению к своему соплеменнику. Ежевичная Звезда оставался вместе с Пурди, пока длинный ивовый стебель, подрагивая, не спустился к нему с вершины утёса. Для прочности несколько веток было сплетено воедино.

— Мы готовы! — крикнула вниз Песчаная Буря.

— Отлично. Пурди, хватайся зубами за стебель, — наставлял его Ежевичная Звезда, направляя прут ко рту старейшины.

Как только Пурди прикусил ветку, Ежевичная Звезда спустился на один уровень вниз по тропе, чтобы оказаться прямо под стариком.

— Отпускай куст! — взвыл он.

Пурди было замялся, но всё же вынул когти из веток и обхватил лапами ивовый прут. Он начал снижаться, извиваясь на ветке, то и дело ударяясь о скалу впереди него. Ежевичная Звезда зафиксировал когти задних лап на тропе и вытянул наверх передние, чтобы принять на них вес Пурди и приземлить его туда, где кот сможет стоять. Пурди весь скукожился от страха, его глаза метались из стороны в сторону, но, только его лапы коснулись каменистой поверхности, он испустил удовлетворённый выдох.

Ежевичная Звезда решил, что позволять старику спускаться вниз по тропе одному будет слишком рискованно. Вместо этого он заставил Пурди не отпускать ивовый прут и начал выкрикивать команды Львиносвету и Песчаной Буре, которые пролёт за пролётом не отпускали кота, пока тот не достиг подножия утёса.

— Мы спустились! — крикнул Ежевичная Звезда котам на вершине. «Но что теперь нам делать?»

— Я буду в порядке, — мяукнул Пурди, высвободившись из ивового стебля, опутавшего его за время спуска. — Ущелье не наполнится до самого верха. Я пережду непогоду на Высокой Скале.

— Я подожду вместе с ним, — вызвалась Иглогривка.

— В таком случае, я тоже останусь, — добавила Милли, прижавшись к дочери.

Ежевичная Звезда оглядел воду, заливавшую лагерь со стороны папоротниковой ограды. Она уже поднялась высоко и доставала ему до боков, а Иглогривке приходилось напрягаться, чтобы держать свою голову над поверхностью воды.

— Я не брошу здесь ни одного кота! — рыкнул он.

— Тогда что мы будем делать? — прошептала Милли. Её глаза переполнялись диким ужасом.

— Для начала, — сказал он Милли, — я хочу, чтобы ты и Листвичка забрались на скалу. Тогда я буду знать, что вы в безопасности.

— У тебя пчёлы в голове завелись? — Милли с недоверием уставилась на него. — Я не оставлю Иглогривку!

Ежевичная Звезда еле удержался от резкого ответа. Он понимал безграничную преданность Милли своей дочери, но прямо сейчас фанатичная мать была обузой. К его облегчению, Листвичка вышла вперёд и обвила хвостом плечо Милли.

— Пошли, — мягко позвала она. — С Иглогривкой всё будет в порядке. Ты можешь доверять Ежевичной Звезде.

«Я надеюсь, она права», — с тоской подумал Ежевичная Звезда.

— Всё в порядке, — мяукнула Иглогривка. — Иди с Листвичкой. Встретимся на вершине холма.

— Если она умрёт, — Милли прищурилась, обернувшись к предводителю. — Я никогда тебя не прощу.

— Милли, — Ежевичная Звезда склонил голову перед кошкой. — Я обещаю тебе, что я выведу Иглогривку, или умру, пытаясь спасти её.

Милли какое-то время продолжала мерить его своим взглядом, затем развернулась и пошла за Листвичкой. Две кошки скрылись на тропе.

— Я тоже могу взобраться по скале, — напомнил Воробей.

— Нет, мне нужна помощь с Иглогривкой, — ответил предводитель. — Ты больше всего знаешь о её состоянии. — «И я не хочу пускать слепого кота на опасное восхождение по скале». — Дым, твоя помощь мне тоже понадобится, — продолжил он. — И нужно вернуть сюда Бурого.

Он прокричал свой приказ на вершину холма, и, немного погодя, появился золотисто-бурый воитель, похрамывая по пути на стёртых лапах.

За ним семенила Белка.

— Что случилось? — спросила она.

— Нам нужно найти другой путь из ущелья, — объяснил Ежевичная Звезда. — Я подумал, что мы могли бы использовать какую-нибудь ветку, чтобы Иглогривка, Пурди и Воробей могли выплыть на ней из зоны потопа.

— Великое Звёздное племя, звучит рискованно! — воскликнул Бурый. — Ты хочешь, чтобы мы нашли ветку?

— У меня уже есть одна на примете, — ответил ему Ежевичная Звезда. — Мемориальная ветка с отметинами когтей за котов, которые пали в Великой Битве.

Воробей издал гневный вопль.

— А другую никак нельзя использовать?

— Насколько мне известно, она — самая длинный и крепкий кусок дерева в лагере, — заметил Ежевичная Звезда. — Кроме того, если мы её используем, может быть, наши павшие соплеменники смогут помочь нам. Если нам когда-то и нужна была помощь Звёздного племени, то сейчас — больше, чем когда-либо.

Дым и Бурый переглянулись, словно размышляя, наблюдали ли за ними их погибшие пары.

— Мы принесём её, — согласно мяукнул Дым.

Мемориальная ветка склонилась набок, но всё ещё была различима, высовываясь из воды под Высокой Скалой. Бурый и Дым пробрались к ней и затащили обратно к кустам, где их ждали остальные коты.

— Она не очень хорошо держится на плаву, — заметил Бурый с сомнением в голосе.

— Это потому что здесь слишком мелко, — мяукнул Ежевичная Звезда. — Нужно оттолкнуть её подальше.

Дым и Бурый волокли палку прочь от утёса, пока сами не оказались по плечи в хлещущей воде.

— Здесь нормально! — объявил Бурый.

— Тогда идёмте, за ними, — позвала Белка оставшихся в лагере котов.

— Ты не обязана это делать, — проговорил ей на ухо Ежевичная Звезда, пока они вели Пурди, Воробья и Иглогривку в сторону ветки. — Тебе стоит взобраться обратно по скале и присоединиться к остальным.

— Ах, ты, несносный комок шерсти! — Зелёные глаза Белки метали молнии. — Если ты думаешь, что сможешь прогнать меня...

Ежевичная Звезда прервал её, опустив свой хвост на плечо кошки. Огонёк неожиданной теплоты загорелся внутри кота, разбуженный отвагой и несгибаемым духом его глашатой.

— Нельзя так разговаривать с предводителем своего племени, — заурчал он. — Идём, я не буду возражать.

Белка в ответ лишь фыркнула. Пока коты входили глубже в воду, Иглогривке всё труднее и труднее было продолжать держать голову над поверхностью. Её задние лапы могли лишь беспомощно волочиться позади, поэтому морду выше бурлящей вокруг воды удерживали лишь передние лапы.

Ежевичная Звезда пробрался сквозь потоп и оказался рядом с ней.

— Давай-ка, охвати меня.

Он усилием воли сумел сдержать гримасу боли, когда Иглогривка вонзила свои когти в плечо кота. Это позволило ей слегка приподнять голову, на высоту одной мышки, но с новой ношей Ежевичной Звезда едва хватало сил пробираться сквозь воду. Его лапы вязли в грязи, а тело молодой кошки тянуло предводителя вниз.

— Погоди, — мяукнула Белка. — У меня есть мысль.

Раздвигая потоки воды, она поспешила в другую сторону каньона, туда, где Бурый и Дым хранили строительные материалы для палаток, и вернулась с пучком прутьев в челюстях.

— Вот, Иглогривка, засунь их себе под брюхо. Они должны тебя немного поддержать.

Иглогривка отпустила Ежевичную Звезду, а Белка помогла правильно разместить прутья. К облегчению Ежевичной Звезды, они действительно немного приподняли кошку над водой, позволив той не захлёбываться и свободно ползти вперёд.

Остальные коты дожидались их возле мемориальной ветви. Толкая её перед собой, они пробирались в сторону входа в лагерь. Вода разлившегося озера продолжала бурлить, мощное течение то и дело грозилось смыть их с лап. На какой-то миг Ежевичная Звезда засомневался, хватит ли у них сил перебраться через поток, и решил внимательно следить за Иглогривкой.

Воробей закричал, потеряв равновесие, но его крик тут же затих, так как голова целителя оказалась под водой. Ежевичная Звезда метнулся в его сторону и нырнул вниз, испугавшись, что не сумеет найти утопающего кота в подводном хаосе. Вскоре чей-то хвост ударил его по уху. Ежевичная Звезда вытянул лапу и, погрузив когти в промокшую шкуру, вытянул Воробья наверх. Голова целителя показалась над водой, и кот принялся откашливаться водой.

— Спасибо, — прохрипел он, когда сумел выпрямиться. — Как же я ненавижу воду!

Пока коты брели через пролом, вокруг них кружили и бурлили потоки воды. Снаружи лагеря наводнение залило всё пространство со всех сторон. Куда бы ни кинул Ежевичная Звезда свой взгляд, повсюду была мутная вода, по которой плыли листья и обломки сучьев, а из неё торчали деревья и некоторые нижние ветви, основание которых было поглощено разлившимся озером.

— Итак, — провозгласил предводитель. — Вот тут вы и заберётесь на ветку.

— Не думаю, что это сработает, — проговорил Пурди, осматривая ветку с подозрением.

— Не бойтесь, — подбодрила его Белка. — Двуногие это постоянно делают. Мы видели, как они плавают по озеру на тех плоских штуках с большими шкурами на палках, которыми ловят ветер. Если они могут, то и вы справитесь. Вы же не глупее каких-то там Двуногих, правда?

Пурди, заворчав, принялся забираться на ветку, пока Бурый и Дым удерживали её в неподвижном состоянии. К удивлению Ежевичной Звезды, как только Пурди присел на вершине палки, он быстро обрёл равновесие и обернулся к Белке с самодовольным выражением морды.

— Видать, у этих ваших Прямоходов есть, чему у меня поучиться! — проурчал кот.

Воробей шустро забрался на ветку, стоило Ежевичной Звезде показать ему, куда ставить лапы. Благодаря компактному телосложению, целителю это испытание далось относительно легко. А вот Иглогривку ожидала настоящая пытка: поскольку она не могла шевелить задними лапами, как только Ежевичная Звезда затаскивал их на ветви, они тут же соскальзывали и спадали с неё. Вода продолжала кружиться и бурлить вокруг них, угрожая утянуть Иглогривку за собой.

— Что мне делать? — завыла кошка.

На какой-то жуткий момент у Ежевичной Звезды пропала всякая надежда найти ответ. Но положение спасла Белка, воскликнув:

— Погодите!

Встревожив Ежевичную Звезду, глашатая развернулась и помчалась обратно в лагерь, то ли пешком, то ли вплавь по течению.

— Туда нельзя возвращаться! — рыкнул Ежевичная Звезда ей вслед.

— Со мной всё будет в порядке! — донёсся голос Белки сквозь шум дождя и ветра.

Сердце Ежевичной Звезды готово было выпрыгнуть из груди, пока кот ждал её возвращения. Он вздохнул с облегчением, когда увидел кошку, бредущую обратно сквозь потоп. За собой она тащила что-то длинное. Когда глашатая приблизилась, стало ясно, что она принесла ивовый прут, который они использовали, чтобы спустить Пурди вниз по скале.

— Мы можем использовать его, чтобы привязать Иглогривку к ветке, — сказала Белка, присоединившись к остальным и отдышавшись. — Живее, поднимите её задние лапы.

Пока Ежевичная Звезда удерживал ноги Иглогривки в нужном положении, Белка взяла извилистый ивовый стебель в челюсти и нырнула под ветвью, выплыв с другой стороны. Бурый ухватил конец прута и обвил его вокруг Иглогривки, а Белка снова нырнула под воду, оборачивая лиану вокруг кошки.

— Выглядит надёжно, — мяукнула Иглогривка, когда коты повторили процесс несколько раз. Она выглядела очень маленькой и хрупкой, её мех плотно облегал тело под тяжестью воды, а её перепуганные глаза были величиной с луну. Передние лапы кошки обхватывали ветвь, когти глубоко впились в бледную древесину.

Белка сделала последний оборот и вынырнула из-под воды. Ручейки стекали с её тёмно-рыжей шкуры. Кошка подоткнула конец прута под грудь Иглогривки.

— Зови меня, если покажется, что он развязывается.

Когда все три кота оказались на ветке, Белка и Дым начали тянуть её сквозь воду спереди, а Ежевичная Звезда и Бурый подталкивали сзади. Как только они начали движение, ветка угрожающе закачалась. Воробей издал настороженное шипение, но вся троица поглубже впилась когтями в ветку и сумела удержаться.

Как только они оказались снаружи ущелья, вода стала ещё глубже, так что Ежевичной Звезде и его соплеменникам пришлось продолжать вплавь. Ежевичная Звезда не прекращал бороться с течением воды, шипя, когда его лапы запутывались в ветвях и зарослях, скрытых наводнением. Один раз его лапа оказалась в ловушке в чём-то, похожем на ежевику. Коту пришлось с силой выдернуть конечность из западни, чтобы продолжить плыть. Ветер рябил поверхность воды, дождь хлестал Ежевичной Звезде в лицо, заливая глаза и мешая дышать, но ничто не могло заставить его прекратить сражаться с водой на его пути к высоким холмам.

«Спаси нас, Звёздное племя! — мысленно взмолился кот, чувствуя, как намокшая шкура тянет его вниз. — Сами мы не справимся!»

Предводитель смог найти в себе силы двигаться дальше только тогда, когда вцепился зубами в ветку и замолотил всеми четырьмя лапами. Вода заливалась ему в рот, и ему приходилось глотать её, из-за чего дышать становилось всё труднее. «Я не отпущу!» Рядом с ним у Бурого были такие же проблемы, его дыхание становилось частым и хриплым, порой заглушая звуки ветра. Ежевичная Звезда почти не различал Белку и Дыма впереди ветки, но их силуэтов было достаточно, чтобы знать, что те всё ещё не утонули и продолжали тащить ветку вперёд.

Медленно, но верно, четыре кота отвели ветвь в сторону от ущелья, к ближайшему кусочку спасительной суши, поднимающейся из воды. Ежевичная Звезда вздохнул с облегчением, когда его лапы ударились о твёрдую почву. Он снова мог идти по дну, толкая ветку впереди грудью и передними лапами, пока та не достигла берега. Пурди поднялся и слез с ветки, пробираясь по последнему отрезку разлившейся воды, пока не оказался на промокшем от дождя травянистом холме, ведущем на вершину утёса. Воробей побрёл следом за ним.

Белка подошла сбоку к Иглогривке и начала разрывать ивовый стебель. Однако, прежде, чем она успела высвободить свою соплеменницу, огромная волна бурой воды накатила на неё и ударилась о ветвь. Поток сбил Белку с лап и скрыл под водой. Ветка перевернулась, и Иглогривка оказалась под водой, оставаясь связанной. Ежевичная Звезда метнулся вниз, практически мгновенно отыскав Белку и подняв её в воздух. Затем он кинулся к ветке и мощным движением разорвал ивовый прут, орудуя когтями и зубами. Теперь Иглогривка была свободна, но её тело продолжало беспомощно тонуть.

Вода снова закружилась в вихре. Ежевичная Звезда заметил, что Дым, стоявший рядом с ним, тоже нырнул. Вместе они схватили Иглогривку и вытянули её наверх, оттащив к холму, там Бурый помог им отнести кошку подальше от воды. Жадно хватая ртом воздух, Ежевичная Звезда посмотрел на покалеченную воительницу. Та лежала неподвижно, а у её рта образовалась небольшая лужица воды.

— Она не может умереть! — взвыла Белка.

«Я пообещал Милли, — подумал Ежевичная Звезда. — Что я спасу её или умру, пытаясь».

— А ну, прочь с дороги! — Воробей оттолкнул Ежевичную Звезду в сторону и начал массировать грудь Иглогривки, судорожно работая лапами, снова и снова надавливая на её легкие. — Я не дам ей захлебнуться!

В голосе целителя чувствовалась нотка отчаяния. Ежевичная Звезда вспомнил, как Воробей хотел спасти Огнехвоста у озера и чуть не утонул, пытаясь вытащить целителя племени Теней обратно на поверхность. «Тогда он не справился. Прошу, Звёздное племя, не дай ему снова потерпеть неудачу!»

Внезапно, Иглогривка содрогнулась всем телом, и из её рта вылилась пригоршня грязной воды. Ежевичная Звезда увидел, что её грудь начала подниматься и опускаться: кошка задышала. Мгновением позже она подняла голову.

— У нас получилось? — слабым голосом спросила она.

— Получилось, — ответил Ежевичная Звезда. От невероятного облегчения у кота закружилась голова.

— Пошли! — Белка лизнула Иглогривку в ухо. — Давай донесём тебя до вершины утёса. Милли и Крутобок волнуются о тебе.

Ежевичная Звезда видел, что Иглогривка была слишком слаба, чтобы идти самостоятельно.

— Я понесу тебя, — сказал он ей, а затем обернулся к остальным. — Затащите её мне на спину.

Он уже мысленно приготовился нести тяжёлую ношу на холм, когда заметил, что Воробей нервно расхаживал у кромки воды.

— Что-то не так? — спросил предводитель.

— Я не могу найти мемориальную ветвь, — ответил целитель.

Окинув взглядом залитый водой лес, Ежевичная Звезда рассудил, что ветку, должно быть, унесло той же волной, которая сбила с лап Белку и перевернула Иглогривку. Ему показалось, что ветка была видна в нескольких лисьих хвостах от берега, но с таким количеством обломков, плававших на поверхности, сложно было сказать наверняка.

— Её больше нет, — мяукнул он. — Её унесло водой.

— Но на ней была память о наших павших соплеменниках! — ужаснулся Воробей.

— Нет, память о павших находится в наших сердцах и головах, — напомнил ему Ежевичная Звезда. — А эта ветка спасла котов, которым была нужна её помощь. Эту память мы тоже сохраним в самих себе, — поскольку Воробей ничего не ответил, кот продолжил: — Когда всё это закончится, ты можешь сделать новую.

Воробей что-то пробурчал, согласившись, и отвернулся.

Ежевичная Звезда пошёл впереди маленькой группки истощённых котов, бредущих вверх по холму мимо деревьев. Его плечи ныли под весом Иглогривки, а его лапы то и дело скользили на глинистой земле. Ветки били котов по мордам, деревья гнулись чуть ли не пополам, не выдерживая силы ветра. Ближе к краю земля была ровнее, и их восхождение могло стать легче, но Ежевичная Звезда не смел приближаться к обрыву. «Не хватало ещё, чтобы нас сдуло обратно в ущелье».

— Пойду позову остальных на помощь, — бросила Белка через плечо, помчавшись вперёд.

«Откуда в ней столько сил и энергии?» — задумался Ежевичная Звезда, чувствовавший себя в тот момент таким же слабым и забитым, как самый старый старейшина во всём лесу.

Он продолжал восхождение по холму, когда увидел Белку, возвращавшуюся вместе с несколькими соплеменниками. Милли мчалась к своей дочери впереди всех прочих, спотыкаясь и поскальзываясь впопыхах. Крутобок не отставал от неё, а за ним спешили Львиносвет и Пеплогривка.

— Иглогривка! — заверещала Милли, приблизившись к Ежевичной Звезде и всем остальным. — Ты в порядке? — Она принялась покрывать свою дочь яростными движениями своего языка.

— В полном, — хрипло ответила Иглогривка. — Мои соплеменники спасли меня.

Милли обернулась к Ежевичной Звезде, её глаза сверкали благодарностью.

— Благодарю тебя, — мяукнула она. — Благодарю тебя от всей души!

— Это не только моя заслуга: помогали все, — пробормотал предводитель, чувствуя, как его щёки наливались красным от смущения.

— Давая я понесу её, — предложил Львиносвет. — Ты, наверняка, устал.

Ежевичная Звезда с готовностью позволил другим котам перенести Иглогривку со своей спины на Львиносвета. Как только они возобновили движение по склону, Крутобок подставил плечо Ежевичной Звезде, а Белка и Пеплогривка помогли Пурди. На вершине склона Ежевичная Звезда увидел, что Песчаная Буря собрала остальное племя под буком. Он не давал надёжного укрытия от дождя или ветра, но, несмотря на то, что его ветви гнулись и трещали под силой ветра, он был достаточно крепок, чтобы не сломиться. Промокшие и испуганные коты прижимались друг к другу, образуя единую массу мокрых шкур.

Несколько пар глаз в надежде уставились на Ежевичную Звезду, когда тот приблизился к ним.

— Мы останемся здесь, пока не закончится буря, — решил он. — Попытайтесь поспать, если сможете. — Кот тут же рухнул наземь, от усталости больше не в силах осознавать происходящее вокруг него. Единственное, что он почувствовал, отходя ко сну: шкуру Белки, лежавшей рядом с ним и согревавшей кота своим теплом.

Ежевичная Звезда очнулся среди подозрительно спокойной погоды, и какое-то время не мог понять, где он оказался. Он должен был спать в своей пещере на Высокой Скале, а не дремать на малоудобной земле, покрытой опавшими листьями. Тут же он заметил плотный полог из веток, скрывавших небо за собой, и услышал посапывание своих соплеменников. К коту вернулись воспоминания об отчаянном побеге из ущелья среди ночи. Дождь кончился, а ветер спал до лёгкого, словно шёпот, бриза. Небеса всё ещё были затянуты тучами, но куда менее плотными, и их серебристое сияние подсказывало, что солнце почти достигло зенита. Ежевичная Звезда с трудом поднялся на лапы и выбрался наружу из убежища под буком.

С этого места он мог оглядеть всё озеро и земли, простиравшиеся за ним. На мгновение лапы чуть не подогнулись под котом. Весь лес представлял собой бурлящие воды и плавающий мусор. Вода, отражавшая бледно-серое небо, поглотила склоны холма и разлилась за дальний берег, поглотив всё, чего касался взгляд Ежевичной Звезды.

«Речное племя полностью затоплено!» — понял кот. Каждая шерстинка на его теле встала дыбом в ужасе. «Племя Ветра должно быть в порядке, — добавил он про себя, переведя взгляд в сторону вересковых пустошей. — Их лагерь расположен довольно высоко». Живот кота свело, когда он посмотрел в сторону земель племени Теней. Плоская поверхность, покрытая соснами, была поглощена водой, и лишь верхние половины деревьев возвышались над разливом.

— Какой ужас! — ахнул Берёзовик, подошедший к предводителю сзади. — Что случилось с остальными племенами?

— Нам нужно для начала побеспокоиться о собственном племени, — ответил Ежевичная Звезда. «Мы всё равно не в состоянии помочь другим».

Всё больше воителей высыпало из убежища, оцепенело в ужасе осматривая затопленный лес, не находя сил поверить собственным глазам. Ежевичная Звезда подозвал нескольких котов, взмахнув хвостом.

— Мне нужен патруль, который отправится со мной осмотреть ущелье, — мяукнул кот. — Белохвост, Яролика, Черешня. И ты, Берёзовик.

Коты, которых он назвал, засеменили вслед за ним по глинистой траве. Предводитель устремился вниз по склону к месту на утёсе, с которого можно было хорошо осмотреть весь лагерь. Его сердце ёкнуло, когда он посмотрел с обрыва вниз. Всё, что осталось от лагеря Грозового племени — большая лужа серой воды, остановившейся на уровне половины утёса. От поляны, палаток и даже Высокой Скалы не осталось и следа. «Наш дом пропал!»

— Великое Звёздное племя! — прошептал Белохвост, окаменев рядом с ним. — И что теперь нам делать?

Глава 9

— Мы не можем вечно прятаться под этим деревом, — объявил Ежевичная Звезда. — Нам нужно найти подходящее место и разбить там временный лагерь.

Тем временем вернулся патруль, который ходил осматривать залитое ущелье, и Ежевичная Звезда созвал племя на совет. К его удивлению соплеменников ничуть не испугала задача поиска нового дома.

— Как насчёт старого гнезда Двуногих? — предложила Пестроцветик.

— Гнездо лежит ниже ущелья, — ответил предводитель, покачав головой. — Оно подтоплено.

— А почему бы не использовать туннели? — мяукнула Искра.

Ежевичная Звезда уловил резких вздох, послышавшийся со стороны Львиносвета, и вспомнил, как золотой кот однажды оказался в ловушке, когда туннели затопило. Остальные тоже взволнованно переглянулись друг с другом. Но, припомнив собственные поверхностные сведения о туннелях, полученные от Остролистой, а так же битву с племенем Ветра, Ежевичная Звезда рассудил, что это предложение вовсе не такое уж безрассудное. «Быть может, в данный момент этот вариант — лучший из всех, доступных нам».

— Отличная мысль, Искра, — сказал он. — И не стоит бояться заблудиться или попасть в беду из-за поднявшейся воды: мы будем держаться подальше от пещеры, в которой протекает подземная река.

Племя принялось совещаться между собой, котам пришлось почти кричать, чтобы заглушить шум ветвей у них над головами. К несчастью, затишье кончилось, и штормовой ветер возобновился, подув с новой силой. Закапал дождь, тяжёлые капли пробивались через ветви бука, и едва успевшие просохнуть шкуры котов снова стали намокать.

— Мне плевать, куда идти, — в отчаянии бросил Ягодник. — Куда угодно, лишь бы там не было воды!

Ежевичная Звезда поручил Львиносвету и Пеплогривке отвести племя ко входу в туннели, расположенном на холме выше утёса.

Белка собрала вокруг себя учеников и заговорила тихим голосом:

— Я хочу, чтобы вы все присмотрели за Пурди, — сказала она им. — Ему пришлось несладко, наверняка он очень устал, и у него всё болит. Но, ради Звёздного племени, пусть он не догадается, что вы нянчитесь с ним.

Кувшинка закивала, призадумавшись.

— Придумала! Мы попросим его помочь нам самим! — Она подбежала к Пурди. — Нам страшно идти в тоннели! — жалобно промяукала она. — Ты не побудешь с нами?

— Ну разумеется, малышка, — ответил Пурди, подняв своё тучное тело на лапы. — Тебе нечего бояться, когда я рядом!

Он захромал вслед за Львиносветом с Пеплогривкой, а ученики столпились позади него.

Белка обернулась к Ежевичной Звезде, самодовольно растопырив усики.

— Проще простого... — пробормотала она.

Ежевичная Звезда с благодарностью посмотрел на неё, а затем обернулся к Голубке.

— Ты не могла бы провести Воробья? — спросил он.

— Конечно.

— Спасибо, но я и сам смогу себя провести, — отрезал Воробей, фыркнув.

— Не можешь, даже не пытайся! — Ежевичная Звезда посмотрел на тощего целителя сверху вниз. — Воробей, может быть, однажды настанет такой момент, когда твоё скверное поведение пойдёт кому-нибудь на пользу. Но не сейчас. Не время вести себя, как несносный комок шерсти. Повсюду лежат упавшие деревья и поломанные ветки. Угомонись и дай Голубке помочь тебе.

— Как прикажешь, о, великий предводитель, — процедил Воробей, вздохнув.

Оставив его на попечение Голубки, Ежевичная Звезда отправился на поиски Иглогривки. Он нашёл её с Милли и Крутобоком вблизи упавшего бука.

— Давай-ка, забирайся, — мяукнул он, присев как можно ниже, чтобы кошка смогла залезть ему на спину. — Мы быстренько доставим тебя туда, где будет сухо.

— Из-за меня у вас столько проблем, — бормотала Иглогривка, пока Крутобок взваливал её на плечи Ежевичной Звезды.

— Ничего подобного! — заурчала Милли, хотя её глаза не могли скрыть беспокойства. Ежевичная Звезда предположил, что её волновало плохое настроение дочери.

— На самом деле, от тебя много пользы, — сказал он Иглогривке. — Например, ты прикроешь мне спину от дождя, пока мы будем в пути. Тем более ты не тяжелее в меру увесистой белки!

«А вот это было сказано преждевременно», — подумал он, ковыляя вверх по холму. Вес Иглогривки давил ему на плечи, из-за чего продираться через плетёные заросли было очень тяжело. Остальные коты понуро шли позади, повесив головы и волоча хвосты по грязной земле. Навстречу дул ветер, взъерошивая их промокшую шерсть.

Достигнув входа в тоннели, наполовину заваленного грудой камней, коты столпились вокруг него, ожидая своей очереди, чтобы попасть внутрь. Хотя чёрная дыра в земле выглядела устрашающе, всё племя хотело побыстрее залезть в неё и спрятаться от непогоды.

— Вау, тут так необычно! — воскликнула Янтарка, пройдя несколько лисьих хвостов вниз по тоннелю. — Говорите, Остролистая жила здесь? Правда, жила? — спросила она Долголапа.

Тот кивнул.

— Жила, несколько лун. Никто из нас не знал, что она была здесь.

— И тут же вы дрались с племенем Ветра? — вопросительно добавил Каплелап. — Как вы могли видеть что-нибудь?

— А что, если бы вы заблудились? — Снеголап вздохнул, но Ежевичная Звезда видел, в каком восторге от этого приключения пребывает котик. — А что, если бы вы никогда не смогли выбраться отсюда?

— Хватит вам, — мяукнула Белолапа. — Вы не можете целый день стоять тут и болтать.

— Вот именно, вы стоите на проходе, — прошипела Искра. — Всё племя ждёт вас под дождём.

— Прошу прощения, — мяукнула Зернолапа, подталкивая молодых учеников впереди себя. — Они все ещё котята, право, — добавила она, обернувшись к Искре.

— Сама ты котёнок! — передразнила Янтарка.

— Давайте исследовать! — позвал Каплелап. — Я хочу всё-всё увидеть! Поспешим, Пурди!

— Не заходите далеко! — кинула им вслед Искра.

Понадеявшись на то, что Пурди остановит учеников, если те решатся на что-то глупое, Ежевичная Звезда последовал в туннель за остальными. Только достигнув места, где стены немного расходились в стороны, а свет со стороны входа в этом месте почти полностью иссякал, он дал Иглогривке соскользнуть со своих плеч. Милли подскочила к дочери и принялась вылизывать ей шкуру, работая языком против шерсти, чтобы просушить и согреть её.

Остальное племя расселось вокруг них, нагромоздившись, словно кучи мокрых шкур. Ежевичная Звезда задумался: какую жизнь вела Остролистая во тьме этих тоннелей? У него было смутное воспоминание о сиявшем звёздами коте, который оплакивал кошку, когда она пала во время Великой Битвы. «Как же его звали? Листопад? Он был не из племён, но, похоже, он очень хорошо знал Остролистую. Не здесь ли они встретились?»

— Ежевичная Звезда, — голос Пеплогривки оторвал кота от собственных мыслей.

— Да, что такое? — мяукнул предводитель, поведя ушами.

— Как ты думаешь, стоит ли нам пройтись немного вглубь? — спросила серая кошка. — Может, проверить, нет ли тут потопа под землёй? А то весь этот дождь...

— Верно думаешь, — ответил Ежевичная Звезда, хоть про себя он скривился от мысли вставать и куда-то снова идти. — Набери котов, которые пойдут с нами.

Пеплогривка кивнула и засеменила прочь, через мгновение вернувшись с Львиносветом и Искрой. Ежевичная Звезда поднялся на лапы и повёл их вглубь туннеля. Им пришлось пробираться через перепуганных котов Грозового племени, которые держались вместе, кучками, чувствуя себя не в своей тарелке в этом холодном сумраке. Пурди находится дальше всех по туннелю, пять учеников окружили его со всех сторон.

— Забрались мы, значится, на ветку, — мяукал он. — Белка придумала привязать Иглогривку кусочком ивы...

Ученики восторженно пооткрывали рты. Даже несмотря на своё разбитое состояние, Ежевичная Звезда едва сумел подавил смех, подумав о том, как их отчаянная борьба за выживание уже превратилась в байку, которую Пурди мог травить окружающим. Удовлетворившись тем, что его племя, по крайней мере, на какое-то время, было в безопасности, он устремился во тьму. Под лапами было сыро, но не столько потому, что снаружи шёл дождь, сколько по причине постоянной темноты и отсутствия свежего воздуха под землёй. Ежевичная Звезда всегда чувствовал себя неуютно в туннелях, но на этот раз что-то было иначе. Раньше ему казалось, что за ним кто-то следит, словно нечто крадётся за ним, держась в тенях. Но на этот раз ходы казались тихими и пустынными. Каким-то образом это сделало их ещё более холодными и неприветливыми, особенно после того, как свет полностью пропал, и воители продолжили путь в кромешной тьме.

Ежевичная Звезда видел, что Искра и Львиносвет тоже ощутили перемены. В том, как они двигались, оглядывались, напрягали мышцы, даже в запахе, исходившем от них, чувствовалось, что воители приготовились и ждут: что-то должно произойти.

Туннель стремился вглубь прямой линией, столь узкой, что Ежевичная Звезда чувствовал, как стены по обеим сторонам касаются его шкуры.

— Скоро мы должны достигнуть бокового ответвления, — мяукнул Львиносвет через какое-то время. — Нам нужно будет повернуть на него и осмотреть основную пещеру.

Уже через несколько шагов Ежевичная Звезда уловил прохладный ветер, повеявший с одной стороны, и свернул в новый тоннель. Этот проход оказался ещё уже, он извивался резкими углами. Ежевичная Звезда сглотнул ком в горле, боясь застрять из-за широких плеч. Впереди послышался приглушённый рёв, который становился всё громче, пока они спускались всё глубже под землю. С большим облегчением предводитель понял, что впереди замаячили стены пещеры, подсвеченные блёклым светом.

— Мы приближаемся к пещере, — оповестил он своих патрульных.

Спустя мгновение кот затормозил: почерневшая вода обдала ледяной волной его лапы. Вся пещера была наполнена тёмным потоком, волны мерцали в лучах света, просачивавшихся сквозь дыру на потолке.

— Назад! — предупредил Ежевичная Звезда.

Когда он и его соплеменники отступили на несколько шагов назад от кромки воды, Ежевичная Звезда снова остановился, оглянувшись.

— Нам нужно удостовериться, что вода не поднимается, — мяукнул он.

С максимальной осторожностью он прополз чуть-чуть вперёд по проходу и оставил отметины когтей на стене, чтобы обозначить наивысший уровень воды. Мгновения пролетали одно за другим, пока кот сидел и не сводил глаз со стены. Немного погодя он заметил, что Львиносвет высунулся из-за его плеча.

— Хуже не становится, — пробормотал золотой воитель.

— Полагаю, можно возвращаться, — решил предводитель, кивнув. — Эта часть пещер — самая глубокая, так что мы должны быть в безопасности там, где остановились.

Он дал Львиносвету вывести их туда, где их поджидали остальные соплеменники.

— Похоже, здесь мы будем в порядке, — объявил Ежевичная Звезда. — Однако большая пещера затоплена, так что всем котам запрещается спускаться вглубь, — он обернулся и сурово посмотрел на учеников. — Понятно?

Молодые коты закивали со всей серьёзностью. Ежевичная Звезда надеялся, что их приключения научили их, какой опасной может быть вода.

Осмотрев своё племя, Ежевичная Звезда обрадовался, увидев, насколько спокойнее они стали с тех пор, как он ушёл от них исследовать туннели. Коты обсохли и привели себя в порядок. Один или два воителя дремали, но большинство смотрели на него яркими, выжидающими глазами.

— Итак, теперь это — наш новый лагерь, — начал он. — Будем исходить из положения, что нам предстоит провести здесь несколько дней.

— В таком случае нам понадобятся чистые и свежие подстилки, — подала голос Ромашка. — Я возьму это на себя, если ты того пожелаешь, Ежевичная Звезда.

— Это было бы прекрасно, Ромашка, — ответил предводитель. — Выбери несколько котов и отправляйся с ними в лес. Попробуйте раздобыть сухого мха и листьев.

— Мы можем найти какое-то количество внутри полых деревьев, — Ромашка поднялась на лапы и огляделась. — Пестроцветик, Мышеус, вы не сходите со мной?

Три кота выскользнули друг за другом в побитый ливнем лес. Ежевичная Звезда с облегчением осознал, что, пока он ходил по нижним туннелям, буря снова выдохлась, и лишь лёгкая морось падала на землю. Он обратил внимание, что Листвичка тоже вышла из туннеля, на выходе наступая на лапы другим котам и даже не потрудившись сказать ему, куда пошла. Он почувствовал укол раздражения, но затем напомнил себе, что целители были не обязаны отчитываться перед предводителями своих племён.

— Что насчёт добычи? — вызвался Белохвост. — Мой животик намекает, что мой рот отлынивает без работы. Я бы сходил в охотничий патруль, если ты не против.

— Как и я, — добавил Шмель.

— И я, — мяукнул Крутобок. — Хотя я не представляю, что мы сможем там найти.

Всё больше котов присоединялись к общему хору, предлагая свои услуги в том или ином патруле. Белохвосту едва удавалось держать свой голос громче разбушевавшегося гама.

— А что по поводу кучи со свежей дичью, Ежевичная Звезда? Где ты хочешь её разместить?

— Я бы разместил её прямо тут, — ответил кот.

— Что? — презрительно фыркнул Ягодник. — Спать рядом с кучей дичи? Мерзость!

Ежевичная Звезда еле подавил раздражённое шипение.

— Коли родишь идею получше, будь добр поделиться ею с нами, — мяукнул Ежевичная Звезда. — Если мы оставим добычу снаружи, то она промокнет или лисы её украдут.

Когда воители разделились по группам, Ежевичная Звезда зашагал по тоннелю, намереваясь присоединиться к патрулю Белохвоста. Его остановила Песчаная Буря, перегородив коту дорогу своим рыжим хвостом.

— Я думаю, тебе следует остаться здесь, чтобы племя видело тебя, — посоветовала она тихим голосом. — Им необходимо знать, что ты в безопасности и держишь ситуацию под контролем.

Ежевичная Звезда знал, что кошка была права, но кончик его хвоста выдавал разочарование предводителя, вынужденного наблюдать, как охотничьи патрули отправляются без него. Его отвлекла Листвичка, вернувшаяся как раз тогда, когда охотники уходили.

— Где ты пропадала? — резко спросил её Ежевичная Звезда. «Будь она хоть дважды целитель, ей не следует в одиночку бродить по затопленному лесу».

— Всего лишь спускалась к вершине ущелья, — мяукнула Листвичка. — Когда я осматривала лагерь, мне показалось, что я увидела охапки трав, всплывшие на поверхность воды. Можно мне пойти и выловить их?

Первой же мыслью Ежевичной Звезды было отказать целительнице.

— Это слишком рискованно, — принялся он.

— Да нет, со мной всё будет хорошо, правда, — заверила его Листвичка.

— Кто-то должен пойти, — вставил Воробей, не вставая с места. — Мы потеряли столько трав в этом потопе, нужно попробовать спасти столько, сколько возможно.

Ежевичная Звезда согласился, что в словах целителей было здравое зерно. «Любой из нас может подхватить Зелёный Кашель или пораниться острой веткой, которые сейчас разбросаны по лесу».

— Ну хорошо, — мяукнул он, обернувшись к Листвичке. — Но возьми с собой воителя. Того, который не прочь искупаться!

— Спасибо, Ежевичная Звезда, — за сим Листвичка продолжила свой путь, уговорив Черешню следовать за ней.

— Я отправлюсь в лес и посмотрю, не осталось ли трав, которые не были смыты ливнем, — сказал Воробей, поднявшись на лапы.

— Не в одиночку! — приказал Ежевичная Звезда.

Воробей издал протяжный вдох.

— Договорились, не в одиночку. Яролика, не сходишь со мной?

Когда они ушли, Ежевичная Звезда огляделся вокруг. Большинство котов отправились по патрулям, за исключением Милли и Иглогривки, Пурди с учениками, да Терновика, который спал беспробудным сном, вымотавшись за тяжёлую ночку на посту. Воспроизводить повседневные обязанности племени оказалось хорошей идеей — по крайней мере, это не оставляло племени время на напрасное беспокойство.

Несмотря на совет Песчаной Бури, Ежевичная Звезда не мог найти себе покоя и оставаться подолгу в тоннеле. Он вышел наружу и устремился к утёсу, его шерсть снова промокла и испачкалась, пока кот делал тщетные попытки найти чистую тропу сквозь подлесок. В тот момент, как он достиг верхушки ущелья, он заметил Листвичку и Черешню, которые уже спустились по крутой тропе и теперь плавали над затопленным лагерем, вылавливая в воде всплывшую зелень. До кота доносились их голоса:

— Листвичка, нашла что-нибудь полезное?

— Нет, просто дубовый сучок. Хотя, вот, нашла немного пижмы. А, нет, это просто слизистая кора дерева.

Ежевичная Звезда обернулся, заслышав поступь лап позади, и увидел Песчаную Бурю, подошедшую к нему. Он напрягся, ожидая, что кошка отругает его за то, что он покинул туннель, но, вместо этого, он уловил понимание во взгляде её зелёных глаз.

— Огнезвёзду труднее всего было отпускать соплеменников на какое-нибудь опасное задание, — мяукнула она. — Он считал, что, поскольку обладает девятью жизнями, то может пожертвовать парочкой!

— И он был прав, — Ежевичная Звезда почувствовал, как на него нахлынула волна вины. — Это я должен охотиться в затопленном лесу, это я должен плавать в ущелье и удить травы!

— Ты не можешь делать всё сразу, — прошептала Песчаная Буря, коснувшись его уха своим носом. — Тебе следует доверять своим соплеменникам.

— Я знаю, — вздохнул Ежевичная Звезда, почувствовав острую зависть к своим воителям, готовым действовать по любому его приказу.

Он вернулся в туннель с Песчаной Бурей, чтобы проверить котов, оставшихся там. Иглогривка, наконец, уснула, пока Милли мелодично вылизывала её шкурку. Пурди тоже заснул, а Дым построил учеников в линейку и опрашивал их на знание воинского закона. Ежевичная Звезда был рад, что старый воитель нашёл ученикам занятие и держал их подальше от беды.

Немного погодя вернулся Белохвост со своим охотничьим патрулём, тащя за собой трёх кроликов.

— Отличная работа! — воскликнул Ежевичная Звезда. — Не ожидал, что вы принесёте с собой так много.

— На самом деле, мы их не поймали, — признался Белохвост, свалив своего кролика рядом со входом, отмечая место для новой кучи свежей дичи. — Эти кролики захлебнулись. Наводнение, должно быть, вымыло их из собственных нор.

— Так это падаль! — выкрикнул Снеголап, скривив губы и расправив пушок на беленьком загривке. — Я к ним не притронусь.

— Тогда ходи голодным, — отрезал Дым, отвесив ученику оплеуху своим хвостом.

— Всё в порядке, — мяукнул Ежевичная Звезда. — Эти кролики не могли быть мёртвыми слишком долго. А мы все голодны, нам нужно кушать. Очень скоро мы достанем живую дичь.

Но когда вернулись остальные охотничьи патрули, оказалось, что отряд Шмеля сумел поймать лишь одного-единственного дрозда, а коты Крутобока и вовсе прибыли с пустыми лапами.

«Эти кролики становятся всё более и более аппетитными», — подумал Ежевичная Звезда.

Песчаная Буря и Пестроцветик принялись разделывать добычу, а Листвичка и Черешня как раз вернулись со скудным запасом трав, который им удалось выловить. Листвичка отыскала дыру в стене пещеры, которую оборудовала под кладовую. За ними вернулись и Воробей с Яроликой, неся с собой тысячелистник и календулу.

— Для начала сгодится, — прокомментировал Воробей, разместив свои травы в дыре рядом с листвичкиными. — Но у нас совсем нет паутины. Будем наедятся, что ни один кот не поранится.

— Ежевичная Звезда? — Поманил его в сторону Белохвост махнув хвостом. — Мне нужно кое-что сообщить тебе.

— Неужели новые неприятности? — спросил Ежевичная Звезда, почувствовав, как его желудок скрутило от неприятного предчувствия.

— Не уверен. Когда я вёл патруль рядом с границей потопа, я немножко попил. Вода на вкус была очень странной. Как думаешь, она может быть ядовитой?

— Великое Звёздное племя, я надеюсь, что нет, — мяукнул Ежевичная Звезда. Неужели что-то смешалось с водой во время наводнения? — Покажи мне, куда вы ходили. Я хочу попробовать её сам.

Он последовал за Белохвостом, который вспоминал свой путь к разлившейся воде. Было по-прежнему непривычно видеть огромное озеро, плескавшееся на полпути к вершине холма. «Как мы сумеем выжить посреди всей этой воды?»

— Вот тут, — мяукнул Белохвост, остановившись у кромки воды.

Напомнив себе, что вода со странным вкусом не убила Белохвоста, Ежевичная Звезда присел и наклонился. Белохвост был прав: вода действительно была иной на вкус. Но Ежевичной Звезде уже доводилось сталкиваться с этим острым привкусом.

— Она солёная, как вода из Места-Где-Тонет-Солнце, — сказал он Белохвосту, выпрямившись и отряхнув усы от капель.

— Как та вода добралась так далеко сюда? — Спросил воитель, поразившись. — Озеро превращается в Место-Где-Тонет-Солнце?

— Не знаю, — признался Ежевичная Звезда. — Но могу сказать тебе вот что. Она не ядовита. Я наглотался её вдоволь, когда мы путешествовали к тому месту, и я в него упал. Но мы не можем её пить. Те капельки, которые я сейчас сглотнул, только сильнее пробудили во мне жажду.

— Тогда что мы будем пить? — Белохвост взволнованно замахал хвостом. — Тут нет ручьёв. Ближайший — на границе с племенем Ветра.

Ежевичная Звезда полакал дождевую воду из лужицы в траве, чтобы вывести едкий привкус со своего языка. «Пока идёт дождь, от жажды никто из нас не умрёт, — подумал он. — Но как долго мы сможем полагаться на это? Может статься, что озеро ещё нескоро вернётся к прежним берегам».

Вернувшись в тоннель, он подозвал Ягодника и Маковку, которые разъедали друг с другом кусочек кролика у входа в тоннель.

— Я хочу сводить патруль к границе племени Ветра, — промяукал он. — Нам нужно проверить, насколько легко будет добираться до местного ручья, и не пострадал ли он от наводнения.

Два кота спешно проглотили последние куски мяса и присоединились к предводителю. Обернувшись к Песчаной Буре, Ежевичная Звезда спросил:

— Ничего страшного, если я отлучусь? Снова?

— Ну разумеется, — заверила его Песчаная Буря, сверкнув озорной искоркой в зелёных глазах. — Котам не нужен предводитель-бездельник!

Ежевичная Звезда пошёл во главе патруля, ведя двоих котов по пути между промокшими деревьями. Дождь прекратился, ветер угомонился, но с деревьев продолжала капать вода, а стебли зарослей и длинные травинки оставляли накопленную собой воду на шкурах котов, касавшихся их по пути.

Пересекая территорию, Ежевичная Звезда ощущал, как его напряжение росло. Все виды и запахи леса изменились до неузнаваемости. Подушечки лап кота чувствовали, что граница озера проходила всего в нескольких лисьих хвостах от них. Лес был тих, если не считать плеска воды и звуков капель, ниспадавших с деревьев. Никакого тихого шуршания, обычно выдававшего присутствие дичи, никакого пения птиц на деревьях. «Куда все подевались? — задумался Ежевичная Звезда. — И как скоро они вернутся?»

Потребовалось много времени, чтобы обойти затопленную часть территории. Наконец, они достигли участка с редкими молодыми деревьями, который открывал путь на границу племени Ветра. Шум ручья, журчащего и изливающегося, достиг ушей котов, когда они семенили по этому редколесью к границе. Вода там, как правило, текла глубоко, обнажая крутые берега, но сейчас она достигала вершины обрыва, унося ветки и листья мощным бурым потоком.

— Вы, оба, держитесь подальше, — предупредил Ежевичная Звезда.

Он нагнулся над краем воды, вытянув шею, чтобы можно было коснуться ручья. Кот впился когтями глубоко в землю, борясь со страхом быть смытым бурным течением, словно потерявшийся обломок ветки. Вода, которую он испил, была холодной, но чистой, вкус её напомнил Ежевичной Звезде о горах.

— Слава Звёздному племени, она в порядке! — мяукнул он, поднявшись и сделав шаг назад.

Не успел кот договорить, как выше по ручью послышалась частая поступь лап. Её сопровождали разъярённые вопли и шипение. К удивлению Ежевичной Звезды патруль племени Ветра прибежал к ним, находясь на берегу ручья, принадлежавшем Грозовому племени.

Проныра, возглавлявший патруль, издал злобный визг.

— А ну отойдите оттуда!

— Вы о чём? — опешил Ежевичная Звезда, подняв дыбом шерсть на загривке. — Вы находитесь на нашей территории!

Кот слышал, как позади него Ягодник и Маковка выпустили когти. Два других воителя племени Ветра, Лисохвост и Дрокогривка, побежали в их направлении, словно норовя броситься в бой. Но Проныра остановил их, поравнявшись с котами Грозового племени, скомандовав своему патрулю поступить схожим образом.

— Это — единственный источник чистой воды, который у нас остался, — мяукнул он, глядя на Ежевичную Звезду. — Мы переставили пограничные метки на эту сторону ручья. Теперь он полностью принадлежит племени Ветра.

— Не будь мышеголовым! — отрезал Ежевичная Звезда. — Посмотри, сколько там воды! Да там хватит каждому коту во всём лесу!

— Держитесь подальше от нашей воды! — прорычала Дроколапа. Очевидно, воители племени Ветра были слишком поглощены собственной гордостью, чтобы прислушаться к голосу разума.

— Ты действительно готов драться за него? — прорычала Маковка, сделав шаг вперёд.

В тот же миг Лисохвост кинулся на неё, сбив на землю и расцарапав кошке уши. Ягодник хотел было кинуться на подмогу Маковке, но Ежевичная Звезда вскочил между ними, оттеснив кремового воителя назад и положив тому лапу на плечо.

— Стой! — грозно рыкнул он. — Маковка сама справится. Я не хочу развязывать полномасштабную битву.

Пока два кота продолжали кататься по земле, шипя и визжа, Ежевичная Звезда обернулся к Проныре.

— Вы не можете сдвигать всю границу просто потому, что озеро разлилось! — выкрикнул он. — Это безумие!

— Безумие? — переспросил Проныра. — Мы можем делать всё, что захотим! И мы уже это сделали! Если у тебя какие-то вопросы, можешь задать их Однозвёзду. Вот только в данный момент мы не будем рады котам Грозового племени на наших землях.

Какой-то момент инстинкт говорил Ежевичной Звезде наброситься на воителя племени Ветра и разодрать в клочья эту упрямую физиономию. «Мы сможем без труда разделаться с этими пожирателями крольчатины!» Но в этот день сражение ничего бы не решило. Поэтому, вместо этого, он подкрался к двум дерущимся котам и вырвал Маковку из хватки Лисохвоста.

— Довольно, — распорядился он. — Мы уходим.

Маковка поднялась на лапы и отдышалась. С её уха стекала струйка крови, а кое-где у кошки не хватало клочков шерсти, но порезы на боку Лисохвоста свидетельствовали о том, что бой был равным.

— Что, вот так? — прошипел Ягодник. — Ты позволишь им уйти безнаказанными?

— Нет, — ответил Ежевичная Звезда. — Но прежде, чем действовать, я должен всё тщательно взвесить.

— Взвесить!.. — передразнил Ягодник. Затем повернулся к Маковке и вылизал ей раненое ухо.

Ежевичная Звезда проигнорировал неприязненные взгляды со стороны котов племени Ветра и повёл свой патруль обратно, прочь от ручья. В голове его кипели сомнения.

«Грозовое племя сможет продержаться без ручья, пока лес полон дождевой водой. Но что разлившееся озеро сотворило с остальными племенами? Если по Грозовому племени и племени Ветра оно ударило так сильно, то сумели ли и вовсе выжить Речное и племя Теней?»

Глава 10

Когда Ежевичная Звезда возвратился в тоннели, коты расстилали подстилки на ночлег. Было видно, что их оптимистичный настрой улетучился в тот же миг, как племя осознало всю суровую действительность бездомного существования.

— Эта подстилка слишком маленькая, она и близко не подойдёт Иглогривке, — жаловалась Милли.

— Мне жаль, но ей пока что придётся обойтись тем, что есть, — растерянно ответила Ромашка. — Потом мы найдём что-нибудь получше.

Милли фыркнула с досадой, но всё-таки приняла врученный ей свёрток мха и листьев.

Ромашка повернулась и увидела, что Снеголап и Каплелап принялись резвиться на вершине кучи, которую она пыталась распределить; клочья мха летели во все стороны.

— Что вы себе позволяете? — вскрикнула она. — Если вы так обращаетесь с подстилками, вы их не заслуживаете.

— Да они всё равно мокрые и колючие, — проныл Снеголап.

Ромашка сделала глубокий вдох, пытаясь удержать себя в лапах, но вскоре прекратила сопротивляться и дала волю гневу:

— Ах, вы, неблагодарные комки шерсти! — зашипела она. — Коли не нравится здесь, вперёд, возвращайтесь в свою палатку и спите там!

Снеголап поднял глаза на кошку: он не ожидал услышать такой гнев как правильно сделать лепёшку от кашля со стороны Ромашки.

— Прости, — пробормотал он.

Из тени выступил Пурди, за ним семенили остальные ученики.

— Пойдём-ка, детишки, — прохрипел он. — Давайте наберём мха, а вы мне покажете, как уложить его в гнездо. Потом мы все вместе оправимся спать.

— Ты расскажешь нам ещё раз, как ты спасся из ущелья? — попросила Кувшинка.

— Конечно, расскажу!

— Спасибо Звёздному племени за Пурди, — вздохнула Ромашка, когда старейшина и ученики скрылись в глубине туннеля со своей порцией подстилок. — Он так хорошо ладит с молодняком.

— Но он не съел ни кусочка дичи, — сказала Ежевичной Звезде Пестроцветик, подойдя к нему с обеспокоенным взглядом. Я сделала всё, что смогла, разве что насильно не заталкивала кролика ему в глотку, но без толку. Вместо этого он мне сказал отдать всё воителям.

— Так дело не пойдёт, — мяукнул Ежевичная Звезда. — Спасибо, что доложила мне это, Пестроцветик.

В куче дичи оставалось немного кроличьих ошмётков. Подобрав самый большой кусок, Ежевичная Звезда зашагал вглубь туннеля. Когда он нашёл Пурди, тот следил за учениками, пока те складывали себе гнёзда. Ежевичная Звезда бросил кролика к лапам старейшины.

— Ешь.

Пурди даже не взглянул на кота.

— Не голоден.

— Пурди, не время заниматься самоистязанием, — не отступал Ежевичная Звезда. — Нам всем необходимо набраться сил.

Старик отвернулся и устремил свой взор во тьму.

— Я не достоин того, чтобы ради меня тратить силы на охоте, — пробормотал он.

— Не смей так говорить! — возразил Ежевичная Звезда. — Забота о котятах и старейшинах лежит в основе Воинского Закона!

Пурди развернулся и встретился взглядом с Ежевичной Звездой. Большие глаза старика переполняла горечь.

— Я не служил этому племени, когда был молодым котом, — сипел он. — И теперь, когда Кисточки больше нет, всё стало иначе.

Ежевичная Звезда сделал глубокий вдох и посмотрел на кота, склонив голову набок.

— Пурди, ты несправедлив к себе. Если бы ты не спас нас от собаки, когда мы впервые встретились, мы могли бы не достичь Места-Где-Тонет-Солнце, и племена никогда бы не совершили Великого Путешествия. А как бы, по-твоему, сложилась Великая Битва, если бы ты не спас Львиносвета, оказавшегося в ловушке с собаками? Грозовое племя обязано тебе, и оно вряд ли когда-либо сможет сполна отплатить.

— Допустим, — пожав плечами, мяукнул Пурди, по-прежнему сохраняя в голосе нотку старческого упрямства. — Но я всё равно считаю, что тебе стоит беспокоиться о котах, о которых действительно стоит беспокоиться.

Когда Ежевичная Звезда вернулся из дальнего туннеля, к нему подошла Белка.

— Что стряслось? Выглядишь так, словно вгрызся в полёвку, а та оказалась гнилью.

Она выслушала рассказ предводителя о его беседе с Пурди.

— Хм... — Задумалась кошка, когда предводитель закончил. — Думаю, я знаю, в чём проблема. Песчаная Буря! — она подозвала свою мать, которая устраивала себе гнездо в паре хвостов за ней.

— Что такое? — спросила Песчаная Буря.

— Пурди не хватает компании, — мяукнула Белка. — И я вовсе не про тех назойливых учеников. Я знаю, что ты, при желании, управишься с целым племенем — Пурди, впрочем, тоже управится — но ты не могла бы хотя бы притвориться, что хочешь проводить с ним больше времени? Не переживай, мы, между тем, и другую работу тебе подберём.

Глаза Песчаной Бури просияли.

— Я сделаю всё, что в моих силах, — пообещала кошка. — Но, быть может, лучше не прогонять других котов в старейшины, а, напротив, пытаться активнее вовлечь Пурди в жизнь племени? Почему бы не назначить его ответственным за распределение подстилок вместе с Ромашкой?

— Какая здравая идея! — мяукнул Ежевичная Звезда. Он устремился дальше по туннелю, в сторону Ромашки, которая изо всех сил пыталась поровну распределить на подстилки материал, который она собрала. — Мне кажется, или тебе не помешает ещё один набор кошачьих лап? — сказал он ей. — Почему бы не позвать на помощь Пурди?

Усталое лицо Ромашки тут же просветлело.

— Да, только, согласится ли он? Пойду, спрошу его сейчас же.

Она направилась вглубь по туннелю, а Ежевичная Звезда следовал в нескольких шагах позади. Пурди аж оторопел, когда Ромашка задала ему свой вопрос.

— Ну... У меня забот полон рот — присматривать за этими малютками, — промяукал кот. — Но, дык, раз я тебе очень нужен...

— Нужен, очень нужен! — горячо заверила его Ромашка. — Я так устала, что даже не знаю, с чего начать.

— Ну, раз такое дело... Давай, покажи мне, что, да как. А вы, молодёжь, ведите себя смирно, — добавил он, обернувшись к ученикам. — И я вам расскажу что-нибудь, когда вернусь.

Ромашка зашагала обратно по туннелю, держась бок о бок с Пурди. По пути к горе подстилок они прошли мимо Ежевичной Звезды: глаза Пурди сияли гордостью, и предводитель понадеялся, что кот больше не будет поднимать шумиху и отказываться от своей честной доли свежей дичи. «Песчаная Буря, ты так хорошо знаешь Пурди!»

Решив немного побыть наедине с самим собой, Ежевичная Звезда вышел из туннеля и поточил когти о ближайший ясень. После того, как ему пришлось долго ходить с когтями, забитыми грязью и листьями, кот почувствовал невероятное облегчение, увидев их снова чистыми и сияющими. «Как бы мне хотелось, чтобы любую проблему можно было разрешить хорошими боевыми навыками и отвагой», — подумал он, вспомнив, как всё было проще, когда всё, что от него требовалось — раздирать когтями шкуры воителей Сумрачного Леса. Решение проблем всех членов племени утомляло куда больше любой битвы!

К тому времени, как Ежевичная Звезда возвратился в туннель, наступила ночь. Его соплеменники пытались уместиться на тощих подстилках, они прижимались друг к дружке, чтобы разделить между собой драгоценных мох. Прежде, чем отправиться к собственному гнезду, заботливо заготовленному для него Белкой, Ежевичная Звезда выставил Белохвоста на дозор у входа, а Львиносвета — дальше по туннелю, за самыми последними котами.

«Ни врагам нас не застать врасплох, ни наводнению!»

Но самодельные гнёзда были неудобными: мох и листья, несмотря на все усилия Ромашки, были мокрыми, да и их едва хватало. Хуже того, в тоннеле дул, завывая, прохладный ветер и бесцеремонно будил котов.

— Нельзя ли устроиться поглубже в туннелях? — спросил Долголап Ежевичную Звезду. — Ветер мне уши отморозил!

— Нет, нельзя, — ответил полосатый кот. — Мы не можем пойти на такой риск, река в пещере может подняться.

Долголап дёрнул кончиком хвоста. Он не стал спорить, но Ежевичная Звезда слышал, как воитель ворчал себе под нос, пытаясь свернуться в гнезде. В конце концов Ежевичная Звезда впал в беспокойную дремоту, а, проснувшись, увидел сероватое свечение, наполняющее тоннель со стороны входа. Племя вокруг него начало просыпаться. Коты выглядели усталыми и помятыми. «Но, по крайней мере, они все живы».

Ежевичная Звезда встал и выгнул спину, сладко потянувшись и пытаясь не упасть из-за ослабевших от усталости мышц. У входа он увидел Белку, окружённую котами.

— Нужно отправиться в охотничьи патрули, — мяукала она. — Песчаная Буря, ты поведёшь один из патрулей. И ты, Мышеус. И Яролика.

Ежевичная Звезда расслабился после небольшой разминки и, переступив через разворошённые подстилки, присоединился к ней.

— Пограничный патруль нам понадобится лишь один, — объявил он. — И поведу его я.

— Как скажешь, Ежевичная Звезда, — сказа Белка, склонив голову. — Кого ты хочешь взять с собой?

— Голубку, Крутобока и Терновика, — решил он, подумав всего мгновение. «Только самые спокойные коты, которые удержат себя в руках несмотря ни на что».

Выскользнув наружу во главе патруля, Ежевичная Звезда обнаружил, что шёл небольшой дождик, а слабый бриз, нёсший аромат Места-Где-Тонет-Солнце со стороны озера, еле волочил облака по небу. Но самое худшее было уже позади; над головами котов то и дело появлялись небольшие голубые проблески.

— Сегодня бы не пойдём к границе племени Ветра, — мяукнул он. — Мне нужно подумать прежде, чем заняться этой проблемой. Давайте отправимся в другую сторону и попробуем разузнать что-нибудь насчёт племени Теней.

Патруль семенил сквозь промокший лес в сторону границы с племенем Теней. Поднявшаяся вода покрыла всю старую Гремящую Тропу, ведущую в гнезда Двуногих, оставив на виду лишь маленькую полосочку границы. Ежевичная Звезда приказал Терновику обновить метки своего племени, но различить свежих отметок Теней он не сумел.

— Они не отправляли патруль в эту сторону, — заметил он. — Нам стоит пересечь границу и выяснить, что происходит.

— Надеюсь, они в порядке, — проговорила Голубка.

На миг Ежевичная Звезда задумался, с чего это молодая воительница проявился такое беспокойство за соседей, но тут же отбросил эту мысль. «Я и сам за них беспокоюсь».

— Всё выглядит иначе, — мяукнула Голубка, когда патруль сделал первые шаги по территории племени Теней. — Понятия не имею, куда нам стоит идти.

— Мы не потеряемся, если будем идти вдоль кромки воды, — заметил Крутобок. — И не стоит даже пытаться держаться правила трёх хвостов от берега озера. — Рот кота скривился в усмешке. — А то получится, что нейтральная территория теперь проходит прямо посреди земель племени Теней.

Ежевичная Звезда вёл патруль возле самой воды, при этом осматривался по сторонам, силясь определить, где они находились. По одну сторону склон, поросший соснами, устремился вверх. Кот сумел различить очертания гнезда Двуногих среди деревьев и задумался, добралось ли наводнение до двух враждебно настроенных домашних кисок, которые чинили немало неприятностей племени Теней. По другую сторону всюду была вода, из серой поверхности которой то тут, то там торчали тёмные верхушки сосен. В изгибах земли по направлению к воде и форме ежевичных зарослей впереди было что-то до боли знакомое.

У Ежевичной Звезды свело живот от ужаса. «Мы прямо над лагерем племени Теней! Всё их ущелье залито водой!»

Остальные патрульные тоже это поняли.

— Так где все коты? — спросила Голубка, вонзив когти в болотистую почву. — Наверное, с ними случилось что-то ужасное!

Словно услышав её слова, из-за елей выскочил патруль племени Теней. Его возглавлял Углехвост, а Сосногривка и Хорькоглаз держались точно позади него. Замыкал процессию Шилолап, ученик Хорькоглаза.

— Что вы здесь делаете? — начал Углехвост, подбежав к патрульным Грозового племени. — Свалите в туман!

Ежевичная Звезда склонил голову, он намеревался избежать открытого столкновения, подобного произошедшему с племенем Ветра днём ранее.

— Мы просто хотели удостовериться, что вы пережили наводнение, — ответил он. — Мы забеспокоились, когда не нашли свежих пограничных меток на нашей общей границе.

— Нечего Грозовому племени беспокоиться о племени Теней! — прошипел Углехвост.

— И мы как раз шли обновлять метки на границе! — добавил Сосносон, распушив свой чёрный загривок.

Все их нарочито храбрые слова не сумели спрятать от проницательного взора Ежевичной Звезды страха, от которого коты Теней готовы были выпрыгнуть из собственных шкур: зрачки воителей были расширены, а взгляды метались из стороны в сторону, словно разыскивая неведомую опасность, способную наброситься на них из ближайшего укрытия.

— Сожалею о вашем лагере, — мяукнул он, махнув хвостом в сторону воды, бурлящей в низине. — Мы тоже потеряли свой дом.

— Нам не нужна ваша жалость! — отрезал Углехвост. — Мы в порядке. И если вы думаете, что мы скажем, где теперь живём, то вы просто мышеголовые!

«Коли вы в порядке, что ж вы такие ошалевшие?» — подумал Ежевичная Звезда.

— Даже не собирался спрашивать. Скажите просто одну вещь: в порядке ли Рыжинка?

— И остальные ваши соплеменники! — быстро вставила Голубка.

Помявшись мгновение, Хорькоглаз неохотно кивнул.

— Мы все в порядке.

— А ёжики летать умеют, — пробормотал Терновик позади Ежевичной Звезды и тут же получил в свою сторону предупреждающий взмах хвостом.

— Мы хотели бы пересечь вашу территорию и проверить Речное племя, — сказал Ежевичная Звезда. — Мы можем рассчитывать на ваше одобрение, при условии, что будем держаться в трёх хвостах от кромки воды?

— Думаю, да, — рыкнул Углехвост. — Если это заставит вас убраться с наших земель поскорее.

Ещё раз учтиво поклонившись перед отходом, Ежевичная Звезда развернулся и пошёл, посигналив патрульным следовать за ним.

— Речное племя вам спасибо за вмешательство не скажет! — бросил Хорькоглаз им в след. — Нечего строить из себя спасителей всего леса, Грозовое племя!

Проигнорировав это прощание, Ежевичная Звезда повёл свой патруль дальше вдоль края воды к месту, где когда-то из озера торчал полумостик Двуногих, ныне скрытый многими хвостами воды.

— Знаешь, что? — мяукнул Крутобок, поравнявшись с Ежевичной Звездой. — Когда ты спросил о Рыжинке, Хорькоглаз заявил, что все они в порядке, но никто из них ни разу не упомянул Чернозвёзда. Как по мне, так те коты оплакивали своего предводителя.

— Великое Звёздное племя! — Ежевичная Звезда замер, с тревогой уставившись на серого воителя. — Ты правда думаешь, что Чернозвёзд потерял свою девятую жизнь во время бури? «Если предводитель племени скончался, то они должны были рассказать об этом, такое нельзя утаивать!» Но Ежевичная Звезда не был уверен, что соседи были бы рады, начни он выпытывать, где устроилось на время племя Теней. Оставалось лишь ждать, пока они сами принесут ему новости.

Продолжая следовать вдоль воды, патруль оставил деревья позади и отдалился от полумостика. Маленькие деревянные гнёзда Двуногих на берегу озера были полностью погружены под воду, и лишь крашеные кончики их крыш торчали над потопом. Поскольку в этих землях земля была особенно плоской, вода разлилась далеко-далеко, аж до узкой Гремящей Тропы. Перед котами простиралась гладкая серебристая поверхность, устилавшая всё, что здесь было до неё. Установить, что происходило на территории речного Племени, не представлялось возможным.

— Нужно забраться повыше, — предложил Ежевичная Звезда.

Цепляясь когтями по стволу сосны, он добрался до ветки, с которой мог видеть самый дальний край озера. Там, где обычно располагался лагерь Речного племени, между двух ручьёв, в окружении ряда кустарников, не было ничего, кроме сияющей серой воды.

Крутобок взобрался вслед за Ежевичной Звездой и глянул из-за плеча предводителя.

— Спаси их, Звёздное племя! — выдохнул он. — Неужели все погибли?

Ежевичная Звезда не знал ответа. Спрыгнув с дерева, он созвал к себе патрульных.

— От Речного племени ни следа, — мяукнул он. — Мы должны выяснить, что случилось с ними.

— Тот Теневой воитель был прав, — засомневался Терновик. — Грозовое племя не должно заботиться обо всех котах в лесу.

— Но если на кону стоит хоть одна жизнь, то, волею Звёздного племени, мы обязаны прийти на помощь, — настаивал Ежевичная Звезда, встретив его взгляд. — Нам повезло во время бури. А Речному племени — нет.

Терновик пожал плечами, но довольным явно не был.

Ежевичная Звезда принялся высматривать способ перебраться через затопленную Гремящую Тропу. Вблизи месторасположения лагеря Речного племени вода была слишком глубокой, а течение — слишком бурным, так что плыть в том месте было невозможно.

— Нужно отойти подальше от озера, — решил он.

— Тогда мы окажемся очень близко к гнёздам Двуногих, — заметил Крутобок. Ты к этому готов?

— У нас нет выбора, — ответил Ежевичная Звезда. — Как по мне, так Двуногим сейчас и без кучки котов есть, о чём беспокоиться.

Четыре воителя следовали вдоль Гремящей Тропы максимально близко к ней, но стараясь не промочить при этом лапы. Вскоре гнёзда Двуногих оказались на виду: они стояли, тихие и недвижимые, а между ними по воде плавали странные вещи Двуногих.

— Необычно, — мяукнула Голубка, содрогнувшись. — По крайней мере, похоже на то, что Двуногих поблизости нет.

— Давайте искать путь на ту сторону, — напомнил патрульным Ежевичная Звезда, пытаясь придать своему голосу больше уверенности. Огромные пространства вокруг них, залитые водой, не на шутку тревожили кота.

— Быть может, нам стоит вернуться и взять с собой побольше котов? — предложил Крутобок.

— У нас может не хватить времени, — покачал головой Ежевичная Звезда. — Мы не знаем, что нас ожидает на территории Речного племени.

— И, тем более, племя Теней будет просто вне себя от счастья, когда грозовые коты начнут расхаживать туда-сюда по их землям, — добавил Терновик.

Ежевичная Звезда подошёл к ближайшему гнезду Двуногих настолько близко, насколько смог. Вода хлестала по его стенам: она стояла высоко и почти наверняка залилась вовнутрь, достигнув той высоты, при которой среднего роста кот уже не мог бы идти. Перебираясь на сторону Речного племени, котам явно предстояло промокнуть, но был ли способ избежать необходимости плыть всю дорогу? Ежевичная Звезда заметил тёмную линию, окружавшую гнездо ровно под поверхностью воды. Он понял, что это, должно быть, ограда вокруг небольшого участка травы и цветов: такие же ограды были на границе в старом лесу.

— Смотрите, — мяукнул он, показывая хвостом. — Если мы доберёмся до туда, мы сможем идти по верхушкам и добраться до самого конца Гремящей Тропы.

— А дальше? — спросил Терновик.

— Будем плыть и надеяться, что на другой стороне нас ждёт ещё одна ограда. — Ежевичная Звезда посмотрел на своих патрульных, сознавая, что подвергает их в большой опасности. «Что, если я потеряю одного из них?» Но, кроме этого, Ежевичная Звезда понимал, что не сможет просто развернуться и возвратиться в Грозовое племя, не выяснив, что случилось с котами Речного племени.

Не дав себе время передумать, Ежевичная Звезда погрузился в воду и поплыл, пока не достиг ограды. Как он и предполагал, это был деревянный заборчик. Кот, цепляясь когтями, сумел забраться по нему на самый верх: там вода оказалась на уровне середины его лап.

— Всё в порядке! — Он помахал хвостом, призывая остальных следовать за ним. Но вершина ограды была очень узкой, и из-за воды, бившейся о его лапы и бурлящей вокруг, было непросто сохранять равновесие. Ограда содрогнулась, когда следующий кот забрался на неё. Ежевичная Звезда подавил испуганный визг, когда его задние лапы соскользнули, и он еле-еле сумел удержаться и не упасть обратно в воду.

Позади него ругался Терновик:

— Лисий помёт!

Но, когда Ежевичная Звезда посмотрел назад, он увидел, что, несмотря ни на что, полосатый воитель уверенно держался на ограде, и остальные коты тоже сумели последовать его примеру. Из-за воды было сложно различать очертания забора, но, наловчившись, Ежевичная Звезда нашёл способ идти по строго прямой линии, балансируя с помощью хвоста. Шаг за шагом он двигался в сторону противоположного конца ограды, нависавшего над потонувшей Гремящей Тропой.

Достигнув его, кот был ошеломлён видом плоского красного объекта под водой, всего в одной мышке ниже того места, где он стоял. Присмотревшись поближе, он понял, что это такое.

— Тут утонувшее Чудище! — воскликнул кот.

Терновик, который находился как раз позади него, выглянул из-за плеча предводителя и присвистнул:

— Жутковато!

Ежевичная Звезда окинул взглядом чудище. Если они прыгнут на него, они окажутся на несколько шагов ближе к Речному племени прежде, чем им придётся начать плыть. «Но что, если оно проснётся?» Он внимательно изучил поверхность и края Чудища: никаких пузырьков воздуха, никакого движения — ничего, что указывало бы на то, что Чудище живо.

— Пошли, — позвал он остальных. — Сюда!

— Ты совсем мышеголовый? — ужаснулся Терновик. — Прыгать на спину Чудищу?

— Оно под водой, и я уверен, что Чудища не могут плавать, словно рыбы, — заметил Ежевичная Звезда. Не дав Терновику времени возразить, кот прыгнул прямо на вершину Чудища. С плеском приземлившись, Ежевичная Звезда заметил, что земля внизу была не очень глубоко под водой, и роста котов должно было вполне хватить. Ландшафт поднялся с тех пор, как патруль миновал Гремящую Тропу, и продолжал подниматься, так что впереди, на самом краю поля зрения, уже виднелись небольшие холмики, возвышающиеся над водой. Кот сделал глубокий вдох и соскочил вниз.

Фонтан брызг взметнулся в воздух. К большому облегчению воителя, его лапы приземлились на устойчивую травянистую поверхность, а вода едва доставала ему до брюха. Не дожидаясь приказа, остальные патрульные соскочили вслед за ним.

— Великое Звёздное племя! — воскликнул Крутобок. — Как же хорошо снова почувствовать землю под лапами.

Ежевичная Звезда согласился, хоть и брести сквозь воду, чувствуя, как лапы вязнут в гнилой траве, было не самым приятным занятием, а вылизываться после подобной прогулки будет и того хуже. Вдоль дальней грани поля тёк ручей, он разлился из берегов и покрывал всё, чего касался, серой мутью. Ежевичная Звезда устремился к утёсу, который не затронул потоп. Вода становилась всё мельче и мельче, и вскоре коты окончательно вышли на свободную траву. Струйки грязной воды потоком стекали с их шкур.

— Ну наконец-то! — с облегчением воскликнул Крутобок. — Мне показалось, что я превращаюсь в рыбу!

— Ты же понимаешь, что тебе снова придётся пройти через всё это по дороге домой? — фыркнул Терновик. — Так что я бы на твоём месте не списывал со счетов возможность отрастить плавники и покрыться чешуёй.

Продолжая движение по утёсу, скривившемуся у дальнего угла поляны, коты достигли скопления низких, потерявших всю листву кустов. Ежевичная Звезда уловил мимолётное движение под ними. Он напрягся и остановился, чтобы распробовать воздух. За уже привычным ароматом Места-Где-Тонет-Солнце, ему почудилось, что он сумел различить запах Речных котов. Дав хвостом отмашку патрульным не отставать, Ежевичная Звезда пополз вперёд. Когда воители приблизились, два кота Речного племени выскочили из зарослей и остановились перед патрульными Грозового племени, распушив загривки и метая молнии глазами. Ежевичная Звезда узнал глашатая племени, Камышинника, и чёрную кошку по имени Яркошёрстка.

— Стоять! — грозно прорычал Камышинник. — Что вы?... — Он прервался и тут же расслабился. — Ах, это вы! Мы думали, что это бродяги.

— Слава Звёздному племени, вы выжили! — выдохнула Голубка.

— Едва, — мяукнула Речная воительница, содрогнувшись.

Прислушавшись повнимательнее, Ежевичная Звезда понял, что из кустов доносился громкий мяв и шорохи, а запах Речного племени стал особенно силён.

— Я доложу Невидимой Звезде, что вы пришли, — мяукнул Камышинник, скрывшись в зарослях ежевики.

Мгновением спустя к патрульным вышла предводительница Речного племени. За ней показалась и Мотылинка, их целительница, державшаяся позади Невидимой Звезды. Несмотря на всё случившееся, Невидимая Звезда выглядела спокойной и ухоженной, её синевато-серая шкура была аккуратно уложена и чисто вылизана. Она поклонилась.

— Приветствую, Ежевичная Звезда. Приятно тебя видеть. Наверняка, тебе непросто было добраться сюда.

— Непросто — это мягко сказано, — согласился Ежевичная Звезда. — Но мы беспокоились о вас. В безопасности ли Речное племя?

— Наше племя в порядке, — ответила Невидимая Звезда, хоть ей стоило невероятных усилий сохранять ровный голос. — Мы знали, что озеро поднимается, так что когда оно достигло наших палаток, мы ушли и продолжали идти, пока вода не прекратила преследовать нас. — Её голос слегка дрогнул: было очевидно, что она и её коты были жутко перепуганы, но они не могли показать виду при Грозовых котах.

— Котята Лепестянки не пострадали? — не отступал Ежевичная Звезда.

— Конечно, нет. Три воителя несли их. Как обстоят дела в Грозовом племени? — спросила Невидимая Звезда.

— Не самым лучшим образом, — честно ответил предводитель. — Ущелье затопило, но все остались живы, а после мы нашли хорошее и безопасное местечко, где мы сумеем переждать потоп.

Быть может, дело было в признании Ежевичной Звезды в том, что Грозовое племя тоже потеряло свой дом, но при этих словах взгляд Невидимой Звезды заметно потеплел, и она расслабилась. Кошка поравнялась с Ежевичной Звездой, и, как один, два предводителя взглянули на затопленный пейзаж.

— Я не знаю, станет ли когда-нибудь всё прежним, — пробормотала Невидимая Звезда. — Великая Битва, а теперь это... Неужели Звёздное племя более не в силах защитить нас?

— Мы сможем защитить себя сами! — настоял Ежевичная Звезда. — Вода не останется в лесу навечно.

— А что, если останется?

Ежевичная Звезда обернулся к Невидимой Звезде.

— Тогда мы все найдём себе новое пристанище. Мы делали это раньше, мы сделаем это снова.

— Спасибо тебе, что пришёл, — проурчала кошка. Её голубые глаза наполнились теплом. — Становится гораздо легче, когда знаешь, что не проходишь сквозь невзгоды в одиночку.

Ежевичная Звезда коснулся мордой кончика уха Невидимой Звезды.

— Ни одно племя сейчас не одиноко, — прошептал он. — Удачи тебе, и да пребудет с тобой Звёздное племя.

Коты Речного племени попрощались с патрульными с невероятным дружелюбием. Ежевичная Звезда повёл своих котов обратно по дороге, которой они пришли. «И речи не может быть о том, чтобы идти через топи, чтобы пройти землями племени Ветра. Там всё затоплено, куда не кинешь взор».

Они пробирались сквозь подтопленное поле и, поднапрягшись, запрыгнули обратно на ограду. Вода казалась холоднее и грязнее прежнего; лёгкий бриз играл рябью на её поверхности. Патрульные молчали, сконцентрировавшись на преодолении пути по подводному забору в абсолютной тишине.

Достигнув затопленной Гремящей Тропы, Ежевичная Звезда хотел было поплыть к утонувшему Чудищу, когда чей-то визг разрезал воздух.

— На помощь! Умоляю, помогите мне!

Глава 11

Ежевичная Звезда застыл на месте. Позади него соплеменники взъерошили шкуры.

— Что это? — выкрикнул Терновик.

— Доносится оттуда, — мяукнула Голубка, указав хвостом вдаль, на затопленную Гремящую Тропу. На растерянный взгляд Ежевичной Звезды она глухо прошипела: — Я слышать могу не хуже вашего! Я же не оглохла!

— Кошка. Судя по звуку, очень напугана, — Крутобок уставился в сторону звука. — Мы должны пойти и помочь ей.

— Ну не знаю... — замялся Ежевичная Звезда, тревога заливала его с головы до ног, подобно наводнению. — Со всей этой водой, это может быть опасно. — Кот понимал, что беспокойство о здоровье соплеменников должно быть для него важнее спасения незнакомца.

— Давайте хотя бы попробуем найти и разглядеть кошку, — предложила Голубка. Её шерсть в тревоге распушилась, а голубые глаза стали огромными от беспокойства.

Ограда Двуногих, на которой они стояли, вела прямо к стене Гнезда, покрытой расползшимся плющом.

— Если мы заберёмся туда, — мяукнул Крутобок, вильнув ушами в сторону плотно поросших зелёных листьев, — нам откроется достаточно хороший обзор.

Терновик издал глубокий вздох.

— То есть ты предлагаешь подойти прямо к гнезду Двуногих, в котором наверняка полно этих тварей, рискуя при этом упасть в воду, и всё это ради кошки, которую мы даже не видели?

Крутобок смерил соплеменника взглядом с некой толикой презрения.

— Тебе стоит проявить немного сострадания, — рыкнул он.

Как только мех на загривке Терновика начал подниматься, Ежевичная Звезда, не теряя времени, влез между ними:

— Мы заберёмся по плющу и посмотрим, сможем ли разглядеть эту кошку. Не будет никакого бессмысленного риска. Пошли.

Он засеменил по верхушке ограды до стены, а потом принялся карабкаться вверх по плющу. Его живот свело, когда слова Терновика эхом отразились в его голове. Ведь золотисто-бурый воитель был прав: «Мы не можем знать наверняка, что все Двуногие ушли». Однако, Двуногие — существа весьма буйные и шумные, а вокруг было так тихо, что Ежевичная Звезда мог слышать всплеск воды и журчание течений, каждый новый крик попавшей в беду кошки.

— На помощь! Кто-нибудь?

Решив повременить с ответом до окончания восхождения, чтобы не сбивать дыхание, Ежевичная Звезда добрался до верхнего уровня гнезда Двуногих и пополз вбок по плющу, пока не достиг угла постройки. Крики кошки становились всё громче. Ежевичная Звезда посмотрел вниз и чуть не свалился вниз от удивления. Прямо после изгиба, на залитой Гремящей Тропе, сидела маленькая белая кошка с чёрными пятнами на ушах и брюхе. Она находилась в круглом, полом деревянном предмете, который, застряв в ветвях подтопленного куста, покачивался на волнах.

— Тут! Наверху! — крикнул Ежевичная Звезда.

Кошка резко обернулась, отчего её уютное убежище так тряхнуло, что чуть не опрокинулось.

— Меня нашли! — Обрадовалась кошка, запрокинув голову назад, чтобы взглянуть наверх. — Прошу, помогите! Вас тоже бросили?

Ежевичная Звезда распахнул было пасть, чтобы ответить, но прежде, чем он успел заговорить, кошка судорожно продолжила:

— Когда озеро разлилось, мои домочадцы забрали Бренди и Полли, а меня не нашли. — Она потупила глаза книзу и продолжила вполголоса. — Я уснула у них под кроватью. Я не услышала их криков, пока не стало слишком поздно. — Она потрясла головой и снова подняла глаза к Ежевичной Звезде. — А вода начала заливаться в дом так быстро! Я едва успела запрыгнуть в этот тазик, чтобы не промокнуть. Я и не думала, что его унесёт водой!

— Успокойся, — мяукнул Ежевичная Звезда, когда кошка остановилась, чтобы перевести дыхание. — Мы придумаем, как тебя оттуда вытащить.

Теперь, когда кошка была найдена, её нельзя было оставлять беспомощно барахтаться среди наводнения. Однако она была далеко, и её окружала глубокая вода. «Сможем ли мы проплыть такое расстояние? — задумался Ежевичная Звезда. — И если мы доберёмся до неё, как мы её доставим в безопасное место?»

— У меня есть мысль, — мяукнул Терновик, легонько коснувшись хвостом плеча предводителя.

— Давай, выкладывай, — промяукал Ежевичная Звезда, заволновавшись, так как почувствовал, что плющ, на котором он повис, начал отрываться от стены Гнезда. — Мы тут долго не сможем оставаться.

— Видишь эти маленькие выступы на стенах постройки? — Терновик кивнул в их сторону. — У нас наверняка получится перебраться от Гнезда к Гнезду с их помощью.

— Они зовутся подоконниками, — неожиданно мяукнул Крутобок.

Все глаза, словно по команде, устремились в его сторону. Терновик многозначительно вскинул одну бровь.

— Мне довелось пожить с Двуногими, не забывайте, — напомнил им Крутобок. — Когда они поймали меня в старом лесу, который спилили. Двуногие спят в своих Гнёздах на верхних уровнях, — продолжил он. — Проёмы называются окнами. Двуногие смотрят через них наружу, но для входа и выхода не используют.

— Тогда для чего они? — удивлённо спросила Голубка.

— Они пропускают свет, и внутри не так темно.

— А я думал, что Двуногие высматривают через них хищников, — подал голос Терновик. — Идея была бы неплохой, особенно для Двуногих.

Ежевичная Звезда прочистил горло.

— Если вы уже закончили обсуждать строения Двуногих, — мяукнул он. — Нам пора спасать кошку. Терновик, — продолжил он, — думаю, твоя идея может сработать, но реализовать её будет непросто. Быть может, нам с тобой стоит пойти одним.

— Ни в коем случае! — воскликнула Голубка.

— Даже не думай, Ежевичная Звезда, — согласился с ней Крутобок, взмахнув хвостом. — Мы идём с тобой.

От безоговорочной преданности соплеменников у Ежевичной Звезды стало тепло на сердце.

— Так и быть, — проурчал он. — Но, во имя Звёздного племени, будьте осторожны.

Кот первым покарабкался по плющу и достиг подоконника. Он залез на него и сжал зубы от напряжения: несмотря на то, что подоконник был шире ветки дерева, он клонился к земле под небольшим углом, из-за чего существовала опасность соскользнуть с него. Ежевичная Звезда вонзил когти глубоко в дерево и пополз вперёд. Его сердце бешено колотилось.

На краю подоконника ему пришлось прыгать на следующий выступ мимо голой стены из красного камня. «Это то же самое, что и погоня за белками по деревьям», — уговаривал он себя, напрягая мышцы и взмывая в воздух. Кот приземлился, но неловко. Он замахал одной передней лапой в воздухе и остановился, чтобы восстановить равновесие.

Обернувшись через плечо, он увидел, что остальные неспешно следовали за ним. Уверенность наполнила было его лапы, но через секунду вновь улетучилась, как только он увидел, что расстояние от этого подоконника до следующего было гораздо больше.

«Потому что следующий свисает с другого Гнезда, — подумал Ежевичная Звезда. — Но как иначе нам добраться до кошки? Прыгать, вроде, далековато, но мы должны попробовать».

Он оттолкнулся со всей силы и выбросил передние лапы вперёд. Его живот врезался в подоконник, а лапы судорожно заскребли по выступу в отчаянной попытке подтянуться. Забравшись-таки на подоконник, он, забив свой страх подальше в брюхо, подумал: «Нам ещё не раз придётся это сделать. Почти наверняка один из нас сорвётся вниз». Однако его соплеменники следовали за ним без всяческих происшествий, и даже прибавили шаг, привыкнув к препятствиям.

Когда Ежевичная Звезда достиг четвёртого подоконника, он сумел взглянуть вниз, чтобы получше рассмотреть кошку в тазике. Её голубые глаза, наполненные ужасом, не отрывались от кота.

— Прошу, поторопитесь! — взмолилась она. — В тазик попадает вода, я начинаю промокать!

— Мы уже идём! — крикнул ей Ежевичная Звезда, изготовившись к новому прыжку.

— Остановись, Ежевичная Звезда! — взвыл за его спиной Крутобок

Предводитель послушался.

— Что не так?

— Взгляни на следующий подоконник. Ты разве не видишь, что он гнилой? Он не выдержит твой вес.

Проследив за взглядом серого воителя, Ежевичная Звезда увидел, что конец подоконника был неровен и пошатывался на ветру, словно вот-вот готов был рассыпаться в труху.

— Точно прогнившая ветка... — пробормотал он. — И что теперь нам делать? — спросил он, не ожидая внятного ответа.

— Мы должны забраться в Гнездо и найти путь наружу на нижнем уровне, — мяукнул Крутобок.

— Я туда и шагу не сделаю! — воскликнул Терновик, прижав уши. — У тебя что, пчёлы в мозгах завелись?

— Неужели нет другого способа? — Повела усами Голубка.

Крутобок покачал головой.

— У нас нет выбора, если мы хотим помочь кошке, — настаивал он, не повышая голос.

А кошка уже начинала паниковать.

— Что у вас там происходит? — спросила она. — Почему вы остановились?

Ежевичная Звезда обернулся к ней.

— У нас всё хорошо! — ответил он.

Но сам он не был уверен, что говорил правду. Окно, у которого он сидел со своими соплеменниками, было закрыто твёрдым, прозрачным материалом, и он не знал, как можно было его обойти. Он надавил лапой, а затем треснулся о него головой, но на материале не осталось ни единой царапинки.

— Вы пытаетесь забраться вовнутрь? — поинтересовалась кошка. — Это несложно! Там живёт мой товарищ, Пастернак. А окно откроется, если надавить на верхушку.

Ежевичная Звезда переглянулся с Крутобоком.

— Попытка — не пытка, полагаю.

Вытянув лапы как можно выше, он надавил на скользкое прозрачное окно. Нижняя часть взмыла вверх и ударила кота по животу. Он издал приглушённый вопль и почувствовал, как лапы соскользнули с подоконника. Голубка вонзила зубы ему в загривок и удерживала предводителя, пока тот не восстановил равновесие.

— Благодарю! — просипел кот. Взглянув в оконный проём, который приоткрылся снизу, он добавил: — Крутобок, я думаю, что будет лучше, если ты пойдёшь впереди.

Серый воитель протиснулся сквозь проём, сжавшись всем телом, словно выслеживая добычу. С внутренней стороны был ещё один подоконник. На мгновение Крутобок было замялся, но затем спрыгнул вниз. Голубка последовала за ним, а Терновик сделал шаг назад и скривил губы, словно только что учуял падаль.

— Не нравится мне это, — процедил он сквозь зубы.

— Нравится, не нравится... — мяукал Ежевичная Звезда.

Терновик вполголоса фыркнул.

— Поверить не могу, что делаю это.

Пока Грозовые коты пробирались через проём, Ежевичная Звезда оглянулся и крикнул кошке в тазике:

— Мы будем у тебя через мгновение!

Внутри постройки Ежевичную Звезду со всех сторон окружили запахи Двуногих. Каждая шерстинка на его шкуре встала дыбом, все инстинкты кричали ему броситься наутёк, но бежать было некуда. Внутри гнезда Двуногих никто не услышит твой крик. Прочные твёрдые стены преграждали любой путь к побегу, захлопывая ловушку. Но вскоре он понял, что все запахи были старыми, и смог немного расслабиться.

«Как же много всякой всячины Двуногие хранят в своих постройках!» — подумал кот, оглядевшись. Пол был покрыт слоем плотных зелёных пучков. Сперва Ежевичная Звезда подумал, что это трава, но, потрогав его лапами, понял, что это — какая-то шкура Двуногих. Шкурки поменьше были разбросаны по полу и на большом, плоском объекте, который тянулся по помещению, прислонившись к стене. Повсюду стояли крупные деревянные сооружения, но, в отличие от настоящих деревьев, все они отличались прямыми линиями и острыми углами.

— Это — спальня, — подал голос Крутобок. Встретив недоумевающие взгляды остальных трёх котов, он добавил: — Место, где Двуногие спят.

— Очаровательно, — буркнул Терновик.

— Несомненно. Крутобок, давай просто уйдём отсюда? — поторопил его предводитель.

Тот кивнул и повёл соплеменников в проём между стенами постройки. Следуя за товарищем по пятам, Ежевичная Звезда обратил внимание, насколько мягки были шкуры, по которым он шагал. «Котам тут спать — в самый раз, — подумал он. — Но сначала, конечно, надо будет избавиться от Двуногих».

Нагоняя Крутобока за пределами пещеры для сна Двуногих, Ежевичная Звезда и остальные грозовые воители тихо семенили вдоль стены, пока не достигли угловатой горки, ведущей вниз.

— Напоминает мне заброшенное Гнездо Двуногих, — отметил Ежевичная Звезда.

— Они зовут это «ступеньки», — объяснил ему Крутобок.

— Раньше ты нам никогда этого не рассказывал, — заметила Голубка, когда они начали спускаться. — Это очень интересно.

— Мы же воители, а не домашние киски, — напомнил ей Крутобок, фыркнув. — Образ жизни Двуногих нас не касается.

У подножия горки плескалась вода. Ежевичная Звезда взмахнул хвостом, приказав Крутобоку сделать шаг назад и дать ему идти впереди. В стенах постройки было несколько проёмов, и поначалу кот не знал, который из них приведёт их к выходу. Затем он почувствовал дуновение свежего ветерка, повеявшего из одного из проёмов, и уловил визг кошки с того же направления:

— Куда вы подевались?

Соблюдая осторожность, Ежевичная Звезда ступил в поток и поёжился от холода и воды, пропитавшей ему шкуру. Поначалу было достаточно мелко, и можно было просто идти, но за проёмом земля неожиданно ушла у него из-под лап, и кот начал барахтаться в воде и колотить лапами, пока не забрался на что-то твёрдое.

— Кажись, там была ещё одна ступенька, — простодушно ухмыльнулся Крутобок.

— Как скажешь, — проворчал Ежевичная Звезда, раздражённо отряхнув шкурку. — Прыгайте с верхушки на эту... штуку, на которой я стою, — приказал он.

— Это — стул, — объяснил ему Крутобок. — А вон та, плоская штука, — стол. Если перепрыгнешь туда, Ежевичная Звезда, следующему коту будет, куда прыгать.

— Хорошая мысль, — ответил Ежевичная Звезда. — Слава Звёздному племени, что ты знаешь об этих Двуножьих местах, Крутобок.

— И всё же, я буду счастлив не меньше вас, когда уберусь отсюда, — рыкнул серый воин.

Вскоре все четыре кота оказались на столе. Вокруг него были разбросаны стулья: видимо, наводнение смыло их с положенных мест. Один из них застрял в проёме, который вёл наружу, придерживая собою кусок деревяшки, которым Двуногие закрывают проёмы.

В два прыжка Ежевичная Звезда оказался на этом стуле, а ещё спустя прыжок ему открылся внешний мир. Ограда окружала сад и соединялась с Гнездом недалеко от того места, где находился кот. В нескольких лисьих хвостах сидело Чудище, а вода билась о его блестящий синий зад примерно на половине его роста. Между Ежевичной Звездой и Чудищем находился тазик, который уже угрожающе погрузился в воду. Чёрно-белая кошка паниковала, свесившись с края своего плавсредства.

— Прошу, поторопитесь! — выла она. — Мой тазик тонет!

Ежевичная Звезда обернулся к соплеменникам.

— Нам придётся вскочить отсюда на ограду, — сказал он им. — Из-за странного угла придётся туго, но у нас должно получиться.

— Как мы сумеем вытащить кошку оттуда? — спросила Голубка, аккуратно приземлившись на стул неподалёку.

Ежевичная Звезда не знал, как ответить на этот вопрос. «Может быть, тазик прибьётся к ограде, и она сможет выбраться оттуда».

— Да прыгайте уже! — мявкнул он.

Голубка подчинилась приказу и достигла ограды. Крутобок и Терновик последовали за ней. Но когда Ежевичная Звезда попытался проделать то же самое, он не рассчитал прыжок, так как старался не угодить в соплеменников, столпившихся на вершине ограды. Он в отчаянии заскрёб когтями о забор, но не сумел зацепиться. Через мгновение он погрузился в ледяную воду. Его тревожный вой был заглушён водой, поглотившей его с головой.

Ежевичная Звезда судорожно заработал лапами, чувствуя, как холод пробирается ему под шкуру. Его грудь сдавило от нехватки воздуха. Время, которое он провёл под водой прежде, чем сумел вытащить голову над поверхностью, показалось ему вечностью. Жадно глотая ртом воздух, он огляделся, но не сумел различить ничего, кроме хлещущей воды.

— Сюда! — кричала кошка. — Скорее!

Ежевичная Звезда судорожно кружил в воде, пока не уловил краем глаза тазик, плававший всего в паре хвостов от него. Он отдалялся от ограды. «Великое Звёздное племя! Надеюсь, мне удастся его сдвинуть!»

С трудом удерживая голову над водой, Ежевичная Звезда забарахтался в сторону тазика и, доплыв, начал толкать его. Он был скользким, и двигать его было непросто, особенно теперь, когда он уже большей частью был под водой. Чёрно-белая кошка свесила лапы с края и уставилась испуганными глазами на полосатого кота. У того не было ни сил, ни дыхания приободрить её.

Тазик был ближе к Чудищу, чем к ограде, так что Ежевичная Звезда устремился в его сторону. Наконец, он услышал, как тазик легонько врезался в блестящий бок Чудища.

— Вылезай! — просипел предводитель.

Кошка пробралась, шлёпая по воде, которая заполонила тазик, и начала карабкаться на вершину Чудища. Ежевичная Звезда последовал за ней и подтолкнул кошку вверх, затем и сам забрался на безопасную спину Чудища и бессильно распластался на ней. Услышав бульканье внизу, он обернулся вниз и увидел, как тазик скрылся под водой. Кошка смотрела в ту же сторону.

— Там могла быть я! — ахнула она. — Вы меня спасли!

— Не то, чтобы полностью... — пробасил Ежевичная Звезда, махнув хвостом в сторону серебристых вод, окружавших их со всех сторон.

— Спасли, спасли! — настаивала кошка. — Спасибо вам! Меня зовут Минти. А вас?

— Я — Ежевичная Звезда, а они, — он повёл ушами в сторону остальных котов, которые подошли к ним, оставаясь на заборе. — Крутобок, Голубка и Терновик.

— Какие странные имена! — мяукнула Минти, поморщив носик.

Ежевичная Звезда оставил эту ремарку без комментариев. Когда его соплеменники оказались на спине чудища, он выпрямился и стряхнул воду со своей шкуры.

— Что теперь нам делать с киской? — тихо спросил он.

— А зачем нам вообще что-то с ней делать? — мяукнул Терновик. — Мы спасли ей жизнь. Дальше пускай вертится сама.

— Вы не можете меня здесь бросить! — скулила Минти. — Мои домочадцы и братья ушли. Чем мне питаться?

«Рыбой, раз воды сейчас полно, — Ежевичная Звезда еле удержался от саркастичного ответа. — Не её вина в том, что она абсолютно беспомощна».

— Нельзя её бросать, — прошептала Голубка. — Она умрёт от голода и холода. Она же домашняя киска, а они не могут жить сами по себе.

— Можно я пойду к вам домой? — умоляла Минти, состроив жалобные глазки Ежевичной Звезде. — Где живут ваши домочадцы? Их дома затронуло наводнение?

Ежевичная Звезда обернулся к Крутобоку.

— Мы не живём с Двуногими, — объяснил тот. — Мы — дикие коты, из озёрных племён.

Глаза Минти округлились пуще прежнего.

— Ух ты, а я о них слыхала! — воскликнула она. — То есть, о вас. Но разве вы не опасны? Вы убиваете нарушителей и поедаете их вместе с костями!

Ежевичная Звезда вздохнул.

— Нам стоило давным-давно покончить с этими слухами, — бросил он в сторону, а потом обернулся к кошке. — Мы не едим котов. Только мышей, птиц и белок, как и ты.

Минти издала приглушённый писк. Было похоже на то, что кошка вот-вот потеряет сознание.

— Я вам не дикарка, я не ем ничего подобного! — Она раздражённо махнула хвостом. — Пожалуй, я всё-таки не хочу идти с вами.

Терновик пожал плечами и передёрнул усами.

— Да на здоровье. Сиди тут. Хозяин — барин.

Минти заколебалась.

— А почему бы вам тут не остаться? — предложила она спустя мгновение. — Дом очень уютный, а на кухне наверняка осталась моя еда.

— Нет, мы не можем остаться, — мяукнул Ежевичная Звезда. — Наше племя ждёт нас.

— Вас там ещё больше? — взвизгнула Минти, опустив хвост. — На самом деле, я не знаю, где мои домочадцы хранят еду. Да и почти наверняка её испортила вода. — Она склонила голову набок, задумавшись, а затем провозгласила: — Так и быть, я пойду с вами.

— Словно одолжение нам делаешь, — процедила Голубка. — Не веди себя так, словно ты нам больно нужна.

Если Минти и слышала это замечание, она не подала виду. Кошка обернулась к Ежевичной Звезде.

— Вы обещаете, что остальные коты меня не скушают?

— Конечно, нет, — мяукнул Терновик. — Ты такая тощая, что даже на закуску не сгодишься.

Минти пискнула, а Ежевичная Звезда дотронулся хвостом до Терновика.

— Не издевайся над ней. Минти, тебя никто не съест. Но нам предстоит длинная дорога, так что будь готова к непростому путешествию.

— Мне не будет тяжело, — хмыкнула Минти. — Я каждый день гуляю.

Ежевичная Звезда покачал головой. «Едва ли это сравнится с тренировками, но, полагаю, большего ждать нам не стоит». Он посмотрел на забор.

— Прыгай туда, — подбадривал он кошку. — А мы последуем за тобой.

Минти уставилась на ограду.

— Это нереально высоко, — мяукнула она.

— Да ради Звёздного племени! — взорвался Терновик. — Ты что, никогда на забор не лазила?

— Конечно же лазила! — ответила Минти, обиженно насупившись. — Просто... Ну, я обычно забиралась там, по лиане. — Она показала хвостом на другой конец огороженного участка, где густое растение обвивало ограду доверху.

— Замечательно, ступай, плыви к лиане. Или же прыгай тут! — сказала ей Голубка.

— Ты мне поможешь? — спросила она Ежевичную Звезду, неуверенно моргнув.

— Мы все тебе поможем, — пообещал Ежевичная Звезда. — Голубка, вскочи на ограду и схвати Минти, когда она прыгнет.

— Ладушки. — Голубка напрягла бёдра и взлетела на забор в изящнейшем прыжке. «Выпендривается», — подумал Ежевичная Звезда.

— Давай же, — мяукнул он Минти. — Если хочешь, можешь забраться на меня, чтобы тебе было ближе прыгать. — Он присел на краю Чудища, который был ближе всего к забору, и скривился, когда киска вонзила когти ему в спину, пытаясь удержаться на спине кота. Ежевичная Звезда напрягся под её весом и выпрямился, подняв Минти как можно выше. — Прыгай!

Он чувствовал, как Минти перебирала лапы, стараясь сохранить равновесие. Затем кошка оттолкнулась и взмыла ввысь. Отряхнувшись, он взглянул наверх и увидел, как она судорожно цеплялась за деревяшки, а Голубка нагнулась и схватила её за загривок. Уже спустя мгновение Минти оказалась на заборе рядом с Голубкой.

— Великолепно, — рыкнул Терновик. — Теперь мы можем идти?

Ежевичная Звезда дал Крутобоку идти впереди по вершине ограды, а сам решил замкнуть процессию, следуя за Минти. Он хотел быть достаточно близко к ней, чтобы поймать кошку, если та соскочит. Однако, к удивлению Ежевичной Звезды, она семенила с куда большей уверенностью, чем его соплеменники, и её нисколько не смущала узость забора. «Ну разумеется, она же наверняка часто это делала, когда навещала друзей в соседних Гнёздах».

Когда они достигли угла забора, и Крутобок повернул в сторону Гремящей Тропы, Минти остановилась и уставилась на бескрайние просторы, залитые водой.

— Там так много воды! — воскликнула она. — Пастернак и его домочадцы уехали, мои домочадцы уехали, да все домочадцы уехали и увезли своих котов! Кроме меня никого не осталось! — Её голос был таким тихим и потерянным: только сейчас кошка полностью осознала, какая беда обрушилась на её голову.

Крутобок выглянул из-за плеча предводителя и посмотрел на кошку.

— Всё будет хорошо, — утешал он её. — Они вернутся и позаботятся о тебе, когда вода отступит.

Минти закивала, но Ежевичная Звезда не был уверен, что кошка на самом деле поверила ему.

Наконец, они дошли до конца забора, к тому месту, откуда они впервые услышали крики Минти, напротив потонувшего Чудища на Гремящей Тропе. Тут вода доставала им до середины лап. Минти снова начала паниковать.

— Мы не сможем идти дальше, — мяукнула она.

— Мы сможем, всё в порядке, — уверил её Ежевичная Звезда. — Нам придётся переплыть туда, где стоит потонувшее Чудище, затем залезть на забор, и оттуда уже лапой подать до суши.

Минти обернулась к нему; её голубые глаза стали настолько огромными, что грозились вывалиться из собственных орбит.

— Переплыть?

Терновик испустил раздражённое шипение.

— Дай угадаю: ты не умеешь плавать?

— Не знаю, — ответила Минти. — Никогда не пробовала.

Ежевичная Звезда глубоко вздохнул.

— Крутобок, ты впереди. Голубка, поплывёшь по одну сторону от Минти, я — по другую. Терновик, ты замыкаешь. Минти, обещаю, мы переберёмся на другую сторону. Ты поняла?

— Я поняла... Вроде.

Крутобок кинулся в воду и погрёб в сторону Чудища, работая по воде своими могучими лапами. Минти отказывалась покидать ограду, пока Голубка, закатив глаза, не спихнула её вниз. Кошка плюхнулась в воду с приглушённым визгом. Ежевичная Звезда подпёр её с одного бока, а Голубка — с другого. Киска отчаянно молотила лапами по поверхности воды, явно расходуя больше сил, чем требовалось, но, каким-то образом, её тело медленно, но верно, задвигалось вперёд.

— Ух ты, я плы... — Последние слова были прерваны визгом и хлюпаньем, когда вода залилась Минти в пасть. Кошка принялась отплёвываться, пока Ежевичная Звезда удерживал её за плечи, дав возможность Минти перевести дух.

Ежевичная Звезда почувствовал, что усталость начала брать над ним верх, и предположил, что его соплеменники чувствовали себя не лучше. Заплыв к потонувшему Чудищу казался в двойне длиннее, чем был таковым по дороге в Речное племя. «Не остановись мы помочь Минти, мы бы уже были на своей территории». Он был практически без сил к тому времени, как патрульные оказались на территории племени Теней. Ежевичной Звезде стоило неимоверных усилий заставить лапы продолжать движение по сухой земле, мимо подтопленных сосен.

— Это здесь вы обитаете? — спросила Минти, и поспешно добавила из вежливости: — Тут, эм, очень... Миленько.

— Нет, это земли племени Теней, — сказал ей Крутобок. — А мы из Грозового племени. — Он махнул хвостом в сторону противоположного берега озера. — Живём вон там.

— Что? — взвизгнула Милли. — Я не могу идти так далеко! У меня лапы отвалятся!

Ежевичная Звезда взглянул на неё.

— Тогда держи их крепче, — поддразнил он кошку. — А то Терновику всегда хотелось распробовать, каковы домашние киски на вкус.

Минти пискнула и бросилась вперёд, с опаской оглянувшись через плечо на Терновика с ужасом в глазах.

— И зачем ты ей это сказал? — озадачился Терновик. — Ты же знаешь, что я давно завязал с кошатиной!

— Да ты просто покажи ей свои клыки, — прошептала Голубка. — Ишь, как понеслась!

Минти притормозила, дав воителям догнать себя, но от Терновика продолжала держаться как можно дальше. Кошка поравнялась с воителями, двигаясь по открытой травянистой поляне.

— А сколько котов живёт у озера? — спросила она. — Вы все вместе живёте? И правда кушаете мышек, белок, и прочую гадость вроде них?

— Сложно сказать, сколько всего котов в племенах, — ответил Ежевичная Звезда. — Но много. У каждого племени есть лагерь, где они живут бок о бок. И да, мы ловим добычу и поедаем её. Тебе тоже придётся её есть, пока будешь оставаться с нами.

Минти всю аж передёрнуло.

— Ни за что!

Ежевичная Звезда обменялся многозначительными взглядами с Терновиком, полагая, что тот думает о том же, о чём и он. «Посмотрим, как она запоёт, когда проголодается!»

— А тут мрачновато, да? — заверещала Минти. — Не хотела бы здесь жить. На вашей территории тоже темно?

Крутобок покачал головой.

— Земли Грозового племени более открытые, чем эти места.

— Жду не дождусь увидеть их! — мяукнула Минти, слегка подпрыгнув от возбуждения. — Ух, ты, смотрите, белка! Вы её поймаете?

— Нет, — сказал ей Ежевичная Звезда. — Нам разрешён проход через территорию племени Теней, но мы не можем красть у них добычу. Коты племени будут в ярости.

Минти смотрела вслед белке, которая бросилась наутёк в сторону пары сосен и шустро вскарабкалась на ветку одной из них.

— А мы встретим это племя Теней? — тараторила она. — Надеюсь, встретим, наверняка будет весело!

— Поверь мне, это будет совсем не весело, — закатила глаза Голубка. — Слушай, может, ты побережёшь дыхание на долгую дорогу?

Минти обиженно посмотрела на Голубку, но больше ничего не сказала.

Ежевичная Звезда был очень доволен, что им не повстречались патрули Теней. Его шкура и так горела от волнения при мысли о том, что будет, когда он приведёт домашнюю киску к себе в племя. «Грозовому племени не нужны новые коты. Ему бы окрепнуть и защитить тех котов, которые уже в нём состоят».

Однако Ежевичная Звезда не мог бросить Минти помирать с голоду. Он подошёл к киске, которая с опаской оглядывала упавшее дерево, преградившее тропу.

— Просто прыгай на него, — мяукнул он. — А потом спрыгни на другую сторону. Тут невысоко.

Он запрыгнул на дерево, подав кошке пример, а затем схватил её и помог ей преодолеть последние мышиные хвостики высоты, которые кошка не смогла сама преодолеть в прыжке.

«Надеюсь лишь, что мои соплеменники поймут, зачем я привёл домой чужака».

Все Грозовые коты облегчённо перевели дух, когда пересекли границу и оказались на территории своего племени. Их пограничные метки почти иссякли, уступив место запахам грязи и воды, но метки племени Теней отсутствовали вовсе. Следуя вдоль кромки воды, Терновик повёл товарищей по холму, пока они не оказались прямо под утёсом. Путь был нелёгок, приходилось пробираться через вымокшие заросли, которые опутывали лапы и тянули их вниз, словно валуны.

— Теперь мы на территории Грозового племени, — сказал Крутобок Минти, — И мы как раз прошли мимо затопленного лагеря. — Он сбежал вниз с горки и скрылся в зарослях папоротника.

Ежевичная Звезда последовал за ним, кивнув в сторону Минти.

— Пошли, посмотришь, где раньше был наш дом.

Он поманил кошку к себе, на край скалы. Ежевичная Звезда чувствовал, как его сердце забилось сильнее, стоило ему устремить взгляд в ущелье. Серые скалы сейчас не окружали ничего, кроме огромного пруда чёрной, бурлящей воды. Он представил палатки, кучу с дичью, половину пня, на которой любили играть ученики. Где это все? Там, под водой?

Или наводнение уже смыло все следы Грозового племени?

Глава 12

— Да тут ещё больше воды, чем у меня дома! — воскликнула Минти. — Где вы теперь живёте?

— Увидишь, — ответил Ежевичная Звезда. — В той стороне.

Он развернулся прочь от утёса, почувствовав укол горечи за потерянный лагерь, и устремился обратно сквозь заросли. Подъём к туннелю был крутым, и Минти он дался нелегко: всю дорогу она пыхтела, однако, ни разу не пожаловалась. Ежевичная Звезда задумался, осознавала ли кошка, что он и его соплеменники преодолевают столь долгий путь уже второй раз за этот день.

У входа в туннель стояли несколько котов. Ромашка, Пурди и Белка расстилали свёртки промокшего мха и папоротников посушиться при тусклом свете солнца. Несколько поодаль от них три младших ученика внимательно наблюдали за Искрой и Долголапом, которые демонстрировали им боевой приём.

Когда Ежевичная Звезда и его патрульные преодолели, наконец, склон, все присутствующие обернулись к ним. Белка вскочила на лапы.

— Слава Звёздному племени, вы в порядке! Разузнали ли вы что-то о других племенах?

Всё больше котов выбиралось из туннеля и окружало патрульных.

— Речное племя выжило?

— Как далеко разлилась вода?

Первым на Минти внимание обратил Долголап.

— А это кто? — поинтересовался он. — Ежевичная Звезда, ты зачем привёл сюда чужую кошку?

— Ещё один голодный рот, — добавил Ягодник, неодобрительно пошевелив усами. — Нам что, мало проблем было обеспечивать пропитанием собственное племя?

Минти тревожно завертела головой, бросая взгляд своих огромных синих глаз с одного кота на другого. От количества собравшихся и недружелюбия высказавшихся Грозовых котов ей становилось дурно.

— Её зовут Минти, — промяукал Ежевичная Звезда холодным голосом, сурово уставившись на Долголапа и Ягодника. — Мы спасли её из затопленных гнёзд Двуногих рядом с территорией племени Теней.

— Гнёзд Двуногих? — Удивлённо навострила ушки Песчаная Буря. — Выходит, она — домашняя киска? — Кошка вытянула шею вперёд и обнюхала шкуру Минти. — А не пахнешь, — отметила она.

— Мне... Мне пришлось плыть, — замялась Минти.

— Домочадцы бросили её, — объяснил Ежевичная Звезда. — Не помоги мы ей, она бы утонула или умерла с голоду. — Тут же кот вспомнил, что он, вообще-то, был предводителем, и оправдываться ни перед кем не был обязан. — Отведите её вовнутрь, обустройте гнездо и дайте ей что-нибудь поесть, — приказал он.

— Мы займёмся этим, — предложила Янтарка, протиснувшись сквозь скопление воителей.

— Ага, пошли. — Снеголап обвил свой хвост вокруг плеч Минти. — Мы за тобой присмотрим.

Ежевичная Звезда смотрел вслед ученикам, уводившим Минти прочь. Ребята буквально сгорали от любопытства.

— Ты и впрямь домашняя киска? — спросил Каплелап, обернув к чёрно-белой кошке свою очарованную мордочку. — Каково это, жить с Двуногими?

— Правда ли, что вам не нужно ловить себе добычу? — мяукнула Янтарка.

У входа в туннель их дожидался Пурди.

— Держись меня, — мягко промяукал он Минти. — Гнёздышко твоё устроим рядом с моим. Я ж, дык это, тоже был однажды домашним. Сейчас тебе всё про это расскажу.

Ежевичная Звезда последовал за ними в тоннель, чтобы убедиться, что Минти не слишком сильно напрягали прикованным к ней вниманием. Каплелап и Снеголап заготовили подстилку и расстелили её на полу между своими гнёздами и местечком Пурди.

— Вот так вот! — мяукнул Снеголап. — Она немножко мокрая, но всё не так уж плохо, если привыкнуть.

Минти едва не потеряла сознание, увидев мизерную кучу мха и папоротников.

— Я не могу спать на таком! — воскликнула она. — Дома у меня была корзинка! И уютное одеяльце!

Три ученика озадаченно переглянулись.

— Понятия не имею, что это такое, — мяукнула Янтарка. — Но, если хочешь, могу поделиться с тобой перьями. У меня есть немного в гнёздышке.

— Бл... Благодарю! — гостья ещё раз окинула своё гнездо полным скептицизма взгляда, пока Янтарка насыпала в него перья.

Ежевичная Звезда отвлёкся от приключений Минти, когда Белка и Листвичка вошли в туннель и приблизились к нему.

— С подстилками у нас серьёзные проблемы, — заговорила Белка. — Всё вымокло, у котов всё болит от сна на прохладном каменном полу.

— Однако спать снаружи мы не можем, — сказал ей Ежевичная Звезда. — Дождь может возобновиться.

Белка и Листвичка обменялись взглядами.

— И это правда, — мяукнула Листвичка. — Но нам необходимо найти какие-нибудь более подходящие и сухие подстилки, а иначе нас всех скосит Белый Кашель.

Словно в подтверждение её слов, сухой кашель послышался со стороны местечка Иглогривки глубже по туннелю. Ежевичная Звезда сощурился и вгляделся в темноту. Над тёмнолапой кошкой склонился Воробей, и беспокойство читалось в каждом движении целителя, а Милли, находившаяся поблизости, взволнованно царапала когтями каменистый пол.

Предводитель устремился наружу. Лапы Ежевичной Звезды едва поднимались, отяжелев от тревожных мыслей. «Откуда, по их мнению, я должен достать подстилки? Из собственных ушей?!»

По холму поднимался Белохвост, волоча парочку мышей в пасти. Яролика, Шиповница и Пестроцветик следовали по пятам, у первой с собой была белка, а остальные принесли в лагерь по скворцу каждая.

— Мне кажется, добыча начинает возвращаться, — отчитался Белохвост, сбросив ношу в кучу свежей дичи. — По крайней мене, сейчас всё лучше, чем вчера.

— Отлично, — промяукал Ежевичная Звезда, готовый с радостью принять любую крупицу хороших новостей. В куче уже была добыча: видать, другой охотничий патруль уже вернулся. — Белка, ты не займёшься распределением? Тут должно хватить каждому.

Глашатая кивнула и принялась с присущим ей мастерством разделывать добычу, пока Яролика помогала ей доносить каждый кусок до соплеменников.

Минти в ужасе уставилась на дрозда, которого Яролика бросила перед ней.

— Я к этому не притронусь! — объявила она, наморщив носик.

— Он вкусный! — уговаривала её Янтарка. — И когда скушаешь его, сможешь добавить пёрышки к своему гнезду.

Минти отвернулась, вздёрнув мордочку кверху.

— Как хочешь, я съем его, если ты отказываешься, — мяукнул Каплелап, который уже успел проглотить собственную порцию белки.

— Нет, ты его не съешь, — отрезала Яролика, аккуратно оттеснив ученика. — Помни, что королевы и старейшины едят первыми. Пурди, ты не хочешь?

Старый полосатый кот покачал головой.

— Нет, спасибо, той мыши мне хватило с головой.

— В таком случае, я отнесу её обратно в кучу и оставлю на потом, — сказала Яролика. — Минти, если передумаешь, попроси меня, и я разделаю его тебе.

Минти не ответила, а Каплелап проводил дрозда разочарованным взглядом, когда Яролика подняла его и понесла прочь.

К тому времени, как куча с дичью была распределена, день начал клониться к закату, и серые тени принялись просачиваться в туннель. Ежевичная Звезда принял решение устроиться неподалёку от Минти: в конце концов, это он привёл её в туннели за собой, так что ответственность за кошку лежала на его плечах, по крайней мере до тех пор, пока она не обживётся в племени получше.

Домашняя киска сидела на мху и папоротниках, поджав лапы под себя. Ежевичная Звезда слышал, как она ворчала себе под нос, но открыто жаловаться Минти не решалась, пребывая в состоянии полнейшего шока. Спустя несколько мгновений она издала тяжёлый вздох и свернулась калачиком, положив хвост себе на мордочку.

Заснуть кошка, однако, не смогла. Поскольку он и сам продолжал бодрствовать, кот отчётливо слышал, как она шебуршалась и ворочалась в гнезде, то и дело издавая жалобные стоны. Услышав их, Милли поднялась из своего гнезда подле Иглогривки, прошла мимо Ежевичной Звезды и присела рядом с Минти.

— Я понимаю, как ты сейчас себя чувствуешь, — прошептала она. — Я тоже однажды была домашней киской. Мне пришлось долго обучаться жизни в дикой природе.

В полумраке Ежевичная Звезда рассмотрел, как Минти приподняла голову и уставилась на Милли.

— Ты была домашней киской? Тебя тоже бросили домочадцы, или ты сама выбрала жить здесь вот так?

— Я приняла решение остаться с Крутобоком, когда он возвратился в племя, — проурчала Милли. — Для меня быть вместе с ним значило гораздо больше, чем вся еда и мягкие кровати, которыми я обладала. Есть вещи, которые даже Двуногие дать не могут.

— Ты никогда не хотела вернуться назад?

— Я не хочу ничего менять, — заверила её Милли. — Разве что мне бы очень хотелось, чтобы с Иглогривкой никогда не случилась та трагедия. Я никогда не покину Грозовое племя, но и никогда не забуду, что существует иной образ жизни.

«Никогда не знал, что на уме у Милли, — подумал Ежевичная Звезда, почувствовав укол вины оттого, что всегда недолюбливал эту кошку, вечно достающую его с проблемами насчёт Иглогривки. — Мне впредь стоит проявлять к ней больше уважения».

Разговор с Милли сумел-таки успокоить Минти, и уже вскоре она снова свернулась в гнезде, и по её мирному сопению Ежевичная Звезда понял, что кошка, наконец, заснула.

Предводитель очнулся, когда бледный свет зари проник в туннели. Однако, как отметил про себя кот, он был всё таким же пустым и серым, как и за день до этого. «Чтобы лес высох, нам нужно яркое солнце».

Он прихорашивался, вылизывая шёрстку, и тут услышал поступь кошачьих лап и шорох шерсти, трущейся о заросли снаружи. Шиповница, которая дежурила у входа в тоннель, сунула голову вовнутрь.

— Ежевичная Звезда, со стороны племени Теней к нам движутся два кота.

— Благодарю, Шиповница. — Ежевичная Звезда осмотрелся и увидел, что Львиносвет и Мышеус тоже начали просыпаться. Он поманил их движением ушей. — Пойдём, посмотрим, чего они хотят.

Когда Ежевичная Звезда вышел из туннеля, он заметил двух котов, выбирающихся из подлеска: Рябинника, Теневого глашатая, и Пёрышка, их целителя. Ежевичная Звезда напряг лапы. Он уже догадался, с чем был связан их визит.

— Приветствую, — мяукнул он, выступив вперёд.

— Приветствую, Ежевичная Звезда, — ответил Пёрышко. Взглянув на Рябинника, он добавил: — Мы идём к Лунному Озеру. Не знаю, пострадало ли оно от наводнения, но оно расположено довольно высоко в горах, так что будем надеяться, оно осталось цело. — Кот вздохнул. — В противном случае, племена окажутся в большой беде.

— Я стал предводителем племени Теней, — Рябинник выдал объяснение, которое уже, впрочем, никому не требовалось. — Чернозвёзд потерял последнюю жизнь во время бури.

— Мне очень жаль. — Ежевичная Звезда искренне сожалел о смерти предводителя Племени Теней, как сожалел бы о смерти любого другого предводителя, но, при этом, он был очень рад, что Рябинник, наконец, сменил Чернозвёзда. Из друга его сестры, Рыжинки, выйдет сильный и энергичный предводитель. — Да обретёт он покой в Звёздном племени. И да будет предводительство твоё долгим и благополучным, — добавил он.

— Благодарю, — Рябинник кивнул. — Как дела в Грозовом племени? — спросил он. — Вы обошлись без жертв?

— Да, — ответил Ежевичная Звезда. — Было непросто, но мы в порядке. — Он вовремя себя остановил. Никогда не стоит выдавать соседям слишком много сведений, особенно тогда, когда всё племя ютится в туннеле.

Рябинник и сам не горел желанием делиться информацией о своем племени. «Представляю, как им сейчас тяжело», — подумал Ежевичная Звезда, вспомнив путешествие через их затопленные земли днём ранее.

— Сейчас никому не просто, — промяукал Рябинник. Его голос звучал подавленно: очевидно, кот скорбел о Чернозвёзде и волновался о новых обязанностях, сваливавшийся на него среди этого кризиса. — Но, с помощью Звёздного племени, мы выживем.

Ежевичная Звезда тихо согласился с ним. Он смотрел вслед двум Теневым котам, выдвинувшемся в путь вверх по холму в сторону Лунного Озера, пока те не скрылись из поля зрения. Затем Ежевичная Звезда вернулся в тоннель и столкнулся с Воробьём, который в тот же момент покидал его. Целитель поднял голову и принюхался.

— Рябинник и Пёрышко мимо проходили? — спросил он.

— Да, они шли к Лунному Озеру.

Воробей слегка приопустил голову.

— Не удивлён, что Чернозвёзд потерял последнюю жизнь, — промяукал он. — Он был немолод, и многое успел повидать.

Ежевичной Звезде показалось необычным слышать подобные слова от Воробья. Кот говорил так, словно и сам был стариком. «Хотя, несмотря на свою слепоту, Воробей действительно успел повидать больше, чем многие из нас».

К тому моменту уже многие коты успели проснуться и начали выбираться наружу. День становился ярче, хотя солнце ещё не взошло; прохладный бриз раскачивал ветки деревьев и ронял капли росы наземь.

Из туннеля показалась Белка, и, сладко зевнув, заговорила:

— Как хочешь распределить патрули сегодня?

— Нужно сосредоточиться на охоте, — ответил ей Ежевичная Звезда. — Пусть Песчаная Буря и Белохвост поведут патрули. А ты, пожалуй, прогуляйся до границы с племенем Ветра. Племя Теней я беру на себя.

Белка кивнула.

— Как мне поступить с ручьём, на который племя Ветра наложило лапы?

Ежевичная Звезда замялся, припомнив напряжённую стычку с патрулём Ветра, которое предъявило свои права на всю пресную воду.

— Пока что ничего не предпринимай, — рассудил он. — Я буду надеяться, что проблема разрешится сама собой, когда озеро вернётся в прежние берега. Бери с собой лишь тех котов, которые сумеют сохранить хладнокровие, даже если коты племени Ветра попытаются вас спровоцировать.

Когда Белка отвернулась и принялась распределять котов по патрулям, из туннеля вышла Иглогривка. Милли шла сбоку от неё. Ежевичная Звезда обратил внимание, что кошка морщилась, волоча себя по земле.

— Что-то не так? — спросил он.

— У неё мозоли на брюхе из-за промокшей подстилки, ответила Милли. — Ежевичная Звезда, ты должен что-то предпринять.

— Да всё в порядке, — пробормотала Иглогривка. — Не закатывай скандал!

— Воробей? — Ежевичная Звезда обернулся к целителю. — Что ты об этом думаешь?

Воробей подошёл к Иглогривке.

— Почему ты не сказала мне, что у тебя мозоли? — резко спросил он.

— Не хотела тебя беспокоить. — Кошка виновато посмотрела на свои лапы.

— Да ради Звёздного племени! — Заворчал Воробей, издав недовольный вздох. — Зачем, по-твоему, нужны целители? — Обернувшись к Ежевичной Звезде, он продолжил: — Я осмотрю её мозоли и подберу какие-нибудь травы, но Милли права. Сон на камне и мокрых подстилках только усугубит состояние Иглогривки.

Прежде, чем Ежевичная Звезда успел ответить, из туннеля раздался изумлённый писк. Он обернулся через плечо и увидел Минти, вышедшую наружу вместе с Янтаркой.

— Ух ты! — воскликнула кошечка, разинув рот от удивления. — Безногая кошка!

«Ну что же ты за тупой комок шерсти!» — подумал Ежевичная Звезда. Иглогривка втянула голову в плечи, смутившись.

— Ну что ты, у неё есть ноги, — поспешно мяукнула Янтарка, напустив на себя умный вид. — Задние не работают, вот и всё.

— И она до сих пор жива? — спросила Минти. — Вам приходится кормить её, и всё такое?

— Именно так, мы ловим ей добычу, — ответила Янтарка. — За кого ты нас принимаешь? Она же наша соплеменница! Ты полагаешь, мы могли бы бросить ей?

Минти одарила Иглогривку изумленным взглядом.

— А вы не такие уж и дикие, — пробормотала она.

— Вообще-то, дикие, — мяукнула Янтарка, раздражённо взмахнув хвостом. — Мы дикие, но отнюдь не дикари.

Ежевичная Звезда одобрительно кивнул ученице. Однако он ещё не придумал, как разрешить проблему с мокрыми подстилками, и понадеялся, что умные мысли придут к нему во время патрулирования. Сейчас он больше всего хотел убраться подальше из временного лагеря и перевести дух.

— Голубка, — начал он, подозвав кошку, которая сидела к нему ближе всего. — Я хочу, чтобы ты отправилась со мной в патруль к границе племени Теней.

— Нет проблем, — мяукнула Голубка. — Мне как раз хотелось размять затёкшие лапы.

— Давай возьмём с собой двух старших учеников, — предложил Ежевичная Звезда. — У них в последнее время пропало множество тренировок. Их наставников мы, разумеется, тоже возьмём в патруль.

— Я их позову. — Голубка, вильнув хвостом, засеменила в туннель. Мгновения спустя она вернулась, ведя за собой Шмеля и Маковку. За своими наставниками скакали возбуждённые Кувшинка и Зернолапа.

— И вправду идём в патруль к границе племени Теней? — заверещала Зернолапа.

Ежевичная Звезда кивнул.

— К тому, что от неё осталось. А на пути к ней нам могут встретиться опасности, которых мы не ожидаем, так что вам обеим стоит сохранять здравый смысл и не забегать вперёд.

— Мы не убежим, — пообещала Кувшинка.

Ежевичная Звезда повёл патруль вдоль утёса, в сторону племени Теней, оставляя метки на внешней границе их территории, пока они не достигли пограничного ручья. Разлившись от ливня, он вышел из берегов и превратился в бурый, грязный поток, текущий по направлению к озеру. Остановившись, чтобы распробовать воздух, предводитель понял, что мог различить лишь слабые запахи племени Теней.

— Они так и не обновили свои метки со вчерашнего дня, — мяукнул он.

— Мы, впрочем, тоже ещё не обновили, — заметила Маковка. — Смысла в этом не так уж много, учитывая, что кругом вода, — добавила она, вздрогнув.

— Ни один кот в здравом уме не попытается пересечь этот ручей, это я могу сказать наверняка, — согласился Шмель.

— И всё же, я считаю, нам нужно продолжать устанавливать метки, — рассудил Ежевичная Звезда. — Ученики могут попрактиковаться в этом деле.

— Ура! — Кувшинка, подпрыгнув от радости, принялась за дело. — Я уже чувствую себя настоящим воителем! — прокомментировала она.

Ученики медленно, но верно, продвигались вниз по ручью, раз за разом находя новые места у кромки воды, подходившие под метки. Из-за разлившегося ручья граница сдвинулась вовнутрь территории Грозового племени.

— Надеюсь, племя Теней после того, как вода сойдёт, не решит, что мы уступили им территории, — пробормотал Шмель

— Даже если решит, то мы очень быстро разъясним им их ошибку, — угрюмо ответил Ежевичная Звезда.

Заморосил лёгкий дождик, промочив им шкуры и пронизывая холодом до самых костей. Не считая стука капелек дождя, весь лес был тих. Ежевичная Звезда чувствовал, как начал дыбиться мех на его загривке, когда он, пробираясь сквозь вымокшие заросли и проходя мимо деревьев, с которых текли ручейки воды, не находил следов ни от добычи, ни от других котов. Даже птицы перестали петь.

Ученики, которые ушли вперёд на несколько шагов, замедлились и остановились.

— Ух ты, вы только посмотрите! — воскликнула Кувшинка.

Ежевичная Звезда засеменил вперёд и поравнялся с молодыми котами. Те достигли кромки разлившегося озера. Вода тянулась перед ними бесконечной серебристой массой, из которой то тут, то там торчали верхушки деревьев.

— Вода поднялась выше старой Гремящей Тропы, — мяукнула Зернолапа. — Оттуда до озера больше лисьих хвостов, чем я сумею сосчитать!

Кувшинка молчала, с грустью созерцая последствия наводнения.

— Что-то не так? — спросила Зернолапа.

— Я думала о потонувшей дичи, — ответила Кувшинка. — Как мы теперь найдём достаточно еды?

— Всё просто! — утешила её Зернолапа. — Мы просто расширим территорию за противоположную сторону утёса!

Ежевичная Звезда изумлённо уставился за золотисто-бурую кошку. Неужели решение, как спасти племя от голодной смерти, всё это время был настолько просто? Ему даже в голову не пришло, что охотиться можно не только на скудных остатках собственных земель!

— Слушай-ка, а Зернолапа может быть права, — прошептала Голубка.

— Даже не знаю... — Ежевичная Звезда подумал, что он, как предводитель, должен относиться к непроверенным решениям с максимальной осторожностью. — Расширение границ станет очень смелым шагом.

— Но за утёсом у нас не будет никаких соперников, — заметил Шмель. — Там никто не живёт.

— Там могут быть лисы и барсуки, — возразила Маковка, дёрнув хвостом. — У нас и так было с ними достаточно бед, когда Грозовое племя только поселилось на этих землях. Сможем ли мы принять на себя подобную ношу и выстоять, когда мы находимся в таком состоянии? — добавила она, многозначительно кивнув в сторону их исхудавших тел и поредевших шкур.

— Мы можем начать с нескольких охотничьих патрулей, — мяукнул Ежевичная Звезда, в котором перспектива новых земель и новой добычи начала разжигать огонёк азарта. — Не обязательно сразу разграничивать те земли.

Пока они продолжали свой путь, ученики носились туда-сюда вдоль кромки воды, осматривая бурлившее озеро то ли с трепетом, то ли с испугом.

— Смотрите! — пискнула Кувшинка. — Палка Павших Воинов!

Ежевичная Звезда взглянул туда, куда показывала кошка, и заметил палку, на которой Воробей оставил засечки в знак памяти о котах, которые пали в Великой Битве. Она наполовину оставалась на плаву, а другая половина ушла под воду, застряв среди ветвей подтопленного дуба.

— Мы должны достать её! — воскликнула Зернолапа.

Обе ученицы уже готовы были броситься в озеро, но Ежевичная Звезда успел вовремя прыгнуть перед ними и преградить им путь.

— Остановитесь! — приказал он. — Плавать в разлившейся воде слишком опасно!

— Но палка же... — возразила Зернолапа. — Она очень важная!

— И она никуда не денется, когда вода сойдёт, — мягко добавила Маковка. — А теперь отойдите от воды.

Вместе со Шмелём они оттеснили своих подопечных от манящего края наводнения, а затем повели их обратно в лагерь.

— Ну-ка, ну-ка! — воскликнул Шмель, остановившись и оглянувшись. — Там рыба плавает между деревьями!

Ежевичная Звезда тоже приметил шустрый серебристый силуэт, мелькнувший между подводной листвой. На какой-то миг ему захотелось поймать её. «Нет, — рассудил он. — Мы и так достаточно промокли».

— Лучше уж поохотимся за ущельем, — сказал он остальным, возобновив движение по глинистой земле. — Ты подала очень хорошую идею, Зернолапа.

Ученица горделиво распушила грудку.

— Позволь отправиться туда в патруль! — попросила она.

— Нет, — ответил Шмель. — Только опытные воители могут ходить за пределы границ. — Переглянувшись с Ежевичной Звездой, который одобрительно кивал, кот продолжил: — Там могут оказаться другие коты, решившие освоить эти земли из-за наводнения, не говоря уже о барсуках и лисах.

— Но я — прекрасная охотница! — не отступала Зернолапа. — И прыгать могу высоко-высоко! Смотрите!

Она взмыла в воздух и приземлилась наземь, глубоко впившись когтями в кусок грязного мха.

— Поймала! — рыкнула она. Но затем, когда кошка попыталась сделать шаг назад и вынуть когти, мох оказался таким мокрым, что пристал к её шкуре и не желал отлипать от неё. — Он липучий! — пожаловалась она, тщетно тряся в воздухе лапами.

— Не шевелись, — мяукнула Кувшинка, подойдя к сестре и отцепив от неё мох аккуратными движениями когтей. — Зернолапа, честное слово, порой ведёшь себя, словно самый глупый комок шерсти.

Зернолапа смущённо заморгала, опустив хвост.

— Но ты права, прыжок был, хоть куда! — встряла Голубка. — Шмель всегда с восторгом рассказывает мне о том, какая ты восхитительная охотница. Не хочешь и мне продемонстрировать парочку своих навыков?

Зернолапа немного оживилась.

— Я понимаю, что ты успокаиваешь меня, — мяукнула она. — И надеешься, что я не буду рваться на охоту за тем ущельем. Но если ты хочешь, то я покажу…

— Спасибо, это было бы здорово! — ответила ей Голубка, словно предвкушая веселье.

Патруль снова начал движение, и Шмель подошёл к Голубке.

— Это было здорово, — промяукал он, потеревшись своей мордочкой о её плечо. — Спасибо, милая!

— Мне нравится работать с учениками, — мурлыкала в ответ кошка.

— Я жду, не дождусь, когда у нас будут свои котята. — Шмель двинулся дальше. — Я знаю, что ты будешь замечательной матерью.

К удивлению Ежевичной Звезды Голубка отодвинулась от друга.

— Впереди ещё много времени, — ответила она. — Сейчас не до этого, пока мы не разобрались с наводнением.

— Ладно, ты права, — пробормотал Шмель, прижав уши. Но Ежевичная Звезда понял, что Голубка увидела боль в его глазах. Всё ли в порядке между ними?

Глава 13

Дождь кончился, но тучи не рассеялись, и было невозможно определить, достигло ли солнце зенита. Когда небо стало ярче, Ежевичная Звезда собрал котов вместе, чтобы разделить скудный улов, который принесли с собой охотники.

— Как же мне надоело грызть мокрый мех! — пожаловался Белохвост, ткнув неподвижное тельце мыши передней лапой. — Отдал бы, что угодно, за возможность похрустеть сочненькой полёвкой дома, в ущелье, лёжа на солнце!

— Как бы то ни было, сейчас в твоём распоряжении лишь эта мокрая мышь, — сказала ему его подруга, Яролика. — Уж её ты зря не потрать.

Белохвост заворчал и принялся есть, делая небольшие, отрывистые укусы.

Ежевичная Звезда заметил, как из туннеля вышла Минти в сопровождении Милли и молодых учеников. Она в смятении посмотрела на воробья, которого Янтарка бросила перед ней.

— Я так голодна! — простонала кошка. — Но кушать это... Так неприятно!

Янтарка закатила глаза.

— А ты попробуй, — Милли уговаривала киску доброжелательным голосом. — Может быть, тебе понравится. — Встретив недоверчивый взгляд Минти, она продолжила: — Помню, как я впервые пробовала дичь. После еды Двуногих она казалась мне чем-то шокирующим! Но сейчас я ни за что не вернусь к тем поддельным кормам.

Минти настороженно обнюхала воробья.

— Он покрыт перьями. Их я точно не смогу съесть.

— А ты кусай посильнее, вот так вот, — Янтарка показала ей пример на собственном граче. — А пёрышки потом сплюнь.

Минти содрогнулась, но всё-таки вонзила зубы в воробья по примеру Янтарки. Ежевичная Звезда видел, как она проглотила кусок воробья, сохраняя застывшее выражение на мордочке. Одно перо прилипло к носу кошки.

«По крайней мере, она ест».

— Охота нынче прошла неважно, — он обратился к Белке, которая разделила с ним полёвку. — Зернолапка предложила выслать патруль за пределы территории.

Белка недоумённо заморгала, а затем кивнула.

— Можно попробовать.

— Я пойду, — тут же вызвался Терновик, оторвавшись от тощего кролика, которого он разъедал с Бурым, Черешней и Пестроцветик. — Что угодно, лишь бы мой живот перестал урчать.

— На меня тоже можете рассчитывать, — добавил Бурый.

— Как и на меня, — мяукнула Пестроцветик. — Эта идея звучит отлично.

— Благодарю! — Ежевичную Звезду переполнила гордость за соплеменников, которые, не задумываясь, вызвались отправиться в неизведанные и потенциально опасные земли. — Я пойду с вами.

— Ежевичная Звезда... — Белка подтолкнула кота и повела ушами в сторону, призвав его отойти подальше от остального племени. — Тебе необходим отдых, — она продолжила, когда убедилась, что их никто не подслушивает. — Ты не можешь ходить во все патрули. Я пойду вместо тебя.

— Но ты уже охотилась сегодня, — возразил Ежевичная Звезда.

— А ты патрулировал границу с племенем Теней. — Кончик хвоста Белки начал дёргаться, хоть голос она не повышала. — А вчера ты отправился по самое Речное племя и рисковал жизнью, спасая домашнюю киску.

— И что? — Ежевичная Звезда начал выходить из себя. — Я в порядке. Никаких проблем.

— Но проблемы будут! У всех нас будут проблемы, когда наш предводитель потеряет сознание от истощения!

Ежевичная Звезда испустил длинный выдох.

— Напомни мне, зачем я назначил тебя своим глашатаем, — процедил он сквозь зубы.

— Потому что я никогда не позволю тебе помыкать собой, — парировала Белка, сверкнув зелёными глазами.

«И то правда», — с сожалением подумал Ежевичная Звезда.

— Ладно, — мяукнул он, пойдя на попятную. — Я лишь дойду до границы, мне нужно убедиться, что там всё в порядке. Затем я вернусь обратно.

Белка явно не была удовлетворена этим ответом. Она что-то буркнула себе под нос, но спорить перестала.

Как только Ежевичная Звезда покончил со своей порцией полёвки и стал дожидаться остальных патрульных, которые как раз заканчивали соскабливать последние кусочки плоти с костей кролика, к нему подошёл Воробей, покинув компанию Дыма и Листвички, с которыми делил свой обед. Лапы Ежевичной Звезды напряглись сами собой, стоило коту увидеть обеспокоенное выражение морды у целителя.

— Неужели кашель Иглогривки ухудшился? — обеспокоенно спросил он.

— Нет, нет, слава Звёздному племени, — ответил Воробей.— А вот начавшийся кашель Янтарки и Песчаной Бури меня действительно беспокоит. Однако, не в этом дело, — бегло проговорил кот. — Посмотри на это. — Он поднял переднюю лапу, и Ежевичная Звезда увидел, что кровь из повреждённой подушечки текла струйка крови.

— Я позову Листвичку, — тут же мяукнул Ежевичная Звезда.

— Не стоит, ничего серьёзного. Царапина. — Воробей прошёлся языком по раненой лапке. — Суть в том, что я напоролся на ветку, которой мгновением ранее там не было.

— В этом что-то необычное? — удивился Ежевичная Звезда.

— Ты меня знаешь, — Воробей вильнул хвостом. — Я не спотыкаюсь где попало просто потому, что не могу видеть землю под лапами. Когда в последний раз я себя поранил?

Ежевичная Звезда не помнил ничего подобного. Воробью никогда не требовались собственные травы, в отличие от всех остальных котов, которые то и дело цепляли лапами занозы или царапались о ежевичные побеги. Нехорошее предчувствие накатило на Ежевичную Звезду, отчего добыча, которую он только что съел, обернулась камнями у него в желудке.

— Ты считаешь, что это — знак Звёздного Племени? — спросил он. — Некая опасность, с которой нам предстоит столкнуться?

— Не уверен, — признался Воробей, распушив свою шкурку. — Буря перевернула лес вверх дном. Возможно, я просто оступился.

Ежевичная Звезда ошарашено навострил уши. «С каких это пор Воробей признавал собственные ошибки?»

— Так или иначе, — продолжил целитель. — Считаю, мы должны присматриваться ко всякой мелочи в лесу с особой осторожностью. Прикажи патрульным проявлять особую осмотрительность за нашей территорией. Они не знают, куда им предстоит ступить своими лапами. Этот знак может предупреждать нас о ранении.

— Быть может, нам всё-таки не стоит там охотиться, — задумался Ежевичная Звезда.

— Будет тебе, Ежевичная Звезда, — прервал его Терновик, остановившись, чтобы пригладить усы. Ежевичная Звезда вздрогнул, не заметив, что их разговор подслушивали другие воители. — Воробей, конечно, прав, что предостерегает нас, но всё будет в порядке, — продолжил Терновик. — Мы прекрасно осознаём, что эти территории нам незнакомы, так что мы будет продвигаться с максимальной сдержанностью.

Помявшись, Ежевичная Звезда всё же согласился, но лишь потому, что не хотел беспокоить соплеменников мыслями о знаках и знамениях. Он возглавил патруль и устремился вверх по утёсу. Запах утренних меток был по-прежнему силён и свеж; холодок пробежал по его шкуре, от носа и до кончика хвоста, когда он перешагнул через них и ступил на незнакомые территории.

Хоть граница оставалась всего в хвосте позади него, лес впереди кота уже источал пугающий мрак, дополняя свою угрозу зловещими запахами. Распробовав воздух, Ежевичная Звезда распознал следы лисы и барсука. Страх сковал его внутренности, и в какой-то момент ему хотелось завыть, подобно заблудшему котёнку. Он всерьёз обдумывал возможность изменить своё решение и развернуть патруль обратно, в сторону безопасных земель племени.

Тогда он взглянул на своих соплеменников и увидел, что их шерсть вздыбилась от предвкушения, а не от страха.

— Чую кроликов! — воскликнул Терновик полушёпотом.

— И белок, — добавила Пестроцветик. — Тут их полно. Сюда, видать, сбежала вся добыча, когда вода начала подниматься.

Ежевичная Звезда осознал, что ему необходимо было поверить в навыки своих воителей. Они были сильны и опытны, были способны справиться с любой опасностью, которая могла им встретиться. «Белка права, — подумал он. — Я не могу делать всё сам».

— Что насчёт вот тех остролистовых кустов? — мяукнул Бурый, указав хвостом. — Готов поспорить на луну рассветных патрулей, что там кто-нибудь прячется.

— И в тех ежевичных зарослях тоже, — мяукнула Черешня. — Мыши и землеройки обожают скрываться в столь плотных скоплениях.

— Решено, — скомандовал Терновик. — Рассредоточьтесь, выстройтесь в разреженную шеренгу, но так, чтобы не потерять друг друга из виду. Чуете добычу — сигналите хвостом. Ветер дует в эту сторону, так что погода на нашей стороне.

Ежевичная Звезда наблюдал, как его соплеменники покрались в сторону деревьев. Практически сразу же Черешня резко вскинула хвост.

— Белка! — крикнула она. — Вон там!

Остальные патрульные устремились на её голос, следуя традиционной охотничьей тактике окружения дерева, у которого была учуяна добыча. Лапы Ежевичной Звезды отяжелели, когда ему пришлось развернуться и начать спуск обратно к туннелю. Ему очень хотелось остаться и присоединиться к охоте.

Когда он возвратился во временный лагерь, он увидел снаружи Милли, которая помогала Иглогривке делать упражнения. Иглогривка не могла прочистить горло, кашель сотрясал её каждое мгновение, и никакие манипуляции Милли не помогали. Минти находилась рядом. Её мех был распушен, а перепуганные глаза прикованы к Иглогривке.

«Иглогривке именно этого и не хватало — чтобы незнакомцы пялились на неё!» — подумал Ежевичная Звезда, раздражённо поведя усами. Осмотревшись, он заметил Ромашку в паре хвостов от себя, которая уже в который раз расстилала подстилки в тщетной попытке просушить их. Он помахал ей своим хвостом.

— Я могу чем-то помочь? — спросила Ромашка, приблизившись.

Ежевичная Звезда повёл ушами в сторону Минти.

— Я хочу, чтобы ты показала ей лес, — мяукнул он. — Не пугай её, просто дай ей базовые представления о том, как расположена наша территория, чего ей следует избегать, вот это всё.

— Ну разумеется, Ежевичная Звезда, — ответила Ромашка, просияв. — А по пути мы можем поискать материал на подстилки. Минти будет не так грустно, если у неё тоже появится занятие.

— Мы с Янтаркой тоже пойдём, — мяукнул Долголап, подойдя к предводителю с того места, где он помогал своей ученице овладеть охотничьей стойкой.

Янтарка, откашлявшись, последовала за ним. Ромашка осмотрела её обеспокоенным взглядом?

— А ты уверена, что ты справишься?

— Я буду в порядке Я просто поперхнулась. Я... — Янтарка прервалась, когда её накрыл очередной приступ кашля. — Я не хочу торчать в этом жутком туннеле. Тем более, Минти мне доверяет. — Она засеменила к домашней киске и дружески пихнулся её в бок. — Вставай, мы идём показывать тебе лес, — поманила она кошку. — Будет весело!

Минти поморщилась.

— А что, если там лисы? Или барсуки?

— Нет их там, — живо ответила Янтарка. — Мы их всех выгнали с нашей территории. Они знают, что лучше не возвращаться, а иначе им же будет хуже.

— Ну... Хорошо. — Минти поднялась и последовала за Янтаркой к двум воителям.

От внимания Ежевичной Звезды не укрылось то обстоятельством, что по пути она каким-то образом умудрилась споткнуться о полувкопанный камень и согнутую веточку. «С ней далеко не зайдёшь, — подумал он. — Знак у Воробья вполне мог быть про неё».

— Внимательно следите за ней, — прошептал он Ромашке. — Она, быть может, и мышеголовая, но я не хочу, чтобы она пострадала.

— Не переживай, — успокоила его Ромашка. — Мы будем обращаться с ней, как с котёнком, который первый раз покинул детскую.

— Я тоже помогу. — Песчаная Буря закончила приводить свою шубку в порядок и, вывалившись из-под куста, приблизилась к собравшимся. Кинув озорной взгляд в сторону Ежевичной Звезды, они тихо бросила: — Ты смотри, с каким энтузиазмом Долголап предложил свою помощь. Бьюсь об заклад, он просто очень одинок, и хочет снова быть с Ромашкой. — Её слова прервал кашель.

Ежевичная Звезда не думал, что эта пара когда-либо сможет воссоединиться, но в данный момент его больше беспокоило здоровье Песчаной Бури.

— Сомневаюсь, что тебе стоит ходить по лесу с таким-то кашлем, — мяукнул он. — Тебе нужно оставаться там, где сухо и тепло.

Взгляд Песчаной Бури стал ещё более озорным.

— Ах, у тебя есть какие-то идеи, где мне найти такое место? — игриво спросила она. — А то в последнее время ночи я провожу лишь на мокрых подстилках, да жёстких камнях...

Патруль Ромашки уже развернулся и приготовился к отбытию, но прежде, чем они успели сделать несколько шагов, в зарослях над входом в туннель раздались звуки возни.

Минти издала перепуганный вопль:

— Лисы!

Прежде, чем кто-то успел среагировать, на поляну выкатились Снеголап и Каплелап, обхватив друг друга лапами в своём поединке. Белолапа и Искра выбрались из папоротника вслед за ними.

— Будьте осторожны! — крикнула Белолапа. — Смотрите, куда катитесь!

— Держитесь подальше от края, а не то сорвётесь! — добавила Искра.

Два ученика разнялись, отряхнули шкуры, а затем застыли.

— Я проваливаюсь! — вдруг завизжал Снеголап тоненьким голоском, его лапы погрязли в почве над туннелем, словно в воде.

— Обвал! — вскрикнула Искра.

На какой-то миг лапы Ежевичной Звезды оказались словно прикованы к земле, и он мог лишь неподвижно наблюдать, как кусок земли над входом в туннель начал проваливаться, уволакивая за собой четырёх котов. Затем предводитель сумел собраться и взять себя в лапы.

— С дороги! — взвыл он.

Прежде, чем его слова успели достичь ушей племени, он взмыл в воздух и приземлился там, где лежала Иглогривка. С помощью Милли он взвалил её себе на спину и помчался к деревьям, не обращая внимания на землю, сыпавшуюся на них со всех сторон.

Коты бросились врассыпную от входа, воя в панике, а почва, подобно новому шторму, двигалась на них и ревела. Когда звук обвала затих, Ежевичная Звезда притормозил и развернулся, дав Иглогривке соскользнуть со своей спины. Гора земли перегородила вход в туннель. Поначалу он не мог различить ни одного из четырёх котов, которых обвал застал врасплох, и шерсть на нём встала дыбом от волнения, когда кот вспомнил о том, как похожий обвал поймал в ловушку Остролистую много лун тому назад.

Однако вскоре из кучи высунула голову Искра, отплёвывая землю и выбираясь из рыхлой почвы на твёрдую землю. Снеголап показался за ней мгновение спустя, самостоятельно выкопав себя наружу. Почва на вершине горки затряслась и осыпалась, скатившись вниз, и снаружи показалась Белолапа. Она же помогла выбраться Каплелапу, который впал в состояние аффекта и не в силах был пошевелить ни одной лапой.

Дым, Белохвост и Яролика помчались к горке земли и помогли четырём котам высвободиться. Ежевичная Звезда поспешил за ними. К его большому облегчению, никто из соплеменников не был серьёзно ранен. Даже Каплелап, который поначалу был несколько не в себе, стал быстро оправляться, лишь оказался на устойчивой поверхности. Оруженосец начал яростно отряхиваться, чтобы очистить шкуру от застрявших в ней кусочков почвы.

— Ух! Я уже никогда не буду чистой! — выругалась Искра, отплёвываясь. Она сумела стряхнуть всю рыхлую почву, но не более того: её шкура была всё так же пропитана мокрой глиной, да и под когтями грязи было не меньше.

— Поблагодарим Звёздное племя, что всё это не обернулось куда плачевнее, — мяукнула Белолапа.

Ежевичная Звезда посмотрел на кучу земли. Поначалу ему почудилось, что она перегородила туннель, и теперь котам придётся рыть, чтобы спасти соплеменников, запертых внутри. Но затем он понял, что у новообразовавшейся горы рядом был зазор, достаточно широкий для того, чтобы коты могли свободно входить и выходить из туннеля.

— Вы там в порядке? — крикнул он.

Пурди протиснулся наружу и осмотрелся, скривив недовольную физиономию.

— Что дальше? — проворчал он. — Мало нам было проблем, так теперь ещё и лес пытается нас похоронить заживо?

Ежевичная Звезда рассудил, что это, должно быть, дождь разрыхлил землю над туннелем, и вес четырёх котов на вершине стал последней каплей, после которой почва стала осыпаться.

— Больше никому наверх не забираться! — приказал он. — По крайней мере, до тех пор, как вокруг не станет суше.

— Не беспокойся, никто туда больше не пойдёт, — пробормотала Белолапа. — Я уж решила, что мне предстоит дорога в Звёздное племя, когда земля начала уходить у меня из-под лап.

Всё остальное племя с глазами, расширенными от беспокойства, собралось вокруг, изучая масштабы происшествия. Минти была все себя от ужаса, Ромашка обвивала хвостом плечи домашней киски и шептала ей что-то на ухо. Иглогривка тоже приползла обратно, а Милли, как всегда, не отходила от неё ни на шаг.

Дым приблизился к Ежевичной Звезде и ткнул лапой в гору земли, проверяя её устойчивость.

— Знаешь, — заговорил он. — Думаю, нам не стоит её убирать. Когда ветер дует в неудачном направлении, он задувает прямо в туннель и всех нас морозит. Кучка послужит отличной защитой от ветра.

— Разве она не расползется? — недоверчиво протянул Ежевичная Звезда.

— Не расползётся, если мы придумаем, чем её подпереть, — ответил ему Дым.

Ежевичная Звезда кивнул старшему воителю.

— Тогда ты назначаешься ответственным за это, — мяукнул он. — Посмотри, как можно поступить.

Пока Дым изучал горку, Ежевичная Звезда снова осмотрелся. Паника уже улеглась, коты принялись оживлённо переговариваться друг с другом, обмениваясь впечатлениями о произошедшем. Он чувствовал, как легче стало его соплеменникам после того, как выяснилось, что обвал, едва не обернувшийся трагедией, возможно, сослужил котам добрую службу.

Ежевичная Звезда заметил, что Каплелап набрал в лапу горсть глины и метнул её в Снеголапа, который уклонился от броска и тут же принялся лепить собственный снаряд.

— Довольно вам! — одёрнула их Искра.

— Грязнее мы всё равно уже не станем, — заметил Каплелап с нахальным блеском в глазах.

— Ученики... — вздохнула Искра.

Тем временем Маковка, Голубка и Шмель помогали Листвичке и Воробью проверить каждого кота, оказавшегося к обвалу слишком близко, на возможные увечья. Но даже коты, которые упали вместе с осевшей почвой, оказались целы и невредимы.

«Если это — то, о чём предупреждало знамение Воробья, — подумал Ежевичная Звезда. — То удача улыбнулась нам».

— Мы хотим отвести Белолапу, Искру и учеников к ручью на границе с племенем Ветра и помыть их, — предложила Голубка, оказавшись рядом с Ежевичной Звездой.

Полосатый кот нервно прижал уши.

— Ты думаешь, это — хорошая мысль, учитывая, что с племенем Ветра у нас сейчас проблемы? — спросил он. — Они что, не могут помыться в озере?

— Нет, у воды в озере ужасный солёный привкус, — мяукнула Белолапа, пробираясь через глинистую землю в сторону Голубки. — Мы потом его со шкуры не выведем.

— Ну, ладно, — рассудил Ежевичная Звезда. — Однако, если натолкнётесь на патруль Племени Ветра, ни в коем случае не деритесь с ними за воду. У нас и без этого проблем достаточно.

— Не будем, — пообещала Голубка. Помахав хвостом, отсигналив ученикам, она устремилась на холм и побрела по направлению к границе племени Ветра.

— Что нам делать? — спросила Белка, обойдя горку грязи по кругу с отвращением на лице. — Только не говори, что нам придётся её разгребать.

— Нет, Дым считает, что мы можем укрепить её и использовать, как защиту от ветра, — ответил Ежевичная Звезда. — Проход достаточно широк, чтобы лезть внутрь или вылезать наружу.

В тот же момент к ним приковылял Дым, волоча в зубах ветку.

— Нам понадобится побольше таких веток, — просипел он. — И камней! Тащите настолько большие, насколько сможете. Если мы сгруппируем их у подножия горки, она не развалится.

— Хорошо, — мяукнула Белка. — Пойду, наберу котов нам на помощь. — Она принялась за дело.

Ежевичная Звезда помогал Дыму устанавливать ветку в нужном положении, когда услышал голос Кувшинки, раздавшийся позади него.

— У нас должна была быть охотничья практика. Но я нигде не могу найти Маковку и Шмеля.

— Я тоже, — добавила Зернолапка.

Ежевичная Звезда обернулся через плечо.

— Они отправились к ручью у племени Ветра, — объяснил он ученицам. — Скоро вернутся.

Кувшинка и Зернолапка расстроились.

— Может, мы тогда вам поможем? — поинтересовалась Зернолапка. — Чем вы занимаетесь? Чем мы можем помочь?

Две ученицы, не дожидаясь ответа старших котов, растолкали воителей и принялись с любопытством обнюхивать палку, которую пытался зафиксировать Дым.

— Мы достанем таких же! — провозгласила Кувшинка. Развернувшись, она побежала и тут же поскользнулась на глине, распластавшись на земле. Зернолапка, не успев среагировать, споткнулась о неё и рухнула сверху.

— Да ради Звёздного племени! — выругался Дым. — Тут и так тесно настолько, что коту с котом не разойтись! Назойливые ученики — именно то, чего нам не хватало!

— Но мы хотим принести пользу! — возразила Зернолапка, встав снова на лапы.

— Тогда ступайте и принесите пользу где-нибудь ещё, — проворчал Дым. — Уверен, вы что-нибудь придумаете.

— Найдите воителя и поохотьтесь с ним, — предложил Ежевичная Звезда, но ученицы уже куда-то засеменили. «Надеюсь, они не попадут в неприятности», — подумал он.

Он собирался было последовать за ними, но его отвлекла Листвичка, которая подошла к нему, прихрамывая и морщась с каждым новым шагом.

— Что случилось? — мяукнул Ежевичная Звезда. — Ты подвернула лапу, когда земля сошла?

Листвичка покачала головой.

— Нет, это тот острый кусок дерева, на который до этого наступил Воробей, — пожаловалась она. — Я думала, что мы его убрали, но его, должно быть, ветром обратно прикатило.

— Рана серьёзная?

— Нет, лишь действует на нервы, — ответила Листвичка. — Эта палка принесла хлопот больше, чем обвал!

«Палка? — неожиданно подумал Ежевичная Звезда. — Палка, приносящая хлопоты? Где я недавно слышал о палке? — Тут же он вспомнил. Палка Павших Воробья! Ученики видели её этим утром, застрявшую в ветвях того дуба. Что, если они пошли доставать её?

Он осмотрелся, но Кувшинки и Зернолапки и след простыл.

«Что за безумие? — убеждал себя Ежевичная Звезда. — Ты же не целитель, интерпретировать знамения — не твоя работа. — Тем не менее, беспокойство бурлило внутри кота, словно разлившееся озеро, а лапы чесались кинуться вдогонку ученикам. — Скорее всего, у меня пчёлы в голове завелись, но лучше пойду, проверю, как они».

Отдав Листвичке распоряжение оттащить злокозненную палку как можно дальше, он стремглав помчался за ученицами. «Им в принципе не стоило уходить без присмотра, даже если они не собирались к озеру. Они ещё молоды и неопытны». Он попытался вспомнить, где именно он видел палку, затем понял, что разумнее просто следовать по запаху учеников. Несмотря на вымокшую землю и заросли, он быстро сумел выйти на след. Его волнение усилилось, как только он осознал, что след вёл прямиком к границе наводнения.

Когда он подобрался ближе к озеру, неестественная тишина леса была нарушена истошным воплем.

— На помощь!

«Зернолапка!»

Ежевичная Звезда сорвался в галоп, пробивая своим телом проломы в зарослях и не обращая внимания на колючки, цепляющиеся за его шкуру. Когда он проломился сквозь кусты у кромки наводнения, он заметил полузатопленный дуб, в воде у которого отчаянно барахталась Кувшинка. Присмотревшись повнимательнее, Ежевичная Звезда понял, что кошка застряла в плюще, который обвился вокруг ствола, и он утягивал её под воду.

— Я помогу тебе, Кувшинка!

— Зернолапка, нет! — взвыл Ежевичная Звезда.

Но молодая кошка не услышала его. Молотя лапами по воде, она поплыла к сестре. Когда она достигла дуба, она нырнула под воду, чтобы достать Кувшинку, которая уже выбилась из сил и скрылась под поверхностью озера.

Ежевичная Звезда бежал настолько быстро, насколько мог, но из-за глинистой почвы ему казалось, что он не бежит, а барахтается в грязи. Достигнув, наконец, ближайшего к подтопленному дереву берега, он кинулся в воду и поплыл, объятый жутким страхом. Обе ученицы на мгновение показались над водой, но тут же снова скрылись. Когда Ежевичная Звезда достиг дерева, вынырнуть смогла лишь Кувшинка. Ежевичная Звезда схватил её за загривок и, молотя по воде лапами, чтобы удерживать и себя, и ученицу над водой, не дал ей утонуть в очередной раз.

— Ты всё ещё привязана? — кряхтел он, говоря сквозь мех в своей пасти.

Кувшинка отрицательно показала головой. Ежевичная Звезда усилил хват на её загривке и начал плыть в сторону суши, волоча ученицу за собой. Кошка настолько обессилела, что не могла плыть сама, и к тому времени, как Ежевичная Звезда вытащил её из озера, она была не в состоянии даже разомкнуть глаза.

— Кувшинка! Очнись! — взмолился он, тряхнув её за плечи.

Кувшинка содрогнулась, перевернулась на живот и выплюнула несколько горстей воды.

— Где Зернолапка? — прохрипела она. — Она меня развязала, прокусила тот плющ...

Ежевичная Звезда обернулся через плечо. Вода вокруг дуба была неспокойной, но никаких следов другой ученицы не наблюдалось.

— Жди здесь, — приказал он. — Я достану Зернолапку.

Вернувшись к дубу, Ежевичная Звезда нырнул. Под мутной водой он едва ли мог что-то различить. Незримые лианы касались его лап и головы, а один побег плотно обвился вокруг лапы. Коту пришлось резко дёрнуть ею, чтобы высвободиться. Неожиданно наткнувшись на ком слипшегося меха, он впился в него зубами и потащил его на поверхность. Зернолапка тянула его вниз мёртвым грузом, неподвижная и тяжёлая, но Ежевичная Звезда всё же сумел вытянуть её на сушу.

Когда он опустил Зернолапку рядом с сестрой, Ежевичная Звезда уловил движение меж деревьями. Его взору предстали Яролика и Пеплогривка, выбежавшие на поляну из-за кустов.

— Мы услышали вой, — сказала Пеплогривка, отдышавшись. — Что произошло?

Яролика ничего не сказала, лишь подскочила к Зернолапке и принялась ритмично надавливать ей на живот. Несколько раз она останавливалась и прислоняла ухо к груди Зернолапки, а потом приоткрывала кошечке рот одной лапой, чтобы проверить, не было ли в нём воды. Затем она снова продолжала давить на живот Зернолапки. Ей лицо становилось всё более подавленным. Кувшинка наблюдала в стороне, впившись когтями в промокшую землю. Ежевичная Звезда поблагодарил звёздных предков за то, что Яролика неоднократно помогала Пепелице, Листвичке и Воробью в их целительной работе.

Однако, Зернолапка так и не очнулась. Вода ручейком текла из её челюсти, но глаза оставались закрытыми. Наконец, Яролика сделала шаг назад, её глаза застилала пелена печали.

— Мне жаль, — прошептала она. — Её больше нет.

— Нет, нет, нет! — Кувшинка упала рядом с телом своей сестры. — Это я виновата! Это я хотела достать палку! Я просто хотела помочь!

— Ты ни в чём не виновата, — мягко сказала ей Пеплогривка. — Ступай со мной. Отыщем твоего отца. — Она подняла Кувшинку на лапы и повела её прочь. Кувшинка неуверенно последовала за ней, оглянувшись через плечо на неподвижную сестру.

Ужас застыл в венах Ежевичной Звезды, когда он посмотрел на Зернолапку. «Виновна не Кувшинка — я виновен. Почему, ну почему я не прислушался к предостережениям Воробья и Листвички? Палка, которая приносит хлопоты — это же было так очевидно!»

Внезапно вой разрезал воздух, и мимо деревьев пронёсся Бурый.

— Что произошло? — спросил он, остановившись.

Кувшинка оторвалась от Пеплогривки и бросилась к золотисто-бурому воителю.

— Зернолапка! — всхлипнула она.

Бурый хвостом обвил дочь за плечи. На дрожащих лапах отец и дочь приблизились к телу Зернолапки и остановились, не сводя с неё глаз.

— Как мне это пережить? — полушёпотом спросил Бурый. — Сначала её мать, теперь — она...

— Зернолапка отныне гуляет вместе с Медуницей в Звёздном племени, — пробормотал Ежевичная Звезда, хотя знал, что его слова никак не утешат воителя. — Я отнесу её в лагерь, — добавил он, опустившись, чтобы Бурый мог взвалить Зернолапку ему на спину.

Ежевичная Звезда медленно шёл обратно к туннелю, остальные коты безмолвно шагали позади него. Хрупкое тело Зернолапки на его плечах весило больше, чем целый лес.

«Значит, вот какой из меня предводитель, — подумал он. — Предводитель, который видит, как его коты гибнут один за другим, и не может сделать ничего, чтобы спасти их».

Глава 14

Очередной рассвет в серых тонах приветствовал объятое горем племя, собравшееся снаружи у туннелей. Коты обступили тело Зернолапки в ночном бдении. Наконец, когда на горизонте заиграл солнечный свет, Пурди неспешно поднялся на лапы.

— Пора похоронить её, — провозгласил он.

— Я помогу тебе, — мяукнула Ромашка. — Я знаю, что это — обязанность старейшин, но в одиночку, Пурди, тебе не справиться.

— Я тоже помогу, — добавил Бурый, сидевший рядом с головой Зернолапки. Кувшинка прижималась к коту.

Втроём коты подняли Зернолапку и осторожно отнесли её за деревья. Песчаная Буря подошла к Кувшинке и села подле неё, утешающе лизнула её в ухо. Ежевичная Звезда видел, что ученица дрожала и не могла остановиться. Подозвав Листвичку, он спросил:

— Кувшинка заболела?

— Не уверена, — ответила Листвичка, осмотрев кошечку грустными глазами. — Возможно, первые симптомы Белого Кашля, а может — просто горе. Так или иначе, поскольку мы не можем ни просохнуть, ни согреться как следует, будет только хуже.

— Хорошо хоть, что вчерашний заграничный патруль вернулся с добрым грузом свежей дичи, — вставил Терновик. — Если ты пожелаешь, я завтра поведу ещё один патруль.

— Хорошая идея, — мяукнула Белка. — Я отправлюсь с вами.

— Нам нужно раздобыть сухие подстилки, — пробасил Ежевичная Звезда. Его шерсть всё ещё стояла дыбом из-за беспокойства за Кувшинку, но он знал, что его задача — отвлечь племя от горя и вернуть к действительности. И если будут найдены подстилки, они помогут и Кувшинке, и Иглогривке, и остальным котам с Белым Кашлем.

— Где собираешься искать? — поинтересовался Долголап. — Даже если мы что-то и найдём не под водой, то все равно промокшее. Без солнца просушить не выйдет, и, судя по всему, скоро вновь начнётся дождь.

— Долголап прав, — мяукнула Ромашка. — Я искала всюду мох, перья, сухие листья, даже в пустотелые деревья заглядывала — без толку.

Голубка сделала шаг вперёд, её глаза заблестели.

— А что насчёт тех шкур в гнёздах Двёногих, а, Ежевичная Звезда? — мяукнула она. — Помнишь? Они сухие, и, вдобавок, очень мягкие.

На какой-то миг Ежевичная Звезда оказался ошарашен шокирующим предложением Голубки. «Совершить набег на Гнёзда Двуногих ради подстилок?» Затем он понял, что кошка могла быть права. «Это может быть нашей единственной возможностью достать сухие подстилки и помочь Иглогривке, и остановить распространение Белого Кашля по племени». Но тревожное чувство не покидало кота, словно он увидел собственное отражение в тёмной воде. «Разумно ли вести котов обратно в то опасное, затопленное место?»

— Я пойду с тобой, если ты прикажешь, Ежевичная Звезда, — вызвался Крутобок, подойдя к нему сбоку.

Храбрость соплеменников окончательно убедила Ежевичную Звезду.

— Нет, ты уже однажды делал это, — мяукнул он. — На этот раз со мной отправятся Маковка, Львиносвет и Пеплогривка, если они не возражают.

Три воителя кивнули, хоть взоры их мгновенно помрачнели.

— Ты тоже уже ходил туда один раз, Ежевичная Звезда, — заметила Белка с укоризненной ноткой в голосе.

— И я снова иду туда, — отрезал он.

Белка фыркнула.

— Быть предводителем — не значит днями напролёт корчить смельчака, мышеголовый идиот!

Ежевичная Звезда впился когтями в мокрую землю.

— Хватит! Я иду! — упрямо настаивал он. — Я не посмею требовать от соплеменников такого, чего сам не готов выполнить. Пошевеливайтесь, раньше выйдем — раньше вернёмся.

Не собираясь терпеть дальнейшие пререкательства, он повёл свой патруль на пересечение территории племени Теней. Тучи, чёрные и зловещие, собирались над их головами, но дождя пока не наблюдалось.

— Интересно, куда подевались все коты племени Теней, — мяукал Львиносвет, пока они шагали мимо сосен. — К этому времени должен был появиться рассветный патруль.

— И никаких свежих запахов, — добавила Маковка.

— Быть может, они все остаются в лагере, чтобы встретить Рябинозвёзда по возвращении с Лунного Озера? — предположил Ежевичная Звезда.

Чувство солидарности с новым предводителем племени Теней охватило Ежевичную Звезду, когда он вспомнил собственную потрясающую церемонию вручения девяти жизней. «Мне, в своё время, пришлось разбираться с последствиями Великой Битвы, а ему — придётся с наводнением, — подумал он. — Великое Звёздное племя, пусть озеро скорее вернётся в берега, и всё снова станет на круги своя!»

Когда они миновали деревья у малой Гремящей Тропы, Львиносвет и остальные остановились и обомлели, увидев, как далеко простиралась вода.

— Где Речное племя? — спросила Пеплогривка дрожащим голосом.

— Далеко от озера, — ответил Ежевичная Звезда, вспомнив, как он и его патрульные нашли Речных котов во время первого похода. — Они в порядке, по крайней мере, пока.

Он ничего не сказал остальным, но сам с волнением отметил, что уровень воды не уменьшился, скорее наоборот: она ещё больше разлилась. «Нужно быть предельно осторожным», — сказал он сам себе, подавив чувство тревоги у себя под брюхом.

Он повёл трёх соплеменников вдоль Гремящей Тропы и показал им, как можно перебраться на спину потонувшему Чудищу.

— И представить не мог, что эти Чудища когда-нибудь окажутся полезными, — пробормотал Львиносвет, метнувшись в воду.

На той стороне Ежевичная Звезда первым побрёл по оградам, пока не заметил Гнездо Двуногих, у которого они подобрали Минти. С облегчением он отметил, что вход был всё ещё открыт.

— Сюда, — мяукнул он, изготовившись к хитроумному прыжку с ограды. — Видите ту штуку, которая держит приоткрытым кусок дерева? — продолжил он. — Крутобок говорит, что это зовётся стулом. Нужно прыгнуть на него, и тогда мы окажемся внутри.

— Что делать, если мы упадём? — спросила Маковка, заволновавшись.

— Плыть, — ответил Ежевичная Звезда, оттолкнувшись с недюжинным усилием и приземлившись всеми четырьмя лапами прямо на плоскую деревянную поверхность стула.

Он отошёл в сторону, чтобы Львиносвету было, куда прыгать. За золотистым воителем последовала Маковка. Кошка не рассчитала расстояние, и, хоть её передние лапы врезались в стул Двуногих, её задние лапы соскользнули в воду.

Какой-то момент ей пришлось беспомощно побарахтаться в воде, но очень быстро Львиносвет ухватил её за загривок и вытянул наверх.

— Благодарю! — просипела она. — Честное слово, меня отныне всю жизнь будет воротить от одного вида воды!

Как только Пеплогривка уверенно завершила свой прыжок, Ежевичная Звезда повёл патрульных в путь на верхний уровень постройки. Его шкура на спине взъерошилась, хоть рядом не было ни следа Двуногих. Его товарищи испытывали не меньшую тревогу. Загривки стояли дыбом, пока взгляды котов перемещались по загадочным артефактам Двуногих, а лапы ступали мерно и тихо, словно подкрадывались к мыши.

Пеплогривка была единственной патрульной, которую распирало чувство, отличное от волнения, и это чувство так и норовило вырваться наружу в любой момент. Её глаза готовы были вывалиться из орбит и покатиться по жилищу Двуногих впереди самой кошки, лишь бы как можно лучше рассмотреть местное убранство.

— А давайте задержимся и основательно исследуем эту берлогу? — взмолилась она. — Я никогда раньше не была в жилище Двуногих!

— А давайте без «давайте», — Львиносвет ответил прежде, чем Ежевичная Звезда успел открыть рот. — И сосредоточимся на том, зачем мы сюда пришли.

Шкуры Двуногих были свалены в кучи на полу верхнего этажа, там же, где их нашёл первый патруль.

— Они прекрасны! — довольно заурчала Маковка, помяв одну из них своей передней лапой. — Такие мягкие, сухие, и большие, что на одной из них могло бы уместиться целое племя!

Ежевичная Звезда осторожно обнюхал шкуры.

— Пахнут овцами, — пробормотал он. — Хотя я не представляю, как овечьи шкуры могли оказаться в жилищах Двуногих.

«И не хочу представлять».

Напрягшись, коты потащили тяжёлую ношу на нижний уровень и достигли кромки воды.

— И как мы перенесём их через воду? — спросила Пеплогривка. — Мы же не хотим их намочить.

Ежевичная Звезда задумался на мгновение. Он вспомнил Минти в тазике и осмотрелся, выискивая что-то схожее по форме и размеру. Наконец, он обнаружил круглый чёрный предмет, лежащий на боку у края наводнения. Он странно пах, а когда кот попробовал его на зуб, он оказался прочным и хорошо жевался.

— По-моему, подойдёт, — прокомментировал он. — Давайте проверим, плавает ли это.

С помощью Маковки он оттащил чёрный предмет к воде и толкнул его вперёд. Тот закачался на поверхности, и когда Ежевичная Звезда вытянул шею, чтобы глянуть вовнутрь, он не увидел никаких протечек.

— Подходит, — объявил он. — Тащите шкуры внутрь. У нас наверняка получится толкать его по воде и поддерживать шкуры в сухости.

Очень непросто оказалось притащить тазик обратно и сложить шкуры вовнутрь. К этому моменту стресс от нахождения внутри Гнезда Двуногих начал сказываться на Ежевичной Звезде. Его кожа покрылась мурашками, хотя сам кот не был уверен, чего именно он боится. Остальные патрульные, судя по всему, разделяли его чувства: их уши были прижаты, а хвосты подёргивались. Коты вздрагивали от малейшего шороха.

— Внутри поместится только одна шкура, — мяукнул Львиносвет, приминая пушистые складки лапами, высвобождая место.

— Тогда бросайте остальные, пошли, — ответил Ежевичная Звезда. Он начал сомневаться, была ли эта миссия такой уж хорошей затеей. «Я уже хочу вернуться в лагерь».

Подталкивая тазик лапами, коты сумели пересечь кухню и достигли входа в постройку. Львиносвет первым перепрыгнул на ограду, Маковка и Пеплогривка последовали за ним.

«Полагаю, мне снова придётся плыть», — подумал Ежевичная Звезда, вздохнув. Сделав глубокий вдох, он прыгнул в воду и начал грести за тазиком, подталкивая его вперёд своим носом. Течение метало кота из стороны в сторону, а невидимые стебли под поверхностью воды то и дело цепляли его отчаянно работающие лапы. Усилием воли он подавил в себе жуткие воспоминания о Кувшинке, застрявшей в плюще вокруг дуба, и жалком тельце захлебнувшейся Зернолапки, лежащем на берегу.

Ежевичная Звезда увидел возвышение по другую сторону Гремящей Тропы, прямо после ряда Гнёзд Двуногих, и начал толкать тазик в том направлении, в сторону ближайшего участка суши. Его соплеменники держались неподалёку, продолжая свой путь по оградам и спинам утонувших Чудищ.

«Я уже жалею, что согласился, — подумал про себя Ежевичная Звезда, еле заставляя свои задние лапы продолжать движение. — Ненавижу плавать, не понимаю, как Речные коты могут так легко соглашаться мочить свои лапы».

Наконец, он достиг холмистого берега и выкарабкался из воды на скользкую, покрытую глиной траву. Пока он стоял на месте и пытался отдышаться, патрульные нагнали его и помогли вытащить тазик со шкурой. Его было тяжело двигать. Тазик наклонился набок и вывалил часть шкуры на землю.

— Теперь она испачкалась, — расстроено проворчала Маковка, пытаясь соскоблить липкую глину с полос на шкуре.

— Зато она всё ещё более-менее сухая, — заметил Львиносвет, поспешив заткнуть края обратно в тазик. — Ничего страшного.

— Мы справились! — воскликнула Пеплогривка, её глаза сияли.

Оглядевшись по сторонам, Ежевичная Звезда понял, что им всё ещё предстояло пересечь отрезки воды на своём пути прежде, чем они достигнут берега озера и смогут последовать по нему обратно в лагерь. «По крайней мере, на этом берегу наши лапы будут в сухости», — подумал он, заковыляв к высшей точке холма, чтобы лучше осмотреть окрестности.

На другой стороне узкого утёса он увидел Гнездо Двуногих, построенное прямо на холме. Он уже собирался развернуться, когда услышал пронзительный кошачий вой. Присмотревшись поближе, он заметил тёмно-коричневую кошку, которая дёрганными движениями, каждое из которых сопровождалось визгом, водила лапой по земле вблизи стены Гнезда. Ежевичная Звезда попытался различить, что она говорила, но ветер дул ему в уши, из-за чего было невозможно различить слова.

«Матерь звёздная! — выругался он. — Очередная домашняя киска в беде! Что на этот раз, застряла в грязи?»

На какой-то миг Ежевичная Звезда хотел развернуться и сделать вид, что ничего не видел. Однако он знал, что вид и звуки кошки в беде будут преследовать его в кошмарах до конца жизни, если он откажет ей в помощи. Ежевичная Звезда помчался вниз по холму, пока не достиг гнезда Двуногих, и приблизился к киске.

— Что случилось? Я могу чем-то помочь? — спросил он.

К его удивлению, киска резко обернулась, окатила его яростным взглядом и, скривив губы, прорычала:

— Не суй свой нос! — Она подкрепила свои слова, толкнув его в грудь.

Ежевичная Звезда ошеломлённо уставился на неё. Янтарные глаза кошки стойко выдерживали натиск его собственно взгляда и даже не мигали. «А она храбрая, для киски-то!» — подумал он, восхитившись её смелостью несмотря на враждебность.

Приглушённый вой привлёк внимание Ежевичной Звезды к Гнезду. На уровне земли находился небольшой проём, прикрытый прозрачным материалом Двуногих. Источником воя являлся серый полосатый кот, который прижался мордой к прозрачному барьеру и звал на помощь.

— Уверен, его можно как-нибудь вытащить оттуда, — мяукнул Ежевичная Звезда, указав на проём.

— Тебе-то откуда знать, блохастый? — прошипела киска.

Ежевичная Звезда почувствовал, как шерсть на его плечах начал дыбиться, и ему стоило немалых волевых усилий заставить её снова лечь ровно. «Кому-то давно уши не отрывали!»

— Я уже видел такие вещи, — ответил он, припомнив, как он и остальные смогли проникнуть в гнездо Двуногих с подоконника, когда спасали Милли. Чтобы проверить своё предположение, он надавил передней лапой на верхушку прозрачной перегородки и удовлетворённо хмыкнул, когда она распахнулась вовнутрь, открыв узкую щель снизу.

Однако эта щель была слишком узкой, полосатый кот по-прежнему не мог выбраться.

— Дави сильнее, — распорядилась кошка, приложив собственные усилия в довесок давлению лап Ежевичной Звезды. — Фрэнки, ты навались снизу.

Благодаря общим усилиям трёх котов, разрез расширился и полосатый кот по имени Фрэнки сумел выскользнуть наружу. Его шкура стояла дыбом, а в глазах читалась смесь ужаса и страха. Его мех вымок по самое брюхо, и когда Ежевичная Звезда взглянул вовнутрь Гнезда, он увидел, что вода хлестала высоко, доставая почти до самого проёма.

— Благодарю! — выдохнул Френки. — Я было решил, что точно потону.

Бурая кошка окинула взглядом Ежевичную Звезду, постепенно умерив свой враждебный настрой, но оставаясь настороже.

— Ага, спасибо! — неохотно буркнула она. — Меня зовут Джесси, а это Фрэнки.

— Я — Ежевичная Звезда. — Он оглядел Джесси, заинтересовавшись свободолюбивым нравом кошки и её бойким духом. — Ты довольно смелая, по крайней мере, для домашней киски.

— Да ну? — Джесси взмахнула хвостом. — Ну, а ты довольно вежливый, по крайней мере, для варвара.

Ежевичная Звезда уже готов было ответить ей взаимной колкостью, когда он услышал спешную поступь лап, приближающуюся к нему сзади, и обернулся: вниз по холму спешил его патруль.

Львиносвет остановился в нескольких хвостах от него и расширил глаза в изумлении:

— Великое Звёздное племя! — воскликнул он. — Очередные домашние киски!

Глава 15

Ежевичная Звезда внимательно осмотрел кисок. Джесси была в относительно неплохой форме, но вот у Фрэнки шкура промокла и свалялась, из-под неё выступали рёбра, а сам он дрожал, как осиновый лист.

— Джесси, ты не видела Бенни? — взволнованно спросил кот. — Я видел, как его смыло прибывшей водой. Я не смог дотянуться до него.

— Нет, не видела, — она покачала головой. — Мне жаль.

Фрэнки в панике развернулся и посмотрел на Ежевичную Звезду и его патрульных, его глаза округлились.

— А вы его видели? — не унимался он. — Мой брат, он полосатый, как я, только потемнее.

— Нет, прости, — ответил Ежевичная Звезда. — Слушай... — продолжил он нерешительно, сомневаясь, стоит ли предлагать помощь домашним кискам, но осознавая, что нельзя их просто бросить: — Может, вы отправитесь с нами в лагерь? Там есть еда, и...

— Нет! — взвизгнул Фрэнки, сделав шаг назад и прижав уши. — Я должен быть здесь, на случай, если Бенни вернётся.

Ежевичная Звезда переглянулся с патрульными, те в нетерпении переминались с лапы на лапу, опустив глаза в землю.

— Мы не можем здесь оставаться, — сказал он Джесси. — Но мы хотим помочь вам. Ты сможешь убедить Фрэнки пойти с нами? На вид он нездоров, а в нашем лагере есть коты, способные помочь ему.

Джесси понимающе кивнула и подошла к Фрэнки.

— У тебя что, блохи вместо мозгов? — набросилась она на него. — Эти коты только что спасли тебе жизнь. Меньшее, что ты сможешь сделать - это отправиться с ними и поправить своё здоровье.

Ежевичная Звезда удовлетворённо заурчал. «Как быстро Джесси нам доверилась!»

— Ну ладно, — тихо мяукнул Фрэнки, опустив плечи.

Джесси держалась поближе к Фрэнки, пока Ежевичная Звезда вёл котов обратно к месту, у которого он оставил тазик и шкуру.

— Что это вы делаете? — воскликнула она, обнюхав вещи Двуногих. — Вы обчистили Двуногих! Стащили тазик и одеяло! Должна признать, варвар, мне нравится твой стиль!

— Как скажешь, — пробормотал Ежевичная Звезда, заметно смутившись.

Львиносвет и Пеплогривка толкали тазик по мелкой воде, а остальные патрульные держались в стороне, предпочитая не мочить лапы. Джесси не отходила от Фрэнки, то и дело помогая коту, когда у того заплетались лапы.

В конце концов коты дошли до конца берега, и впереди их ожидали лишь просторы, залитые озёрной водой. Ежевичная Звезда тревожно окинул их взглядом. Мощное течение неслось в сторону озеро, а навстречу ему стремился другой поток воды, и в точке их соприкосновения вода бурлила и завивалась, хаотично выбрасывая наружу волны.

— Тут плыть слишком опасно, — заметила Пеплогривка.

— Как насчёт попробовать подобраться поближе к озеру? — посоветовала Маковка. — Там вода спокойнее, мы там и перебирались в прошлый раз.

— Хорошая мысль, — согласился Ежевичная Звезда.

Но едва они начали волочить тазик по краю беспокойной воды, Пеплогривка замерла и навострила уши.

— Остановитесь и прислушайтесь! Что это?

Все встали. Ежевичная Звезда уловил приглушённое жужжание.

— Звучит, как Чудище, — прошептал он. — Но с тех пор, как разлилась вода, они не появлялись.

— Они все утонули, — согласился Львиносвет.

Выждав несколько мгновений, Ежевичная Звезда уже хотел было отдать приказ продолжить путь, но тут Пеплогривка вскрикнула:

— Вон там!

Посмотрев в направлении, на которое кошка указывала хвостом, Ежевичная Звезда увидел водяное Чудище, на спине которого стояли два Двуногих. Оно плавало туда-сюда по затопленной Гремящей Тропе, по всей видимости, делая паузы у каждого Гнезда Двуногих.

— Решено, — шикнул он. — Туда идти нельзя, они не должны нас видеть.

С большой неохотой коты по собственным следами вернулись к слиянию двух потоков.

— Нам придётся переплывать здесь, — провозгласил Ежевичная Звезда.

Его соплеменники многозначительно переглянулись. Грозовому предводителю было видно, как они напряглись, приготовившись к преодолению непростого препятствия перед ними. Джесси в тревоге задёргала кончиком хвоста, но вслух ничего не сказала.

Фрэнки же, напротив, плотно прижался к земле и задрожал, его взгляд охватил ужас.

— Я не могу... — простонал он. — Я видел, как вода унесла Бенни. Я точно утону!

— Я помогу тебе, — начала было Джесси, но полосатый кот только сильнее застонал и принялся отползать от кромки воды.

Джесси обернулась к Ежевичной Звезде, в гневе сдавленно шипнув сквозь зубы.

— Нельзя его здесь бросить, — мяукнула она. — Что, если засунуть его в тазик, к одеялу?

Ежевичной Звезде эта мысль показалась безумием, но другой альтернативы не было: на этом берегу нельзя было надолго задерживаться, их могли увидеть Двуногие.

— Можно попробовать, — согласился он.

Джесси подошла к Фрэнки и подтолкнула его.

— Вставай, Фрэнки, мы тебя покатаем! — разъяснила она свою задумку перепуганному коту. И закончила на мрачной ноте: — Останешься — погибнешь.

Ничего не соображая от страха, Фрэнки позволил Джесси затолкать себя в тазик. Кот послушно забрался сверху на шкуру и вонзил когти глубоко в складки. Ежевичная Звезда и Львиносвет столкнули тазик в бушующую воду и побрели за ним. Сила потока едва не сбила Ежевичную Звезду с лап, и он задержал дыхание, ахнув от испуга. «Теперь уже назад дороги нет!»

Кот поплыл, и остальные коты последовали за ним. Всё, что мог видеть Ежевичная Звезда — тазик, бурлящую воду и мокрую золотистую голову Львиносвета сбоку от себя.

В хвосте от него замаячила Пеплогривка.

— Гребите в эту сторону, — просипела она. — Уже недалеко.

Когда Ежевичная Звезда попробовал развернуться, волна ударила в бок тазика. Тот накренился, а Фрэнки в ужасе завизжал, когда вовнутрь попало немного воды. Львиносвет сумел подпереть тазик, выправив его и поставив его на новый курс. В тот же самый момент среди волн показалась голова Маковки. Кошку метало вверх-вниз по воде и несло прямо в сторону тазика.

— Маковка, осторожно! — взвыл Ежевичная Звезда.

Черепаховатая кошка, всё своё внимание сосредоточившая на борьбу с волнами, не заметила, что тазик сменил направление движения. Она обернулась на крик Ежевичной Звезды и в ужасе расширила глаза, завидев надвигавшийся на неё тазик. Она отчаянно замолотила лапами, а Ежевичная Звезда попытался оттолкнуть тазик в сторону, но было уже слишком поздно: он боком врезался в Маковку, толкнув кошку под воду.

Ежевичная Звезда вдохнул побольше воздуха и нырнул. Сквозь его мысли начали просачиваться воспоминания о смерти Зернолапки. Сможет ли он отыскать соплеменницу в столь бурной реке? Натолкнувшись под водой на тело Маковки, ему захотелось завизжать от радости. Он схватил её и вытащил на поверхность.

Маковка оставалась в сознании, она корчилась и откашливалась от воды.

— Спасибо, Ежевичная Звезда, — сказала она сквозь отдышку спустя несколько мгновения. — Я в порядке, я смогу плыть.

Полосатому коту не хотелось отпускать кошку. Тогда же он заметил Пеплогривку, подплывшую к ним.

— Я поплыву рядом с ней, — промяукала серая кошка. — И удостоверюсь, что с ней всё будет хорошо.

Ежевичная Звезда отплыл обратно к тазику, который покачивался на волнах вниз по течению. Фрэнки свесился с края и жалобно хныкал. Ежевичная Звезда и Львиносвет толкали тазик, а Джесси уверенно плыла в лисьем хвосте от них.

— Мы почти на месте! — окликнула их бурая киска.

Наконец, Ежевичная Звезда почувствовал, как тазик коснулся твёрдой поверхности, и понял, что теперь можно опустить лапы и выпрямиться. Вместе с Львиносветом он дотащил тазик до самой кромки берега, чтобы Фрэнки смог выползти из него. Полосатый кот был в шоке: он не понимал, где находился и что происходило вокруг.

Посмотрев в тазик, Ежевичная Звезда увидел, что шкура насквозь промокла из-за воды, которая залилась в тазик во время переправы. «Я рисковал всеми нашими жизнями ради мокрой шкуры и двух бродячих домашних кисок», — подумал он со стыдом и отвращением.

Кот встал во главе патруля и повёл его обратно по территории племени Теней, продолжая толкать тазик со шкурой вдоль края воды. Коты рассудили, что лучше всего держать шкуру на своём месте, чтобы она ещё сильнее не испачкалась.

Неожиданно Маковка, замыкавшая процессию, вскрикнула:

— Чую племя Теней!

Ежевичная Звезда остановился и втянул в себя воздух. Запах был силён и свеж, и становился всё сильнее, сообщая, что к ним приближалось несколько котов племени Теней. В спешке он затолкал тазик в укрытие из ежевичных кустов.

— Лезьте на деревья! — тихо приказал он.

Пеплогривка и Маковка подчинились без раздумий, взлетев по стволам ближайшей сосны и уставившись вниз с её ветвей.

— Ты думаешь, они нам будут не рады? — спросил Львиносвет, замявшись.

— Мы на их территории, и ведём с собой домашних кисок, — ответил Ежевичная Звезда. — Сам-то ты как думаешь?

— Ой, всё, — буркнул Львиносвет.

— Ты сможешь взобраться? — спросил Ежевичная Звезда, обернувшись к Джесси.

— Да, я справлюсь, но Фрэнки — нет.

Серый полосатый кот распластался на земле у подножия дерева, он валялся, погрязнув в собственной ничтожности. Джесси подошла и растолкала кота.

— Фрэнки, очнись! Ты должен забраться!

— Отстань от меня!

Ежевичная Звезда снова принюхался и понял, что патруль племени Теней обнаружит их через несколько мгновений. Он понимал, что если оставит Фрэнки лежать под деревом, Теневые коты попробуют прогнать его и почти наверняка серьёзно покалечат, если тот не сможет достаточно быстро убежать.

— Джесси, забирайся на дерево! — приказал он. — Мы с Львиносветом поможем Фрэнки.

К его облегчению кошка не стала возражать. Выпустив когти, она стала забираться вверх по стволу, неуклюже, но быстро, и вскоре оказалась на ветвях, рядом с Пеплогривкой и Маковкой.

Ежевичная Звезда обернулся к Львиносвету.

— Ты тяни, я буду толкать, — мяукнул тот.

Ухватив Фрэнки за загривок, Ежевичная Звезда вонзил когти в ствол сосны. Это напоминало перенос увесистой дичи, хотя Фрэнки явно был потяжелее даже самой крупной белки. Львиносвет подпирал его снизу, и, потихоньку, они начали взбираться.

У Ежевичной Звезды свело живот, когда он понял, как много времени потребуется на то, чтобы добраться до плотных ветвей, где можно было скрыться. Фрэнки даже не пытался помочь себе, он был полностью парализован от страха. Забравшись повыше, Ежевичная Звезда услышал частую поступь кошачьих лап и шорох шерсти, трущейся о заросли.

«Они заметили нас!»

Тяжело дыша, он оттащил Фрэнки на ближнюю ветку. Львиносвет присоединился к нему мгновением спустя. Снизу они были скрыты тёмными сосновыми иглами. Посмотрев вниз, Ежевичная Звезда увидел, как патруль племени Теней выскочил из-за кустов.

Во главе был Враноклюв, его сопровождали Сосногривка и Хорькоглаз со своим учеником, Шиполапом.

В этот миг Ежевичная Звезда ожидал, что они окружат дерево и вызовут Грозовых котов на бой, но вместо этого они, не останавливаясь, побежали дальше, промчавшись прямо под деревом и не заметив запаха ни Грозового племени, ни домашних кисок. Их шкуры были растрёпаны, а глаза метали напряжённые взгляды из стороны в сторону прямо на ходу.

— Что это с ними? — прошептал Львиносвет, уставившись вслед патрулю племени Теней. — Они не охотятся, и метки не расставляют.

— Кто их знает? — устало мяукнул Ежевичная Звезда. — По крайней мере, они не заметили нас. Давай-ка, помоги мне спустить Фрэнки с этой ветки.

К тому моменту, как коты достигли границы Грозового племени, они насквозь промокли и совершенно выбились из сил.

— Вот тут мы и живём, — сказал Ежевичная Звезда Джесси и Фрэнки.

— Серьёзно? Прямо здесь? — спросила Джесси, недоверчиво осмотревшись.

Ежевичная Звезда понимал, что именно вызвало скептицизм кошки. «После бури наши земли сами на себя не похожи». В воздухе повис резкий аромат воды, в-которой-тонет-солнце, а деревья, даже те, которые не были залиты водой, выглядели чахлыми и увядающими. Ежевичной Звезде очень бы хотелось показать Джесси свой дом хорошим солнечным днём в сезон Зелёных Листьев, когда над головами весело шелестели листья, а из-под каждого куста сочился сладкий аромат добычи, но, увы.

Они оставили тазик на берегу озера, ведь тащить его с собой сквозь заросли было бы слишком неудобно. Маковка и Львиносвет тащили шкуру, растянув её между собой, пока патруль шёл в сторону туннеля. Она уже успела промокнуть, испачкаться и провонять, а каждый встречный кустик, корешок и острый камешек то и дело отрывал от неё по кусочку.

Когда они приблизились к временному лагерю, Ежевичная Звезда заметил несколько котов снаружи туннеля и увидел шокированные морды соплеменников, понявших, что их предводитель привёл за собой ещё несколько домашних кисок.

Воробей, руководивший зарядкой Иглогривки, вышел навстречу вернувшемуся патрулю.

— Что за дела? — спросил он, презрительно обнюхав Джесси и Фрэнки. — Ты решил окончательно превратить Грозовое племя в приют для потерявшихся домашних кисок?

Ежевичная Звезда свирепо посмотрел на целителя. Он понимал, что своими действиями только добавил племени лишних хлопот, но всё равно считал, что Воробей мог бы вести себя более приветливо.

— Им нужна была наша помощь, — отрезал он. — Особенно Фрэнки. Посмотри, сможешь ли ты как-нибудь его успокоить.

— Как будто у меня и без него работы не было, — Воробей тяжело вздохнул. — Ладно, я посмотрю. — Он засеменил обратно ко входу в туннель и скрылся внутри. Вскоре он вернулся, таща в челюстях пучок листьев тимьяна. — Вот, — мяукнул он Фрэнки, сбросив листья к его лапам. — Ешь. Помогают при испуге. Когда станет лучше, я дам тебе маковое семя, и ты сможешь поспать.

Фрэнки обнюхал листья и сделал шаг назад, скривив губу.

— Я не ем зелёные вещи, — мяукнул он.

— Тогда страдай, — пожал плечами Воробей. — Твоё дело.

— Ты должен их съесть, — подбадривала его Пеплогривка. — Они тебе на самом деле помогут.

Фрэнки никак не мог решиться, пока Джесси грубо не пихнула его в бок.

— Жуй, голова блохастая.

Продолжая борьбу с сомнениями, Фрэнки слизнул листья и проглотил их. Его язык не прекращал метаться в челюстях, словно пытался избавиться от привкуса травы во рту.

Ежевичная Звезда заметил, что к нему подошла Белка и осмотрела домашних кисок недовольных взглядом.

— Честное слово, Ежевичная Звезда, — мяукнула она, — О чём ты думал? Ещё две киски! Как мы прокормим столько лишних ртов? Они едва ли смогут добыть себе еду самостоятельно.

— Ты бы предпочла, чтобы я бросил их на верную смерть? — спросил Ежевичная Звезда.

Белка закатила глаза.

— Нет, конечно, нет. Но жизнь нам ты точно не облегчил. Ты принёс с собой хоть что-то полезное?

— Вон та шкура Двуногих, — мяукнул Ежевичная Звезда, указав хвостом на сырое грязное месиво, которое волочили Львиносвет и Маковка.

— Это? — Белка поморщила нос. — Ты проделал весь этот путь и поставил соплеменников под угрозу ряди этого?! Какая гадость!

— Всё может быть не так уж плохо, — мяукнула Ромашка, подняв голову и заговорив с того места, где она с Листвичкой обнюхивала шкуру. — Мы её растянем над кустом и просушим.

Белка в ответ лишь фыркнула.

Несмотря на то, что Ежевичная Звезда был согласен с ней, ему было больно от того, что глашатая даже не попыталась поддержать его. Прежде, чем он успел ответить, вперёд вышла Джесси.

— Да кем ты себя возомнила? — зарычала она на Белку. — Ты должна быть благодарна Ежевичной Звезде: он жизнью рисковал, чтобы принести вам одеяло!

Белка аж опешила, не ожидав подобной агрессии от домашней киски.

— Я прекрасно осведомлена о храбрости Ежевичной Звезды, — ответила она, затем добавила. — Я собираюсь распределить патрули. А ты, Ежевичная Звезда, поешь и отдохни.

Джесси гневно смотрела вслед Белке, которая поспешила удалиться.

— Ничего себе! Она всегда так себя ведёт?

— По большей части, да, — ответил Ежевичная Звезда.

Джесси отошла к Фрэнки, который по-прежнему дрожал. Минти высунула голову из туннеля, затем аккуратно проследовала по глинистой почве и потёрлась носиком с двумя кисками. По всей видимости, они друг друга знали, но в тот момент их встреча была далека от радостного воссоединения.

— Спасибо, что принёс эту шкуру. — Крутобок подошёл к Ежевичной Звезде, пока тот наблюдал за кисками. — Похоже, это наводнение оказалось куда опаснее, чем мы предполагали, — заметил он, кивнув в сторону троицы.

Ежевичная Звезда согласно промычал. Три хрупких домашних киски прижались друг к дружке, сгорбившись от ветра. Даже Джесси на фоне воителей выглядела жалкой и потерянной. «И что нам теперь с ними делать?»

Глава 16

Ежевичная Звезда очнулся от беспокойного сна, почувствовав, как холодный пол туннеля подморозил ему шкуру до самых костей. С трудом поднявшись на лапы, он аккуратно проследовал мимо спящих соплеменников, протиснулся между стеной туннеля и горой грязи и оказался снаружи. Кот прошёл несколько хвостов и остановился, обратив глаза к небу. Оно бледнело, предвещая скорый рассвет, и последние воители Звёздного племени покидали небосклон, чтобы вновь вернуться после нового заката.

Моросил лёгкий дождик, разнося освежающие капельки по лесу с порывами прохладного ветерка, а облачный занавес поредел, стал тоньше: возможно, скоро этой буре придёт конец. Взглянув с холма, вглядевшись меж деревьев, Ежевичная Звезда смог различить серебристое сияние озера. За спиной кота, в глубинах мрачного туннеля, раздались хриплые раскаты кашля Янтарки. Какой-то кот перевернулся на другой бок и что-то недовольно буркнул.

— Возьми, Янтарка, — уши Ежевичной Звезды уловили шёпот Листвички. — Попей из этого кусочка мха. Вода должна помочь твоему горлу.

Ответ Янтарки заглушил громоподобный храп. «Пурди», — подумал Ежевичная Звезда, отметив с радостью, что старый кот смог, наконец, уснуть. Но его довольство уступило место горечи, как только до него донёсся тихий плач из дальнего конца туннеля.

— Зернолапка... Где ты, Зернолапка...

— Я с тобой, Кувшинка, — её мольбам ответил Каплелап мягким, успокаивающим голоском. — Ложись ко мне, поближе. Зернолапка теперь в Звёздном племени.

Сердце Ежевичной Звезды отяжелело, словно превратившись в камень. «Мы потеряли слишком многих... На Палке Павших слишком много меток. А теперь и Палка спровоцировала смерть юной ученицы». Тревожные вопросы кружили в голове кота, подобно листьям на ветру. «Отступит ли когда-нибудь вода? Или котам племён придётся вновь искать себе новое пристанище? Как поступил бы Огнезвёзд?»

Он продолжал тщетно рыскать в поисках ответов в своих мыслях, когда услышал мягкие шаги, раздавшиеся позади него. Обернувшись через плечо, он увидел, как Джесси вышла из туннеля, задрожав, когда капельки дождя попали ей на шкуру. «Готов поспорить, Огнезвёзд не стал бы приводить в племя одну голодную домашнюю киску за другой», — горестно подумал он.

Рот Джесси распахнулся в сладком зёве, её хвост волочился по земле — кошка не успела толком отдохнуть. Когда стены безопасного туннеля остались позади, взгляд кошки потерял покой, заметавшись то в одну сторону, то в другую. Но её лапы не теряли решительность, всё так же шагая в сторону Ежевичной Звезды.

— Вы не обитаете в туннелях постоянно, правда? — полюбопытствовала Джесси.

— Нет, наш настоящий лагерь намного лучше этого, — ответил Ежевичная Звезда. — Хочешь осмотреть его? Если ты желаешь, я могу показать тебе часть нашей территории.

«Мы возвратимся прежде, чем первые патрульные выйдут из лагеря, — уверял он сам себя, почувствовав укол вины от мысли отправиться на прогулку в одиночку. — И нам обоим пойдёт на пользу небольшая согревающая пробежка».

— Давай, — согласилась Джесси. — Показывай дорогу, дикий кот.

Пока они спускались по холму к каменистому ущелью, Ежевичная Звезда обратил внимание, как Джесси то и дело спотыкалась о корни и побеги ежевики. Она прищурилась и тихонько взвизгнула, когда вода окатила её с головы до пят с низкорастущей орешниковой ветви.

— Ты в порядке? — спросил он. — Мы можем вернуться, если хочешь.

— Я в порядке, — заверила его Джесси, наскоро отряхнув промокший мех.

Настойчивость домашней кошки и веселила Ежевичную Звезду, и поражала одновременно. «Она не похожа ни на одну киску из тех, с кем мне доводилось встречаться».

Достигнув вершины утёса, Ежевичная Звезда протиснулся сквозь заросли, оставив проём для Джесси, следовавшей позади. Вскоре им открылась панорама залитого водой ущелья.

— Ты видишь ту скалу с дырой прямо посреди утёса? — мяукнул он, указав хвостом на Высокую Скалу, вершина которой едва виднелась над водой. — Это — пещера предводителя племени... Сейчас она — моя. Прямо под ней, но немного ближе к нам, была палатка воителей. Палатка учеников и детская располагались с противоположной стороны. Старейшины...

— Ух ты! — перебила его Джесси, выпучив глаза. — Вы очень грамотно организованы!

— Иначе мы бы и не выжили, — мяукнул Ежевичная Звезда. — В лесу мы сами по себе, у нас нет никаких Двуногих, мы должны быть сильными и стойкими.

Во взгляде Джесси промелькнуло раздражение.

— Лишь то, что мы — домашние коты, не значит, что мы ленивы и слабы! — парировала она.

— Я и не говорил такого... — Не желая начинать спор, Ежевичная Звезда отошёл от края скалы и поманил свою спутницу хвостом. — Не хочешь увидеть другие уголки наших земель?

Он повёл её вдоль кромки воды к границе племени Ветра. Джесси семенила сбоку от него. Она, видимо, уже забыла о своём негодовании и принялась с интересом рассматривать всё вокруг, хотя от малейшего хруста веточки или всплеска воды о скалы она по-прежнему вздрагивала.

Вскоре Ежевичная Звезда уловил журчание ручья, лежавшего на границе, и его нос поймал сильный аромат племени Ветра. Оставив позади деревья, он заметил четверых котов, шедших вниз по течению по стороне Грозового племени: глашатая племени Ветра, Крольчишку, его ученика, а также Грача и Верескоглазку.

Ежевичная Звезда напрягся в гневе. Воители племени Ветра даже не скрывали, что нарушали границу. «Они слишком самоуверенны, если считают, что могут забрать себе всю свежую воду!» Кот понимал, что не мог бросить вызов воинам племени Ветра в одиночку, с одной лишь домашней киской.

— Давай пойдём в том направлении, — предложил он, с облегчением ответив, что Джесси не заметила патруль, и повёл её прочь, в сторону верхушки хребта.

Джесси продолжала следовать за ним всё с таким же упорством, даже когда запыхалась во время восхождения на холм. Когда они дошли до хребта, глаза бурой кошки расширились в изумлении при виде раскинувшегося перед ними пейзажа: разлившегося озера и жалких остатков леса.

— Здесь просто потрясающе! Я чувствую себя птицей! Даже не представляла, как далеко разлилась вода, — добавила она серьёзным голосом. — Смотри, вон там — Гнездо моих домочадцев. Вода окружает его со всех сторон.

Ежевичная Звезда не был уверен, на какую постройку Двуногих она показывала: для него они все выглядели одинаково, лишь в разной степени выглядывая из-под воды.

— Я частенько охотилась на заднем дворе, — продолжила Джесси. — А также во дворе у Фрэнки и Бенни. У них было лучше всего, там так много плотных зарослей!

Ежевичная Звезда начал замерзать, и ему не терпелось вернуться в лагере после того, как он заметил патруль племени Ветра на чужой стороне ручья.

— Я понимаю, но ты же, всё-таки, не по-настоящему охотилась, да? — мяукнул он. — Тебе же нет нужны ловить себе еду. Готов поспорить, ты ни разу ничего не поймала.

— То, что ты сам себе ловишь еду, не делает тебя лучше меня, — бросила Джесси. — Завязывай со своим пафосом. Коты не выбирают, где им рождаться!

Ежевичная Звезда слегка опешил под накалом её эмоций, сурового тона и горящих глаз.

— Признаю, в твоих словах есть здравое зерно, — согласился он. — Знаешь, — продолжил он, надеясь загладить свою вину перед кошкой, — наш предыдущий предводитель, Огнезвёзд, родился домашней киской. Он пришёл в лес, когда ему было всего шесть лун от роду, и стал самым лучшим котом в лесу. Всем в Грозовом племени очень его не хватает. — На последних словах его голос дрогнул.

— Правда? — Гнев Джесси словно рукой сняло. — Хотелось бы мне повстречаться с ним.

— Мне тоже хотелось бы вас познакомить, — ответил Ежевичная Звезда. Волна тоски накрыла его с головой, когда он осознал безысходность этих мечтаний. «Я готов отдать добычу всего леса, лишь бы Огнезвёзд вернулся».

Когда он и Джесси вернулись к туннелю, Ежевичная Звезда увидел, что коты рассредоточились снаружи туннеля, а Белка разбивала их по первым патрулям этого дня.

— Где ты пропадал? — спросила она, развернувшись и впившись в Ежевичную Звезду своими зелёным глазами, в которых виднелась нотка раздражения.

— Я отвёл Джесси на прогулку, показал ей немного нашей территории, — объяснился Ежевичная Звезда.

Белка поджала губу.

— Если Джесси хотела прогуляться по территории, она могла бы вступить в патруль!

От набирающего обороты негодования кровь вскипала под шкурой Ежевичной Звезда. «Кто здесь — предводитель, я или она?! Тварь я дрожащая, или право имею?»

— Я могу гулять, где захочу и с кем захочу! — отрезал он.

Белка замолчала, но шерсть на её плечах встала дыбом, и Ежевичная Звезда почувствовал, как воздух между ними стал холоден, как лёд.

— Голубка, Львиносвет, — мяукнула она, выбросив Ежевичную Звезду из головы. — Возглавьте патрули и сходите к границе племени Теней. Начните у противоположных концов и сойдитесь посередине, да удостоверьтесь, что наши метки свежи и сильны, — закончила она.

Львиносвет склонил голову.

— Кого нам взять с собой?

— Давай подумаем... — Белка осмотрелась. — Пестроцветик, Дым и Берёзовик пойдут с тобой. Голубка, ты бери Долголапа, Яролику и Черешню.

Скрывшись от глаз глашатой, Ежевичная Звезда одобрительно кивнул. Она поступила разумно, удвоив патрули на границе племени Теней. «Им нельзя доверять, только дай слабину, они тут же вылезут за пределы своих меток, особенно теперь, когда их территория в таком плачевном состоянии!»

— Я тоже помогу вам с патрулированием, если вы не против, — вызвался Фрэнки, приблизившись и остановившись возле Белки.

Ежевичная Звезда удивлённо повёл усами. Серый полосатый кот наутро выздоровел и теперь держался бойко, разительно отличаясь от дрожащей и стонущей рухляди, которую приволокли в лагерь прошлой ночью. «Хорошая работа, Воробей! Твои травы оказались по-настоящему полезны для него!»

Переглянувшись с собравшимися патрульными, Ежевичная Звезда понял, что все воители с нескрываемой неприязнью встретили перспективу выйти в патрулирование вместе с Фрэнки.

— Спасибо, Фрэнки, но нет, — мяукнул он. — Тебе ещё рано таким заниматься. Сегодня отдыхай, мы попозже подберём тебе работу по силам.

— В патруль с домашней киской? — прошептала Пестроцветик. — Да я скорее съем лисий помёт!

— И не говори, — добавил Долголап. — Племя Теней ну точно попрячется от одного его вида.

Ежевичная Звезда укоризненно посмотрел на них, надеясь, что Фрэнки не услышал их слов.

— Больных с собой не бери, — мяукнул он Белке, когда патрули выдвинулись к границе племени Теней. — Пусть Песчаная Буря и Янтарка отдыхают и обсыхают.

Белка, позабывшая свой недавний приступ гнева, кивнула.

— Мышеус начал кашлять, — поведала она. — И Ягодник выглядит не шибко здорово. Считаю, им тоже следует остаться в лагере. — Она вильнула хвостом в сторону входа в туннель, у которого уныло корчился Ягодник, его кремовая шкурка была непривычно неухоженной. Маковка сидела подле него, сочувственно вылизывая коту уши.

— Ясно, понятно, — мяукнул Ежевичная Звезда, усилием воли подавив в себе приступ тревоги. «Сколько ещё наших воителей скосит болезнь прежде, чем всё это закончится?»

— Я собирают провести патруль вдоль границы с племенем Ветра, — продолжила Белка. — Маковка, Белохвост, Терновик, идите за мной.

Маковка наскоро распрощалась с Ягодником и вместе с остальными котами выдвинулась в путь вслед за глашатой. Патрульные преодолели пару лисьих хвостов вниз по холму прежде, чем Ежевичная Звезда вспомнил, что увидел этим утром.

— Эй, Белка, подожди секунду! — крикнул он.

Белка развернулась и засеменила обратно по холму к нему.

— Что?

— Когда я гулял с Джесси, я увидел патруль племени Ветра на нашей стороне ручья, — сказал ей Ежевичная Звезда. — Тебе стоит остерегаться...

— Так почему ты об этом вспомнил лишь сейчас?! — Белка яростно замахала хвостом, глаза её метали молнии. — Племя Ветра вторглось на нашу территорию, а ты об этом просто-напросто забыл? А я отправила дополнительный патруль в противоположную сторону, на границу племени Теней!

— Поганые пожиратели падали! Как они смеют! — воскликнул Терновик, присоединившись к Белке на вершине холма.

— Мы их прогоним! — зашипела Искра, подбежав к соплеменникам и остановившись прямо позади Ежевичной Звезды.

— Поздно суетиться, они уже наверняка вернулись к себе в лагерь, — отрезала Белка, в который раз взмахнув хвостом.

— Знаете, — задумчиво начал Шмель. — Им наверняка сейчас непросто перебираться через ручей. Он вышел из берегов и стал слишком широким, его не перепрыгнуть ни на одном участке границы, а течение слишком сильное, переплыть они тоже не смогут. Вероятно, они переходят где-то в верховьях. Если мы найдём это место, мы сможем перегородить его или выставить охрану.

— Какая хорошая идея! — мяукнул Ежевичная Звезда. — Я отведу патруль вверх по ручью, чтобы проверить это предположение. Ты можешь пойти со мной, Шмель, и ты, Искра.

— Я возьму с собой Снеголапа, — мяукнула Искра, помчавшись обратно к горловине туннеля и позвав ученика.

— Можно, я тоже пойду? — попросилась Джесси, засияв большими глазами. Ежевичная Звезда замялся, сомневаясь, что брать домашнюю киску в потенциально опасное патрулирование будет хорошей идеей. — Я хочу помочь вам. Охотиться я умею.

Её жалобные глазки многозначительно уставились на Ежевичную Звезду, и тот понял, что она напоминала ему о разговоре, который у них состоялся этим утром.

— Хорошо, — согласился он. — Но тебе придётся делать всё, что я тебе говорю.

Больше всего недовольства добавлением домашней киски к патрулю Ежевичная Звезда увидел в Белке, но затем подумал, что та, быть может, просто переживала по поводу вторжения соседей.

— Я поведу свой патруль к низовью ручья, а затем отправлюсь вверх, — мяукнула она. — Если мы встретим нарушителей, мы их прогоним.

— Ещё как! — добавил Терновик, обнажив зубы в кровожадной ухмылке.

— Если вы обнаружите место перехода, — продолжила Белка, обращаясь к патрулю Ежевичной Звезды. — Спрячьтесь и дождитесь, пока коты племени Ветра не вернутся на свою территорию. После этого сделайте всё возможное, чтобы перекрыть его.

— Так и поступим, — ответил Ежевичная Звезда, слегка занервничав. «С каких это пор она отдаёт приказы?» Кот подождал, пока Белка не скрылась из виду, уведя за собой патруль. Тогда же воротилась Искра, приведя Снеголапа, который нетерпеливо пружинил на лапах в предвкушении сражения с племенем Ветра.

— Не отходи от своего наставника! — напутствовал его Ежевичная Звезда. Он всё ещё сомневался по поводу включения ученика в отряд. «С другой стороны, он справится уж точно лучше, чем Джесси». Кот уже собрался было отправиться в путь, когда услышал, как кто-то звал его по имени, и заметил Воробья, выбирающегося из туннеля.

Предводитель терпеливо ждал целителя, который приближался к нему, ступая по мокрой траве.

— Ежевичная Звезда, будь осторожен, — хрипло промяукал Воробей.

— У тебя снова вещий сон? — спросил Ежевичная Звезда. — Очередное знамение?

— Нет, — Воробей подавленно покачал головой. — Просто не хочу, чтобы вы снова рисковали жизнью.

Ежевичная Звезда рассудил, что Воробей впал в депрессию из-за того, что не смог вовремя разгадать послание о Палке Павших.

— Не бойся, — заверил он целителя. — Мы будем осторожны. Я не меньше твоего хочу, чтобы все коты остались целы.

Ежевичная Звезда и его патруль семенили вверх, к хребту, а затем зашагали вдоль верхушки, в сторону разлившегося ручья. Как только они миновали безопасную лесную чащу, их накрыл порыв ветра, растрепав шкуры по бокам, а дождь ударил им в морды. Несмотря на то, что Ежевичная Звезда то и дело останавливался, чтобы осмотреться и прислушаться, выискивая котов племени Ветра, он не смог найти ни одного следа, ни даже слабого остатка их запаха. Однако с этих мест ему не открывался широкий вид на озеро. «Их патруль может быть, где угодно».

Когда они добрались до ручья, Ежевичная Звезда унюхал метки племени Ветра, расставленные по берегу. Свежие, скорее всего, нанесённые патрульными, которых он видел ранее.

— Они пошли в эту сторону, — мяукнул он. — Значит, пересекли ручей они там, дальше. Поспешим.

Они прошли не так уж далеко, прежде чем пересекли рубеж, отмеченный их собственными пограничными метками. Ежевичная Звезда напряг лапы, когда его патруль пересёк границу территорий племён.

— Это — дорога на Лунное Озеро, — сообщил Джесси Снеголап, скакавший сбоку от неё. — Как бы я хотел туда попасть! Мне говорили, оно просто потрясающее!

— Что ещё за Лунное Озеро? — спросила Джесси.

— Туда ходят целители, — ответил Снеголап, в восторге от того, что ему выпал шанс поговорить с кем-то, кто знал о лесе ещё меньше, чем он. — Там они встречаются со Звёздным племенем.

Джесси открыла было рот, чтобы задать очередной вопрос, он Снеголап уже предвидел его.

— Звёздное племя — это духи наших погибших предков, — объяснил он ей. — Они посылают целителям знамения и всё такое.

— Тсс! — Ежевичная Звезда задрал хвост, дав сигнал соблюдать тишину. — Рядом могут быть коты племени Ветра.

Патруль замедлил темп, когда земля под лапами стала жёстче. Ручей всё ещё журчал бурным разлившимся потоком, но постепенно становился тоньше, сужаясь там, где русло было глубже. Ежевичная Звезда подумал, что здесь уже можно было перемахнуть через него. «Однако, я бы не стал рисковать», — подумал он, содрогаясь от одного вида бурлившей воды.

Искра вырвалась немного вперёд остального патруля. Неожиданно она развернулась, поманив соплеменников хвостом.

— Идите сюда и посмотрите на это! — позвала кошка.

Ежевичная Звезда прибавил шагу и вскоре поравнялся с Искрой. Тогда же он увидел упавшее дерево, лежащее поперёк ручей. «Должно быть, наводнение смыло его с гор», — осознал кот. Ручей прибивал мусор и обломки к стволу по обе стороны потока, волны переливались через верхушку, и Ежевичная Звезда оставил всякие сомнения в том, что именно здесь соседи переходили границу: вся эта местность насквозь провоняла племенем Ветра.

— Ах, эти наглые истребители кроликов! — воскликнула Искра. — И что мы теперь мы будем делать?

Глава 17

— Дерево нужно столкнуть, — задумчиво проговорил Ежевичная Звезда, внимательно осмотрев его. Он, однако, не представлял, как они собирались этого добиться: ствол был прочно закреплён между камнями по обе стороны ручья.

— Я присмотрюсь поближе, — мяукнула Джесси, вскочив на дерево и уверенно пробежавшись по его длине.

Ежевичная Звезда не мог не восхититься лёгкостью и грацией кошки. Почти наверняка она неоднократно бегала по оградам Двуногих. Его соплеменники выглядели несколько удивлённо, но вслух ничего не сказали.

— Голубка рассказывала, как она с товарищами разворотила бобровую дамбу, — сказала Искра Ежевичной Звезде, пока те дожидались возврата Джесси. — Судя по всему, их ситуация очень походила на эту. Но они забрались непосредственно в воду и повредили дамбу снизу. А здесь для этого слишком глубоко, и течение бурное.

Ежевичная Звезда кивнул.

— Нельзя рисковать...

— Ежевичная Звезда! — перебил его Шмель. — Я чую котов племени Ветра. Они приближаются!

Отвернувшись от ствола, Ежевичная Звезда распахнул пасть и распробовал воздух. Шмель оказался прав: кот учуял запах племени Ветра, который усиливался с каждым следующим мигом. И он шёл с той стороны ручья.

— Прячьтесь! — приказал он. — Джесси, сюда, быстро!

Пока бурая киска перебегала по дереву, Искра и Снеголап нырнули в зазор между камней. Шмель прижался к земле под низкорастущим терновым кустом. Ежевичная Звезда затолкал Джесси туда же. Она смотрела на него взбудораженными глазами, расширившимися от неожиданного переполоха.

— Они заметят мою белую шкурку! — раздался шёпот Снеголапа из-за камня.

— Не заметят. — С этими словами Ежевичная Звезда лёг сверху на ученика. Тот заёрзал под ним и еле высунул наружу голову, жадно глотая воздух.

С предельной осторожностью Ежевичная Звезда вытянул шею над камнем и осмотрелся. Патруль племени Ветра, который попался ему на глаза утром, двигался вверх по ручью, тяжело дыша и спотыкаясь на гальке. Белка и её отряд бежали следом за ними, угрожающе визжа. Крольчишка замедлился и остановился подле ствола, развернувшись к преследователям из Грозового племени, пока остальные коты племени Ветра перебегали по стволу. Они выглядели потрёпанными: вероятно, коты Грозового племени отвесили им оплеуху-другую, но серьёзных раз ни у кого не было. Как только его патруль целиком перебрался на другой берег, Крольчишка поспешил за ними, шикнув на прощание в сторону Белки и её воителей.

Ежевичная Звезда ждал, пока патруль племени Ветра не скроется, убегая на свою территорию вниз по течению, а затем выбрался из укрытия. Остальные патрульные последовали за ним, и вскоре они сблизились с Белкой и её котами на берегу ручья. К его облегчению, ни один из патрульных Белки не пострадал, за исключением Терновика, на морде которого виднелась небольшая царапина. Сказать по правде, такого здорового и довольного вида у воинов не было с самого наводнения: стычка с соседним племенем словно зажгла в них новую жизнь.

— Они нескоро вернутся, — мяукнула Белка и довольно повела усами.

— Будем надеяться, — вторил ей Ежевичная Звезда. — Но чтобы наверняка, нужно сдвинуть это дерево.

К его приятному удивлению, Искра и Джесси уже переговаривались друг с другом, обсуждая, как бы уничтожить эту временную переправу.

— Нам ни сломать, ни сгрызть ствол не удастся, — бормотала Искра.

Джесси кивала.

— Допустим, мы расшатаем эти кучки, на которые он опирается, — предложила она. — В результате, увеличившаяся сила потока смоет бревно прочь.

— Может сработать, — задумалась Искра. — Но откуда мы будем это делать? Ведь тогда один из нас застрянет на противоположной стороне.

— Не застрянет, если мы повредим опору только с одной стороны, — мяукнул Ежевичная Звезда, присоединившись к дискуссии. — В этом случае оно и вовсе целиком окажется в ручье.

— Решено, давайте пробовать, — нетерпеливо мяукнул Белохвост.

Коты скучились вместе и принялись толкать конец бревна. Но на берегу им не хватало места, не у всех получалось дотянуться и навалиться в полную силу. Бревно не двигалось.

Джесси запрыгнула на горку веточек и обломков, прибитых волнами к берегу, и попыталась толкать оттуда, но мусор моментально начал рассыпаться у неё под лапами. На Ежевичную Звезду накатила волна паники, когда он увидел, что кошка пошатнулась, потеряла равновесие и оказалась в миге от того, чтобы свалиться в бурный поток. Нагнувшись с выступа, он схватил её за загривок и затащил обратно на берег.

— Спасибо! — просипела Джесси.

— Я больше не позволю наводнению забрать ни одного кота, — мрачно промяукал Ежевичная Звезда.

— Но ты же видел, как я плавала, — напомнила она ему, подняв глаза. — Я вполне управилась.

— Между прочим, мысль была хорошая, — присоединилась к разговору Белка, отвернувшись от ствола. — Если мы укрепим тот выступ из веток достаточно, чтобы на нём можно было стоять, тогда толкать дерево у нас получится лучше, чем с берега.

— Тогда давайте поищем что-нибудь, чтобы сделать это, — мяукнул Ежевичная Звезда. Когда коты разошлись в разные стороны, он обратился к Джесси. — Держись ко мне поближе, на всякий случай.

— Какой такой случай? — спросила Джесси, заблестев глазами.

— Всякий, — повторил Ежевичная Звезда.

На скудных землях пустоши сложно было отыскать что-либо полезное. Пара камней выглядывала тут и там из плотных зарослей травы, но они были великоваты для того, чтобы оттащить их к ручью. Ежевичная Звезда уже было решил, что им придётся отравиться обратно в лес и набрать папоротник, когда услышал зов Белохвоста:

— Ежевичная Звезда! Мы кое-что нашли!

Ежевичная Звезда побрёл обратно к ручью и увидел, что Белохвост и Маковка дожидались его.

— Что такое? — поинтересовался он, осмотревшись и не заметив ничего примечательного.

— Вверх по ручью лежит огромный куст, — отрапортовала Маковка, как только остальные коты примчались и присоединились к ним. — Должно быть, его вырвало с корнями и выбросило на берег.

— И если мы сумеем оттащить его сюда, нам всем будет достаточно опоры, — закончил за неё Белохвост.

— Давайте взглянем, — мяукнул Ежевичная Звезда. Он поспешил вверх по течению, пока не добрался до боярышника с густыми, колючими ветвями, зажатыми между двумя камнями на краю потока.

— Великолепно! — вздохнул Терновик. — Жду не дождусь насадить свои лапы на эти иглы!

Работая сообща, коты Грозового племени сумели вытащить куст из воды и начали волочить его вниз по холму, в сторону бревна. Прежде, чем они успели сделать несколько шагов, Джесси, взвизгнув, отскочила назад.

— Что случилось? — пропыхтел Ежевичная Звезда.

— Мне ветка ткнула в глаз, — объяснилась Джесси, проморгавшись. — Но я цела. Давай, закончим с этим.

Склон становился круче, и куст начал скатываться вниз под тяжестью собственного веса. Ежевичная Звезда поспешил отпрыгнуть в сторону, чтобы его не раздавило.

— Держи его! — выл Белохвост. — Если он проскочит мимо дерева, мы его обратно наверх ни за что не затащим!

Ежевичная Звезда подскочил к кусту сбоку, обрушившись всем телом на самые длинные ветви и скривившись, когда шипы возносись в подушечки его лап. Искра вжалась в куст рядом с Ежевичной Звездой, пытаясь помочь ему, а Белка и Терновик проделывали то же самое по другую сторону. Маковка, Шмель и Джесси тщетно пытались тянуть его сзади, и даже Снеголап принимал участие, впивая свои крохотные коготочки в колючие ветки. Ежевичная Звезда поднял голову и увидел, что ствол был уже совсем рядом.

«Мы точно проскочим мимо него! Вот ведь лисий помёт!»

Не теряя ни мгновения, Белохвост обежал куст, остановился на берегу рядом с деревом, прямо на пути у движущегося боярышника, и приготовился принять на себя удар. Кустарник всем своим весом обрушился на кота, но остановился. Ежевичная Звезда услышал, как Белохвост закряхтел среди спутанных ветвей и, спустя миг, выбрался наружу, цепляясь своей длинной белой шерстью за сучки.

— Отличная работа, — мяукнул Ежевичная Звезда, приблизившись к нему. — Ты цел?

Белохвост c отвращением фыркнул.

— Этот куст все свои иголки оставил в моей шкуре, — прошипел он. — Но, не считая этого, я в порядке.

С помощью Терновика и Белки Ежевичная Звезда сумел оттолкать боярышник в ручей, выше бревна, чтобы течение плотно прижало его к стволу.

— Сработало! — воскликнула Маковка.

— Будем на это надеяться, — пробормотал Ежевичная Звезда. — Нам предстоит ещё много работы.

Балансируя на ветвях, Белка взобралась на куст. Его ветки гнулись под её весом, но кошка прочно держалась на лапах и не теряла равновесия.

— Думаю, сойдёт, — доложила она. — Но имеет смысл посылать сюда только самых легковесных котов, а остальные пусть остаются на берегу.

Маковка метнулась вперёд, но её излишняя возбуждённость дала о себе знать: куст накренился под её весом и чуть не сбросил кошку в ручей, но та сумела-таки вонзить когти и устойчиво закрепиться рядом с белкой.

— Не ты, — мяукнул Ежевичная Звезда Снеголапу, когда ученик уже было изготовился последовать за двумя кошками. «Ещё одним учеником я рисковать не стану». Котик выглядел расстроенным, поэтому Ежевичная Звезда поспешил продолжить. — Нам нужен дозорный. Дай нам знать, если увидишь, что к нам приближаются воители племени Ветра.

Снеголап мгновенно просиял.

— Есть, Ежевичная Звезда! И да начнётся мой дозор! Я — клык во тьме; я — дозорный на бревне... — Он распушил грузку и встал, как вкопанный, на берегу, чуть-чуть пониже по течению от бревна, навострил ушки и приковал свой взгляд к берегу племени Ветра.

Тем временем, Шмель, Искра и Джесси вскарабкались на боярышник, ступая по ветвям, угрожающе прогнувшимися по весом такого множества котов. У Искры соскользнули задние лапы, и нижняя половина тела кошки окунулась в воду. Шмель затащил гневно шипящую кошку обратно и помог ей восстановить равновесие.

— Пока я здесь корячусь, я даже шкурку не могу нормально отряхнуть! — буркнула она.

Ежевичная Звезда, Терновик и Белохвост остались на берегу.

— Итак, все готовы? — крикнул Ежевичная Звезда.

— Давай уже начнём, пока куст под нами не провалился! — проворчала Белка.

— Когда я скажу толкать... — Ежевичная Звезда напрягся, изготовившись. — Толкайте!

Врывшись задними лапами, чтобы крепче держаться на земле, Ежевичная Звезда навалился на конец ствола. Белохвост и Терновик трудились рядом с ним. Поначалу у котов ничего не получалось, но вскоре Ежевичная Звезда почувствовал, как бревно слегка сдвинулось под его лапами.

— Движется! — прохрипел он.

Коты на кусте бросили весь свой вес на дерево. Оно ещё чуть-чуть сдвинулось, и вскоре со скрежетом соскользнуло с камней, которые его удерживали, и рухнуло в ручей, обдав котов на берегу россыпью брызг и промочив их шкуры.

— Возвращайтесь на берег! — взвыл Ежевичная Звезда. Теперь, когда дерево больше его не удерживало, куст боярышника поплыл по течению. Коты, которые корячились на нём, поспешно спрыгивали с него в сторону берега. Джесси ловко приземлилась, а затем развернулась, чтобы помочь Белке, которая на кусте стояла дальше неё. Глашатай Грозового племени судорожно заскреблась по ветвям, когда куст начал переворачиваться в водовороте бурного ручья.

— Я справлюсь! — просипела она, пробираясь сквозь густые заросли.

Ежевичная Звезда вытянулся и сжал челюсти на её загривке, чтобы помочь ей преодолеть последние несколько хвостов до берега. Лапы Белки едва успели коснуться твёрдой почвы прежде, чем течение окончательно перевернуло куст и смыло его вниз по течению. Ежевичная Звезда огляделся, чтобы убедиться, что все его соплеменники были в безопасности. Коты были перепачканы глиной, их шкуры насквозь промокли, то тут, то там им недоставало клочков шерсти, которые остались на шипах боярышника, но их глаза сияли светом победы.

— Мы это сделали! — рыкнула Искра. — Племени Ветра больше не пробраться на нашу территорию!

— Они могут найти другую переправу выше по течению, — заметил Ежевичная Звезда. — Но на какое-то время Грозовое племя будет в безопасности. Вы все отлично потрудились.

Белка кивнула

— Давайте возвращаться в лагерь.

Ежевичная Звезда чувствовал себя усталым и побитым, пока вёл патрульных вниз по холму, обратно на территорию Грозового племени. Но недавний успех наполнил его лапы новыми силами, и, впервые с тех пор, как разразилась буря, у него закралась надежда на то, что племя сумеет пережить невзгоды.

— Вы двое можете пойти расставить метки по берегу ручья, — он обратился к Маковке и Искре.

— Мы покажем племени Ветра, что забираем свои земли обратно!

— Я тоже помогу! — пискнул Снеголап.

Ежевичная Звезда с удовлетворением наблюдал, как его соплеменники расставляют метки, оставляя столько запаха Грозового племени, что племени Ветра и след простыл. «Будем надеяться, они усвоили урок. В конце концов, они могут пить из ручья и со своего берега».

— Знаешь, — мяукнул Белохвост, поравнявшись с Ежевичной Звездой. — Как-то мне не по себе от того, что мы теперь полностью отрезаны от племени Ветра. В старом лесу Огнезвёзд и Звёздный Луч были такими добрыми друзьями. Как жаль, что всё стало иначе, стоило Однозвёзду стать предводителем.

— И не говори, — вздохнул Ежевичная Звезда. — Особенно учитывая то, что Однозвёзд вполне ладил с Огнезвёздом, когда был Одноусом.

— Действительно, предводительство меняет котов до неузнаваемости... — бросил воитель в сторону. — Я понимаю, что мы с ними — разные племена, — продолжил он. — Но нынче коты племени Ветра ведут себя так, будто только и хотят, что содрать с нас шкуру. Огнезвёзд тоже не мог понять, почему, и это выводило его из себя.

— Расскажите мне об Огнезвёзде, — попросила Джесси, подойдя к ним. — Вы его, похоже, очень уважаете.

— Во всём лесу не было кота, равного Огнезвёзду, — сказал ей Белохвост. — Я горд быть с ним одной крови.

— Ты его родственник? — Глаза Джесси полезли на лоб. — Выходит, ты тоже был домашней киской?

Белохвост кивнул, слегка смутившись. До Ежевичной Звезды донеслось шутливое урчание, раздавшееся со стороны Терновика. Белохвост предпочёл не реагировать на него.

— Моя мать была сестрой Огнезвёзда, домашней киской по имени Принцесса, — объяснил он Джесси. — Она не хотела покидать своих Двуногих, но так восхищалась Огнезвёздом, поселившемся в лесу, что дала ему одного из своих котят на попечение.

— И этим котёнком был ты... — догадалась Джесси. — Было, небось, чрезвычайно тяжело, оставить свою мать и выживать в лесу одиноким котёнком?

— Было непросто, — признался Белохвост. — Мне предстояло многому научиться, и я очень скучал по своим Двуногим и их гнезду.

«И их еде», — добавил про себя Ежевичная Звезда, припомнив пару слухов, которые ему рассказывали.

— Так почему ты не вернулся к ним? — не унималась Джесси.

«Попала!» Ежевичная Звезда знал, что на этот вопрос Белохвосту будет непросто ответить. Когда Белохвост был ещё учеником, он неоднократно прокрадывался к Гнёздам Двуногих и выпрашивал у них еду домашних кисок, но однажды Двуногие закрыли его в своём гнезде и не давали убежать. Всему племени было известно, как Огнезвёзд и некоторые его соплеменники рисковали своей жизнью, чтобы спасти его. «Но с тех пор Белохвост стал преданным воителем, — напомнил себе Ежевичная Звезда. — Он по праву заслужил своё место в Грозовом племени».

— Привык, — ответил Белохвост. — Сейчас я ни на что не променяю свою жизнь в племени.

— В племенах много домашних кисок? — продолжила расспрос любопытная Джесси.

Белохвост задёргал кончиком хвоста: ему начали надоедать бесконечные вопросы. Но ответил он достаточно живо. «Может быть, он рад, что больше не приходится говорить о самом себе», — подумал Ежевичная Звезда.

— Нет, в племена, как правило, их не принимают, — мяукнул белый воитель. — При Огнезвёзде всё было по-другому лишь потому, что он сам был домашней киской.

— Вот именно, — вставил Терновик, ускорив шаг и поравнявшись с ними. — Особенно в других племенах: там домашних кисок очень, очень не любят. Что бы ты ни делала, не вздумай пересекать границу, не ходи на территорию других племён. Они тебя прогонят, лишь завидев. В особо тяжких случаях ты, вдобавок, недосчитаешься пары комков шерсти.

Джесси остановилась и в ужасе уставилась на золотисто-бурого кота.

— Правда? Но я им не враг!

— Воинский Закон гласит, что необходимо прогонять любых нарушителей, — сказала ей Маковка, вернувшаяся с растравления меток.

— Что такое Воинский Закон? — озадачилась Джесси.

— Это правила, по которым мы живём, — мяукнул Ежевичная Звезда. — Без них мы ничем не отличались бы от бродяг.

— Выходит, дав мне, а также Френки и Минти, укрытие, вы нарушили закон? — пуще прежнего удивилась Джесси.

Ежевичная Звезда от неловкости переминался с лапы на лапу.

— Закон не позволяет нам стоять в стороне, пока на наших глазах умирают коты, если на то нет веской причины, — ответил он после недолгой паузы. — Я обязан обеспечить твою безопасность, пока ты не сможешь вернуться домой.

Джесси кивнула и пошла вперёд, задумавшись, её поток вопросов временно иссяк.

Белка приблизилась к Ежевичной Звезде и тихо заговорила ему на ухо:

— Я не уверена, что это положение распространяется на домашних кисок, — прошептала она. — Даже Огнезвёзд прежде всего заботился о своих соплеменниках.

— Я знаю. — Ежевичная Звезда понурился. — Я даже знаю, почему именно мне не следовало приводить эту троицу в племя. Но мне казалось, что у меня не было выбора. Мне кажется, что Огнезвёзд на моём месте поступил бы точно так же, — закончил он.

— Быть может, ты прав, — мяукнула Белка.

Вернувшись во временный лагерь, Ежевичная Звезда узнал, что Бурый и Пеплогривка сводили два патруля в заграничную чащу и принесли с собой добрый улов. С тех пор, как границы были расширены, у племени исчезли проблемы с пропитанием.

Ежевичная Звезда видел, как обрадовалось его племя, стоило ему рассказать об успешном походе к границе племени Ветра и уничтожении ствола-моста. В приподнятом настроении он и его соплеменники принялись разделывать добычу, празднуя успех. Ежевичная Звезда заметил, что даже Фрэнки и Минти расслабились, уютно устроившись рядом с Милли и Крутобоком и аппетитно чавкая дроздом. И после трапезы позитивный дух и энтузиазм не улетучился из лагеря.

— Давайте посмотрим, сможем ли мы распределить всех по гнёздам, — предложил Ежевичная Звезда. — Нужно расположить подстилки таким образом, чтобы каждый кот смог насладиться здоровым сном.

От окружавших его котов послышалось одобрительное бормотание. Пеплогривка повела трёх младших учеников в заросли на поиски чего-нибудь, что можно будет применить в качестве дополнительных подстилок. Ромашка давала указания, пока Пестроцветик и Мышеус пережёвывали и прогрызали шкуру Двуногих, чтобы разделить её на кусочки поменьше. Дым и Бурый притащили ветку в туннели и начали расчерчивать её кончиком пол пещеры, разграничивая воображаемые палатки.

— Очень кстати, — мяукнул Ежевичная Звезда, проследовав в тоннель и оценив прогресс. — Имеет смысл Пурди и больных котов расположить подальше от входа, чтобы защитить их от ветра.

— Хорошая мысль, — ответил Бурый. На пару с Дымом он веткой нарисовал полукруг у стены. — Листвичка и Воробей пусть тоже спят здесь, — добавил он. — Таким образом, они будут ближе всего к тем, кто нуждается в их помощи.

Дым повёл ушами в сторону небольшой ниши в стене тоннеля, у подножия которой лежала кучка из осыпавшихся камней и земли.

— Может пригодиться, — мяукнул он. — Целители могут держать свои травы в этой расщелине.

— Смотрите! — раздался возбуждённый визг со стороны входа в туннель.

Ежевичная Звезда обернулся и увидел Каплелапа и Снеголапа, которые волокли внутрь увесистый кулёк папоротников. Кричал, как оказалось, Снеголап.

— Мы нашли плотные заросли, — добавил Каплелап. — Там очень много сухих листьев. Пеплогривка и Янтарка несут ещё.

— Какие замечательные новости! — заурчал Ежевичная Звезда.

Папоротник не то, чтобы был полностью сухим, да и даже со второй партией его не хватило каждому коту, но по сравнению с тем, чтобы до него, прогресс был налицо.

— Несите один пучок сюда, больным котам, — распорядился Ежевичная Звезда. — А остальное распределите между гнёздами.

— Куда нам поселить наших, кхм, гостей? — Спросил Дым Ежевичную Звезду, пока ученики копошились, сооружая гнёзда из папоротника.

— Домашних кисок? Пусть разместятся с учениками, — ответил Ежевичная Звезда после коротких размышлений. — В конце концов, им тоже предстоит многому учиться.

— Нам же не придётся заниматься самыми неприятными вещами, нет? — спросила Минти, сунув мордочку в туннель и с любопытством наблюдая за происходящим. — В смысле, я видела, как Янтарка перебирала шкуру Пурди в поисках блох. А вот у меня нет блох, — настояла она, лизнув себя в плечо.

— Я могу тебе отыскать парочку, — пробормотал Дым.

— Каждый кот должен выполнять работу по способностям, — сказал ей Ежевичная Звезда, махнув хвостом на Дыма.

— А я не против помочь, — мяукнул Фрэнки, выглянув из-за плеча Минти.

— Благодарю, Фрэнки. — Ежевичная Звезда одобрительно кивнул коту. — Что касается тебя, Минти, то не переживай. И ты рано, или поздно, привыкнешь к жизни в племени.

Ответом Минти послужил лишь протяжный стон.

Ежевичная Звезда удостоверился, что все палатки были расчерчены, а подстилки — расстелены. Кусочки шкуры Двуногих практически просохли на кусту, на котором их расстелила Ромашка, и гнёзда приобрели вполне уютный вид.

Белка подошла к нему сбоку, и они вместе несколько мгновений понаблюдали за работой соплеменников.

— Знаешь, — мяукнула она. — Я начинаю думать, что мы прорвёмся.

— Я и не сомневался, — кивнул Ежевичная Звезда. — Одной бурей Грозовое племя не сломить.

Глава 18

Ежевичная Звезда шагал по своей территории, выискивая путь меж деревьев. Кромка воды блестела серебром в нескольких хвостах от него. Над головой сияла полная луна, такая яркая, что ночь казалась белым днём. Шагая мимо водной глади, Ежевичная Звезда окинул взглядом озеро. Сначала ребристая поверхность светилась чистым, бледным светом, но вскоре алое пятно начало растягиваться, протягивая свои тончайшие нити до самого берега. У Ежевичной Звезды свело живот от ужаса, когда он ощутил привкус крови на языке и разглядел плотные красные сгустки, плававшие по поверхности. В глубинах вод бурлил бордовый вихрь, выталкивая алые комки наружу.

«О, нет! Должно быть, кот поранился! Я должен вытащить его из воды, пока он не утонул!»

Ежевичная Звезда кинулся в озеро. Серебряные капельки ударили ему в лицо, но прежде, чем он успел погрузиться под воду, кот ощутил чужие зубы, впившиеся ему в загривок. Он испустил истошный вой и замахал лапами, но вырваться из хватки не сумел. Незримый кот оттащил его на берег и только там выпустил из пасти.

Ежевичная Звезда развернулся и застыл, разинув рот в изумлении, стоило ему узнать кота с пламенно-рыжей шерстью, который стоял перед ним.

— Огнезвёзд! — ахнул Ежевичная Звезда. — Там кот в беде! — выпалил он. — Смотри: кровь на воде! Я должен отыскать его!

— Всё хорошо, — кот успокоил Ежевичную Звезду. Его зелёные глаза сияли лунным светом. — Твои соплеменники в безопасности. И в озере никто не тонет.

— Так значит я... Я сплю? — Ежевичная Звезда перевёл дух. — Ах, Огнезвёзд, я так рад тебя видеть.

— А я рад оказаться на своей старой земле. — Огнезвёзд склонил голову.

— Я пытался позаботиться о твоём племени... — с трудом мяукал Ежевичная Звезда; от смеси радости и горечи его голос дрожал. — Но я... Я потерял Зернолапку. Мне жаль, мне так жаль! Если бы я только внимательнее следил за учениками!

— Зернолапка тоже в безопасности, она в Звёздном племени, — проговорил Огнезвёзд. — Ты должен осознать, что не способен охранять всех соплеменников одновременно. Как предводитель, ты должен быть их светочем, ты должен принимать важнейшие решения и защищать их от угроз извне, но при этом давать им волю распоряжаться собственной судьбой. И, уверяю, ты справляешься отлично.

Ежевичная Звезда почувствовал небывалое умиротворение, которое в нём пробудили слова старого предводителя.

— Но как же гости? Киски? — спросил он. — Ты бы привёл их в племя? — Слова лились рекой, ему хотелось спросить о каждой мелочи, которую он совершил с тех пор, как Огнезвёзд погиб. — И стал бы...

Рыжий кот поднял вверх лапу, призвав его к тишине.

— Тебе уже известны все ответы, — мягко промурлыкал он. — Они — у тебя в сердце. — Ежевичная Звезда широко распахнутыми глазами смотрел на Огнезвёзда, а тот всё продолжал: — И это племя больше не моё. Теперь ты — предводитель Грозового племени. Доверься тем котам, что даровали тебе девять жизней. Они все знали, что ты справишься, и я — не исключение, — добавил он, сверкнув зелёными глазами.

— Спасибо, Огнезвёзд, — Ежевичная Звезда почтительно склонил голову, а когда поднял её, увидел, что рыжий кот начал исчезать, и он уже мог различить береговые камни сквозь шкуру звёздного воителя.

— Я пришёл, чтобы поведать тебе нечто важное, — мяукнул Огнезвёзд. — Когда вода и кровь соприкоснутся, кровь воспрянет.

Ежевичная Звезда уставился не него.

— Что это означает?

— Взгляни на воду, — призвал его Огнезвёзд. — Видишь? Кровь не может утонуть!

Ежевичная Звезда повернул голову и снова посмотрел на озеро. Необычный вихрь крови всё ещё сиял алым пятном на серебристых волнах.

Голос Огнезвёзда затихал за его спиной.

— Я больше ничего не в силах рассказать тебе. Просто запомни...

Сказав это, он растворился. Когда Ежевичная Звезда повернул голову, его и след простыл, а лес стал тих и мрачен. Сияние луны погасло, и Ежевичная Звезда остался наедине с мраком.

Неподалёку от него чихнул кот. Ежевичная Звезда понял, что снова оказался в туннеле, в окружении тёплых запахов сладко спящих соплеменников. Таинственность посетившего его сновидения не покидала кота, а загадочные слова Огнезвёзда вновь и вновь эхом повторялись в его голове.

«Когда вода и кровь соприкоснутся, кровь воспрянет. Что это за пророчество такое? Оно не может означать, что никто не утонет: Зернолапка уже погибла. Так что же оно значит?»

После долгих размышлений Ежевичная Звезда перебрал множество возможных значений и, отбросив каждое из них, оставил безуспешные попытки и поглубже зарылся в своё гнёздышко. Под мерное приглушённое похрапывание Крутобока предводитель снова провалился в сон.

Его разбудили голоса котов, сопровождаемые бурной деятельностью. Он поднял голову и увидел, как в туннель просачивался бледный свет зари, а его соплеменники выбирались наружу, навстречу новому дню. Зевая, он поднялся на лапы и пошёл следом. В кои-то веки дождя не было, хотя небеса по-прежнему были затянуты серой пеленой, а в лицо дул сырой, холодный ветерок.

Белка уже находилась снаружи и распределяла котов по рассветным патрулям.

— Здорово, лежебок, — мяукнула она, кивнув предводителю.

Вздрогнув, Ежевичная Звезда вспомнил свой сон.

— Мне нужно переговорить с тобой, — сказал он ей. — А ещё с Листвичкой и Воробьём. Это очень важно.

Глашатая ответила ему обеспокоенным взглядом, но не стала задавать лишних вопросов, а поспешно позвала Львиносвета и перепоручила ему распределение патрулей. Тем временем Ежевичная Звезда направился обратно в тоннель и отыскал двух целителей.

Когда все четверо оказались в сборе, им пришлось какое-то время поискать себе укромное местечко, где они могли бы поговорить, и остальное племя не подслушало бы их разговор. Уже в который раз Ежевичной Звезде очень не хватало уюта и уединения пещеры на Высокой Скале. Наконец, они нашли большое полое пространство между корнями близлежащего дуба.

— Этой ночью ко мне во сне явился Огнезвёзд, — начал Ежевичная Звезда, когда его соплеменники уселись вокруг него. — Он сказал мне, что «когда вода и кровь соприкоснутся, кровь воспрянет». И я понятия не имею, как это толковать.

— Огнезвёзд присматривает за нами! — воскликнула Листвичка, и её взгляд просиял.

Воробья же оказалось не так просто впечатлить:

— Мог бы и что-нибудь попонятнее сказать, — проворчал он.

— И указать на конкретные шаги, которые нам следует предпринять, — раздражённо согласилась Белка.

— Воробей, — заговорила Листвичка. — Ты не хуже любого кота знаешь, что пророчества и знаки на первых порах непросто разгадать.

«Как, например, с той треклятой палкой, — подумал Ежевичная Звезда, отметив, что полосатая кошка нарочно не упомянула её. — Если бы мы только поняли это несколько раньше».

— Порой пророчества становятся ясны лишь тогда, когда они сбываются, — продолжила Листвичка.

— Тогда какой от них прок? — спросил Ежевичная Звезда, переглянувшись с Белкой.

— Просто держи пророчество в голове и слушайся собственных инстинктов, — посоветовала Листвичка. — Тогда тебе откроется значение.

Ежевичная Звезда всё ещё не был уверен, что до конца понял смысл, но он смирился с тем, что ничего лучше, чем этот совет, он не услышит.

— Если Звёздное племя обратится к кому-то из вас, немедленно доложите, — приказал он обоим целителям. — И если у вас появятся какие-то новые мысли по поводу этого пророчества — не держите в себе.

— Разумеется, — ответил Воробей. — Пошли, Листвичка, нам надо рассортировать травы.

Когда целители удалились, Белка обернулась к Ежевичной Звезде.

— Спасибо, что поделился со мной пророчеством, — мяукнула она. — Обещаю, что обязательно подумаю над тем, что оно может означать.

Её поддержка согревала Ежевичную Звезду, и по дороге обратно к временному лагерю он очень хотел сказать ей это, но прежде, чем он успел это сделать, из туннеля выпрыгнула Джесси и вприпрыжку подбежала к Ежевичной Звезде. Остальные домашние киски шли за ней, но куда медленнее.

— Привет, Ежевичная Звезда! — звенела Джесси. — Вчера было так здорово! Чем мы займёмся сегодня?

Ежевика оказался несколько ошарашен энтузиазмом бурой кошки.

— Если ты так хочешь помочь племени, — мяукнул он, — то тебе стоит научиться охотиться. Фрэнки и Минти тоже это не повредит.

Фрэнки, который как раз успел подойти и услышать слова Ежевичной Звезды, заинтересовался, а Минти скептически прищурилась и сделала шаг назад.

— Минти, тебе нужно учиться, — сказал ей Фрэнки, коснувшись её плеча кончиком хвоста. — Нельзя жить здесь и полагаться на то, что тебя будут просто так кормить.

— Но как только вода отступит, мы сможем вернуться домой, — возразила Минти. — Мои домочадцы будут очень волноваться обо мне. Быть может, мы здесь слишком далеко от них, — пролепетала она. — Возможно, нам стоить держаться ближе к своим домам, чтобы домочадцам было проще нас найти, когда они вернутся.

Милли, стоявшая неподалёку, вместе с Крутобоком, обернулась к домашней киске и посмотрела на неё глазами, полными сочувствия.

— Не думаю, что наводнение отступит раньше, чем минует следующая четверть луны, — мягко промяукала она. — Ты будешь с нами в безопасности и целее, чем ты могла бы быть, попадись ты любому другому племени. Когда вода начнёт спадать, ты это увидишь. Тогда и отправишься домой, но не раньше, ибо небезопасно.

Глаза Минти застелила пелена печали.

— Ты можем застрять здесь на целую вечность! — взвыла она. — Бедные мои домочадцы!

— Понимаю, тут не всё так прекрасно, — утешал её Фрэнки. — Я тоже хочу вернуться и разыскать Бенни. Но нам стоит держаться подальше от ещё больших бед. Наверняка наши домочадцы сильнее прочего хотели бы, чтобы мы выжили, ты так не считаешь?

Минти вздохнула, но спорить не стала.

Ежевичная Звезда почувствовал укол жалости к домашним кискам. Для них было сущим потрясением потерять дома, и даже Минти в таких условиях старалась держаться с умом и честью.

— Я лично отведу вас на охоту, — мяукнул он. — Голубка, ты не сходишь с нами?

Голубка, которая ожидала своей очереди вступить в патруль, развернулась, услышав голос предводителя.

— Я? Но Искра охотится гораздо лучше, чем я. — Она вздохнула. — По правде говоря, любой кот в племени теперь охотится лучше, чем я...

Ежевичная Звезда понимал, что она всё ещё оплакивала потерю своих особых сил, которые помогали ей определять местоположение любой дичи с точностью, превосходящей любого кота в племени.

— Именно поэтому ты — лучший кандидат в наставники этим домашним кискам, — живо ответил он ей. — Тебе ли не знать, каково это — учиться с самого начала, ощущать себя слепой, глухой, заблудившейся среди деревьев.

— Ага, — Голубку, по всей видимости, удивил такой подход. — Ну, хорошо, я буду рада помочь, — согласилась она.

К этому времени утренние патрули уже готовы были выступать. Львиносвет вёл котов к границе племени Ветра, осмотреть бывшее место переправы и удостовериться, что никаких новых запахов котов племени Ветра там не появилось. Белка возглавила патруль, который проверит границу с племенем Теней, а Яролика и Берёзовик с охотничьими патрулями направлялись в лес за границей территории.

— Нам всем приходится ходить гораздо дальше, чем мы привыкли, — пробормотала Белка, когда патрули начали покидать лагерь.

Ежевичная Звезда кивнул, окинув взглядом тощих, усталых соплеменников.

— У нас нет выбора, — напомнил он своей глашатой, переживая за страдающих котов, но осознавая, что каждому приходится делать то, что необходимо, чтобы защитить племя и остаться в живых.

Он повёл Голубку и домашних кисок в рощу по пути к границе с племенем Теней, следуя по пятам за Белкой, но держась от её патруля на некотором расстоянии. Как только они достаточно отдалились от туннелей и оказались среди густых зарослей, он остановился.

— Для начала вам нужно выучить охотничью стойку, — начал он. — Это — навык, необходимый каждому Грозовому коту, или коту, которому по стечению обстоятельств приходится жить среди Грозовых котов, — поспешил добавить он, когда Минти открыла было рот, чтобы возразить. — Голубка, покажи им, как это делается.

Голубка прижалась к земле, подобрав под себя лапы, и напрягла задние лапы для прыжка.

— Видите, как она готовится к прыжку? — мяукнул Ежевичная Звезда. — Все силы она вкладывает в задние лапы: вот так вот. — Он прижался к земле, копируя стойку Голубки. — Голубка, покажи им прыжок.

Голубка метнулась вперёд, выбросив передние лапы и выпустив когти, готовые схватить любого зазевавшегося зверька.

— Великолепно, — прокомментировал Ежевичная Звезда. — Видели, как она вытянула передние лапы. У её добычи не было бы шанса.

— Теперь вы пробуйте, — предложила Голубка.

Ежевичная Звезда сохранял стойку, чтобы киски могли подражать ему. Все трое несколько заволновались, но всё же уселись в нужную позицию и аккуратно подобрали лапы.

— Очень хорошо, — мяукала Голубка, обходя их и оценивая грамотность стойки. — Фрэнки, прижми задние лапы посильнее. Вот так вот.

— Великолепно! — Ежевичная Звезда поднялся и выгнул спинку, разминаясь после стойки. — Теперь попробуйте прыжок. — Он содрал горстку мха с ближайшего корня дерева и прошёл вперёд, пока не оказался на небольшой полянке. — Представьте, что этот мох — мышь, — продолжил он, кинув комок в середину. — Вы должны подкрасться к нему, принять стойку, а затем наброситься.

— Вы таким образом обучаете своих учеников? — спросила Джесси.

— Да, — ответил Ежевичная Звезда.

Джесси недовольно фыркнула и раздражённо замахала кончиком хвоста.

— Но мы — не ученики! — заметила она. — Нам всем доводилось охотиться, как бы ты себе ни представлял наши навыки. Можем быть, мы покажем вам, на что способны?

— Не думаю... — начал было Ежевичная Звезда, распушив загривок и приготовившись к полемике.

— Отличная идея! — перебила его Голубка. — Таким образом, мы сразу увидим, чего именно необходимо вас учить.

Ежевичная Звезда кивнул, увидев здравый смысл в словах соплеменницы.

— Итак, Фрэнки, ты первый. Чуешь дичь?

Полосатый кот взволнованно посмотрел на него, затем выпрямился, навострил уши и распахнул пасть, чтобы распробовать воздух. Ежевичная Звезда немного удивился, что тот знал, как это делается. Мгновением спустя Фрэнки повернул голову.

— Мне кажется, что вон там, внизу, сидит белка, — мяукнул он, поведя ушами в сторону куста остролиста на краю поляны.

— Мне тоже так кажется, — ответил Ежевичная Звезда, уловивший запах на несколько мгновений раньше Фрэнки. — Посмотрим, сможешь ли ты её поймать.

Позабыв об укладке, Фрэнки ринулся через поляну с воинственным кличем, спугнув белку, которая выскочила из-под остролиста и помчалась вдоль ежевичных зарослей, волоча за собой увесистый хвост. Фрэнки мчался за ней, проламывая своим телом кусты, пока белка не вскочила на ближайшую берёзу и не скрылась в ветвях. Тогда Фрэнки остановился и гневно ударил лапой по земле.

Неудачливый охотник, свесив голову и опустив хвост, поковылял обратно к остальным котам.

— Простите. Я всё испортил, — пробормотал он. Он выглядел очень подавленным, и, вдобавок, потерял несколько клочков шерсти, пока в боевом азарте ломился сквозь кусты.

— Было не так уж плохо, — ободряюще мяукнула Голубка. — Конечно, ты её не поймал, но зато довольно быстро уловил запах, да и во время погони держался решительно, даже заросли не были тебе помехой. Тебе просто стоит поучиться вести себя потише.

— Я это запомню, — пообещал он, оживившись.

Кивнув коту, Голубка обернулась к Минти.

— Теперь твоя очередь.

Минти волновалась пуще Фрэнки, но взялась себя в лапы и подняла голову, навострив уши по его образцу, но вот распробовать воздух забыла. Она несколько раз дёрнулась от треска веток или шелеста листьев, словно думала, что за ней охотится барсук или лиса. Наконец, она посмотрела на Ежевичную Звезду и прошептала:

— Кажется, я кое-что нашла.

Ежевичная Звезда растерялся: он-то никакой добычи поблизости не слышал. «Только не говорите мне, что эта киска в чём-то лучше меня!»

— Хорошо, вперёд, — мяукнул он.

Минти начала красться вперёд, очень рачительно выбирая, куда ставить лапы. «По крайней мере, она чему-то научилась, посмотрев на Фрэнки», — подумал Ежевичная Звезда, продолжая гадать, какую дичь собралась ловить кошка.

Вскоре Минти приняла весьма небрежную охотничью стойку и прыгнула вперёд, выбросив лапы.

— Поймала! — провозгласила она, приземлившись и впившись во что-то бурое, едва заметное под мятым папоротником. — Ой, — добавила она мгновением спустя, посмотрев под лапы в замешательстве.

Ежевичная Звезда подошёл и посмотрел через её плечо. Он едва сдержал смех, увидев, что добыча Минти оказалась старым полусгнившим среди невысокой травы бревном.

— Я думала, что это крыса, — пробормотала она, переминаясь на лапах от стыда.

— У нас, в этой части леса, крыс особо не водится, — сказал ей Ежевичная Звезда. — Но не переживай, Минти, попытка была годной. Будь это крыса, у тебя были бы хорошие шансы поймать её.

Минти, судя по всему, коту не поверила.

— Мой черёд, — раздался голос Джесси.

Вместо того чтобы стоять на месте, она сразу же принялась тихо скользить по зарослям, едва касаясь лапами земли, но держа голову прямо, не спуская глаз с деревьев. Ежевичная Звезда и остальные последовали за ней, держа дистанцию. Через некоторое время Джесси замерла, её взгляд пал на нижнюю ветвь, на которой сидел дрозд.

«Решила поохотиться на дереве? — Подумал Ежевичная Звезда. — Без шансов!»

Неожиданно для кота, Джесси вскочила на дерево, шустрая, как лиса. Дрозд заметил её, и, забив тревогу, полетел на соседнее дерево. Но Джесси, не мешкая, побежала по ветке, прыгнула за дроздом и пригвоздила его к другой ветке одной лапой. Дрозд дёрнулся и едва не вырвался. Джесси чуть не потеряла равновесие, но успела опустить голову и прокусить птице горло. Она ловко спрыгнула с ветки, зажав дрозда в зубах, а затем бросила его к лапам Ежевичной Звезды.

Предводитель даже не предполагал, что на одной-единственной кошачьей мордочке могло уместиться столько самодовольства. «А я ей давеча говорил, что она, дескать, в жизни ничего не ловила!»

— Вот это было здорово! — искренне воскликнула Голубка.

— О, да, Джесси — потрясающая охотница, — сказал им Фрэнки. — И очень хорошо умеет лазать по стенам. Эй, Джесси, ты им рассказывала, как однажды твои домочадцы решили, будто ты застряла на крыше?

— Поверить не могу, что они подумали, будто я не смогу слезть! — засмеялась Джесси, запрокинув голову.

— Да-да, — заурчал Фрэнки. — Тем не менее, ты могла их в этом разубедить то того, как они сами залезли на крышу.

В ответ Джесси просто вильнула хвостом и невинно заморгала глазками.

— Мне не стоило недооценивать твою ловкость, — признался Ежевичная Звезда. — Чрезвычайно редкий навык — прыгать между деревьями. Огнезвёзд очень хотел обучить ему Грозовое племя, но его оказалось не так-то просто освоить.

— Всегда чувствовала себя не в своей подстилке, находясь над землёй, — согласилась Голубка. — Может я и Голубка, но крылья отрастить ещё не успела.

— Быть может, это мне стоит вас кое-чему поучить, — предложила Джесси, игриво сверкнув глазами.

— Быть может, ты права, — мяукнул Ежевичная Звезда, встретив её взгляд. — Но пока что давайте пройдёмся до границы с племенем Теней и посмотрим, что ещё сможем найти. Джесси, ты забросай дрозда землёй, мы заберём его на обратном пути.

Когда пятёрка котов отправилась в путь, Ежевичная Звезда чувствовал себя спокойнее, чем все последние дни. Ему было легко быть простым рядовым патрульным, не обременённым обязанностями предводителя племени. И он был под положительным впечатлением от Джесси, которая превосходно вживалась в быт племени.

Коты продолжали выискивать добычу. Голубка первая заметила землеройку, которая копошилась в траве у подножия покрытого мхом холма.

— Фрэнки, — прошептала она, поведя ушами в сторону неприметного грызуна. — Видишь её? Попробуй поймать. И помни: тихо!

Набравшись решительности, серый полосатый кот пополз к землеройке. Он не забыл соблюдать осторожность, переступая с лапы на лапу, но вот держать свой хвост неподвижно не сумел, растревожив им стебли длинной травы. Землеройка рванула прочь, как только на неё упала тень травы. Фрэнки бросился вперёд, совершив невероятно длинный прыжок, но его когти царапнули землю, чуть-чуть не дотянувшись до зверька. Землеройка в панике побежала в сторону и угодила прямо в когти Голубки, которая убила её одним быстрым ударом.

— Я промахнулся! — простонал Фрэнки.

— Но загнал её мне в лапы, — заметила Голубка. — Из нас получилась отличная команда!

Фрэнки довольно заурчал.

— Что насчёт тебя, Минти? — спросил Ежевичная Звезда. — Ты ничего не увидела? Может, услышала?

Минти растерянно осмотрелась.

— Все звуки такие незнакомые... — призналась она.

Ежевичная Звезда размахивал хвостом всё сильнее и сильнее, не в силах подавить раздражение. «Она что, не может даже отличить хруст сучьев от шороха мышей?»

Он уже отрыл было рот, чтобы высказать всё, что думает о ней, но Голубка вовремя встала между ним и кошкой, неодобрительно покачав головой и отпихнув кота в сторону.

— Ну же, Минти, — мяукала она. — Давай послушаем вместе. Слышишь тот скрипучий звук? Тот, что повторяется через равные промежутки времени?

Минти послушала шум леса несколько мгновений, а затем кивнула.

— Как ты думаешь, откуда этот звук? — спросила Голубка.

— Э... От ветки, покачивающейся на ветру?

— Молодец, — похвалила её Голубка. — А теперь, что это шуршит позади тебя? Нет, не оборачивайся, не подглядывай!

— Папоротник, — на этот раз голос кошки прозвучал увереннее.

Ежевичная Звезда понял, что Голубка учила её на собственном опыте: ведь когда-то она могла слышать всё и везде, а потом ей приходилось трудиться, чтобы научиться различать конкретные звуки из общего шума. Её терпеливый нрав успокаивал Минти, благодаря ей домашняя киска не чувствовала себя такой потерянной.

Фрэнки вовсю отрабатывал укрытие и преследование, так что Ежевичная Звезда решил отойти в сторону и не мешать ему. Джесси шла сбоку от него.

— Где ты так хорошо научилась лазать? — спросил он бурую кошку.

— Моя мать обучила меня, — ответила Джесси. — Я всегда мечтала жить среди деревьев!

— Ну, вот, теперь ты среди них, — урчал Ежевичная Звезда. — И когда озеро вернётся в берега, в лесу станет ещё лучше! — Остановившись и указав хвостом в гущу деревьев, он добавил: — Там, ближе к берегу, растут самые разные деревья. По крайней мере, раньше росли. Не знаю, выжили ли они под водой.

— Ты очень боишься, что вода не сойдёт, да? — догадалась Джесси.

— Боюсь, — мяукнул Ежевичная Звезда. — И не только лишь за Грозовое племя, но за все племена.

Не отходя друг от друга, коты продолжили свою прогулку в тишине. Однако когда они всё ещё были на приличном расстоянии от границы с племенем Теней, Ежевичная Звезда услышал приглушённое шипение, раздавшееся из-за деревьев перед ними. Остановившись, чтобы распробовать воздух, он напрягся, почувствовав, как каждый волосок на его шкуре становится дыбом.

«Запах племени Теней!»

Ежевичная Звезда подозревал, что патруль племени Теней мог пересечь границу. Он взмахом хвоста приказал Джесси отойти назад, не желая попасться на глаза соседям разгуливающим с домашней киской.

Однако тут же из кустов выглянула голова черепаховой кошки, и Ежевичная Звезда облегчённо выдохнул.

— Рыжинка! — вскрикнул он. — Что ты здесь делаешь?

Глава 19

Когда Рыжинка выбралась из зарослей, Ежевичная Звезда услышал, как напряглась Джесси, выпустив когти и распушив шерсть на загривке, словно готовясь принять бой.

«Разумеется, — подумал Ежевичная Звезда. — Ей столько страшилок нарассказывали о враждебном племени Теней, а захватчиков из племени Ветра они видела собственными глазами.

— Всё в порядке, Джесси, — мяукнул он. — Это — Рыжинка, моя сестра. Жди здесь, я с ней поговорю.

Он сделал несколько шагов вперёд и приблизился к сестре. Рыжинка сильно исхудала, её черепаховая шкура была растрёпана, а глаза — расширены от испуга.

— В порядке ли Рябинозвёзд? — спросил Ежевичная Звезда.

— Он держится не хуже всех нас, — ответила Рыжинка. — Однако... Ох, Ежевичная Звезда, племя Теней в большой беде. Мы лишились лагеря и практически всех охотничьих угодий. Наша территория лежала так низко, что вода покрыла почти всё.

— И, правда, всё очень плохо, — мяукнул Ежевичная Звезда. — Грозовому племени тоже приходится несладко. Нам пришлось начать охотиться за внешними границами. Рябинозвёзд не подумывал поступить так же?

— Подумывал, но наши патрули наткнулись на неприятности, — Рыжинка опустила голову, смутившись, и заскребла лапами по траве.

— Что за неприятности? — Поинтересовался Ежевичная Звезда.

Рыжинка сделала глубокий вдох и заговорила:

— Там живут домашние киски, которые считают, что тот кусок леса принадлежит им, — сказала она брату. — И они нападают на наши патрули.

— Домашние киски? — Ежевичная Звезда ошарашено заморгал. — Это не те ли, что жили в гнезде Двуногих на вашей территории? Я думал, мы преподали им урок.

— Нет, те ушли со своими Двуногими, когда вода начала прибывать, — покачала головой Рыжинка. — Эти коты — другие.

— И они сумели обратить в бегство воителей племени Теней? — Ежевичная Звезда не в силах был поверить своим ушам.

— Их было много! — оправдывалась Рыжинка. — А мы... Мы голодны, и не столь сильны, как раньше.

Ежевичная Звезда не мог не понять беду соседей и не посочувствовать своей сестре. Он видел, что кошка разрывалась между горделивым самолюбием и отчаянной нуждой в помощи.

— Что мне сделать, как вам помочь? — мяукнул он. — Ты хочешь, чтобы я отдал вам часть нашей дичи? Это будет непросто...

Прежде, чем Рыжинка успела ответить, к Грозовому предводителю подскочила Джесси.

— Привет! — мяукнула она Рыжинке.

Ежевичная Звезда расстроился, что кошка не отсиделась там, где он её оставил.

— Это — Джесси, — объяснился он перед сестрой. — Она пока что живёт с нами.

— Обычно я живу вон там, со своими домочадцами, — добавила Джесси, махнув хвостом в сторону озера. — Но они ушли, когда началось наводнение.

— Так ты домашняя киска? — У Рыжинки глаза на лоб полезли, когда она посмотрела за спину Ежевичной Звезде. — И вас таких там ещё больше?!

Обернувшись, Ежевичная Звезда увидел, что из-за деревьев к ним вышли Фрэнки и Минти в сопровождении Голубки.

— Ты совсем мышеголовый? — вскрикнула Рыжинка. — Даёшь пищу и кров домашним кискам, когда такое творится!

— Они бы умерли, если бы я их оставил посреди воды! — рыкнул Ежевичная Звезда, почувствовав, как сбоку от него распушилась Джесси.

— Не понимаю, как это тебя должно было касаться, — отрезала Рыжинка. — Ну, что ж, видать, от тебя помощи не дождёшься, ты слишком занят: нянчишься с домашними кисками.

Ежевичная Звезда еле заставил себя не поддаваться гневу. «Она обычно не такая вспыльчивая. Рыжинка на взводе лишь потому, что она и её племя попали в беду».

— Огнезвёзд показал мне, что сострадание — признак силы, — спокойно ответил он.

— Огнезвёзд бы перво-наперво позаботился о котах в племенах! — бросила Рыжинка. Она развернулась и побрела прочь, а затем остановилась и обернулась через плечо. — Забудь, что я о чём-то просила тебя, Ежевичная Звезда, — прошипела она. — Рябинозвёзд сам придумает, как спасти нас.

— Ничего себе! — воскликнула Минти, смотря в след Рыжинке, которая уже скрылась в кустах. — Экая она яростная! Понимаю теперь, почему вы не ладите с племенем Теней.

— Это — сестра Ежевичной Звезды, Рыжинка, — поведала ей Голубка. — Она ещё ничего.

Ежевичная Звезда разрывался между гневом и беспокойством за сестру. «Должно быть, в племени Теней всё очень плохо, раз она пришла просить о помощи. — Он знал, какую гордость Рыжинка испытывала за своё приёмное племя. — Уверен, Рябинозвёзд об этом ничего не знает».

— С Рыжинкой всё в порядке? — обеспокоенно спросила Голубка.

Ежевичная Звезда замялся, раздумывая, сколько информации следует выдавать.

— Не очень, — наконец, ответил он. — Но сейчас всем нелегко, приходится трудиться изо всех сил, чтобы пережить наводнение.

Ежевичная Звезда повёл патруль обратно в лагерь, по пути они остановились, чтобы подобрать дрозда Джесси. Когда коты достигли туннелей, Фрэнки сразу же отправился к Милли, которая помогала Иглогривке делать зарядку неподалёку от входа.

— Смотри, что мы с Голубкой поймали! — мяукнул он, с гордостью положив землеройку к лапам Милли.

— Как здорово! — Глаза Милли засияли при виде успеха домашнего котика. — Вот видишь, времени прошло всего ничего, а ты уже начинаешь уживаться с нами.

— А Джесси самостоятельно поймала дрозда, — добавила Минти, когда вокруг собралось побольше котов. — Она забралась на дерево и прыгнула через ветви, как прирождённая лесная кошка! — Минти рассказывала о подвиге Джесси с таким жаром, словно сама ловила этого дрозда.

— Добрая охота! — одобрительно мяукнула Белка, обнюхав дрозда. — В следующий раз можешь потренироваться с учениками.

— Они очень хорошо справляются, — вставила Голубка. — Может быть, им теперь стоит дать уроки боя, — полушутя добавила она.

Джесси и Фрэнки переглянулись.

— Я готова! — объявила Джесси. Фрэнки был не столь уверенным, но, спустя миг, кивнул.

Минти же сделала шаг назад.

— Я остановлюсь на охоте, если вы не против.

Ежевичная Звезда отправился на поиски Песчаной Бури и нашёл её внутри туннеля: она взбивала подстилку, чтобы та просохла. Он припомнил, что ещё недавно кошка болела; сейчас она уже не кашляла, но хриплые звуки её дыхания по прежнему не давали коту покоя.

— Ты чего-то хотел, Ежевичная Звезда? — спросила кошка, повернувшись к нему лицом.

Ежевичная Звезда торопливым шагом прошествовал по туннелю и рассказал о своей встрече с Рыжинкой.

— Как, по-твоему, поступил бы Огнезвёзд? — спросил он её.

Песчаная Буря присела и молча выслушала его рассказ, обвив лапы хвостом.

— Мне кажется, ты неправильно ставишь вопрос, — мяукнула она, не сводя с кота своих проницательных зелёных глаз. — Ты должен спросить себя самого, как поступить.

— Но я не знаю, — признался Ежевичная Звезда. — Поэтому я прошу твоего совета.

Песчаная Буря задумалась, покачав хвостом из стороны в сторону несколько раз.

— Ты ещё не принёс Рябинозвёзду формальных поздравлений в связи с началом его предводительства, — наконец, произнесла она. — А до конца наводнения Советы собираться не будут. Почему бы не нанести ему визит? Если его племя в беде, этого нельзя будет скрыть, и ты с лёгкостью сможешь спросить, не нужна ли ему помощь. И тогда уже он сам решит, принимать помощь или нет.

Ежевичная Звезда облегчённо перевёл дух.

— Ты права, — мяукнул он. — И почему я об этом не подумал? Что же я за предводитель за такой, что мне постоянно приходится спрашивать тебя, как поступить.

— Ты не так уж часто просишь моего совета, — утешила его Песчаная Буря. — Ты и сам неплохо справляешься. Я рада, что Рыжинка нашла в себе силы прийти и попросить твоей помощи, — добавила она. — Иногда границы между племенами приносят больше вреда, чем пользы.

Два охотничьих патруля вернулись, когда солнце стояло в зените. «Дело не в том, что солнце не видно, — подумал Ежевичная Звезда. — Порой мне кажется, что мы никогда больше не почувствуем его тепло». Когда коты закончили трапезу, Белка начала организовывать полуденные патрули.

— Я не против снова прогуляться, — вызвалась Джесси. — Охотиться утром было весело.

— И я готов идти! — мяукнул Фрэнки.

Ежевичная Звезда порадовался за двух домашних кисок, которые столь быстро приживались в племени, но от него не укрылось то, что необычная тренировка этим утром серьёзно подорвала их силы.

— Нет, вы своё честно отработали, — возразил кот. Он обратил внимание на двух целителей, которые методично вышагивали туда-сюда, перенося в челюстях травы с места на место, и предложил: — Почему бы вам не помочь Воробью и Листвичке рассортировать запасы?

— Помощь была бы очень кстати, — подошла к ним Листвичка. — Мы сумели организовать новую кладовую, но наводнение лишило нас всех запасов, так что мы были вынуждены начинать всё сначала.

Ежевичная Звезда заметил Яролику, бессменную помощницу целителей: и сейчас она активно помогала им, попутно беседуя с Голубкой.

— Как думаешь, сможешь взять с собой Минти на поиски трав? Это поможет ей привыкнуть к лесу, — проговорила кошка.

— Разумеется, — ответила Яролика.

Ежевичная Звезда одобрительно кивнул Голубке. Его приятно впечатлили доброта кошки и её тонкое чутьё: не каждый смог бы так удачно подобрать работу хрупкой домашней киске, чтобы помочь той лучше приспособиться к новым условиям.

Черешня и Мышеус протащились мимо него, волоча за собой ветки, пока Бурый и Дым координировали их действия.

— Будьте осторожны рядом с горой грязи, — предупредил Дым. — Мы её так старательно укрепляли, будет нехорошо, если вы её развалите.

— Мы и так осторожнее некуда! — пыхтела Черешня.

— Не беспокойся, — успокаивал Дыма Бурый. — Лучше подумай, насколько уютнее станет в гнёздах, когда мы закроемся этими ветками от ветра.

Они скрылись в туннеле, а Ежевичная Звезда посмотрел им вслед. Волей-неволей он обратил внимание, как сильно постарели Дым и Бурый: мех вокруг их мордочек седел, а их движения становились всё более скованными. «Хорошо, что рядом есть молодые коты, готовые помочь».

— Нет, Пурди, тебе не нужно ходить в патрули, — голос Белки прервал размышления Ежевичной Звезды. — Что тебе нужно — так это присматривать за больными, особенно за Иглогривкой.

Ежевичная Звезда заурчал. «Без Белки я бы пропал! Она каждого кота держит при делах! У неё — такая природная хватка, что каждый рядом с ней чувствует себя полезным и нужным, даже Пурди».

Когда упрямый полосатик прохромал в туннель, Белка поймала на себе взгляд Ежевичной Звезды и подошла к нему.

— У тебя есть какие-то особые поручения на сегодня?

— Подумываю сходить в племя Теней, поговорить с Рябинозвёздом, — мяукнул Ежевичная Звезда. — Посмотреть, как он держится.

Белка в недоумении заморгала.

— Сомневаюсь, что Рябинозвёзд оценит подобное любопытство соседнего племени, — сказала она ему.

— Чернозвёзд очень тепло приветствовал меня, когда я только стал предводителем, — ответил Ежевичная Звезда. — Хотелось бы ответить на любезность. — Своей встречей с Рыжинкой он решил с Белкой не делиться.

Белку он убедить не сумел, но та спорить не стала.

— Тогда я останусь здесь, присмотрю за лагерем, — мяукнула она.

Ежевичная Звезда обернулся и стал высматривать котов, которых хотел взять с собой. Взмахом хвоста он подозвал Листвичку.

— Я собираюсь навестить племя Теней, — сказал он ей. — Поскольку у Воробья теперь есть помощь, мне бы хотелось, чтобы ты отправилась со мной.

— Ну разумеется, Ежевичная Звезда.

— Долголап, Пеплогривка! — крикнул предводитель.

Длинноногий чёрный воитель мигом подскочил к нему, а Пеплогривка, беседовавшая со Львиносветом под кустом бузины, не спеша присоединилась к нему несколько мгновений спустя. Львиносвет не отходил от неё ни на шаг.

— Можно, я тоже пойду? — спросил Львиносвет, узнав, куда предводитель ведёт свой патруль.

— Неприятностей я не ожидаю, — мяукнул Ежевичная Звезда, покачав головой. — Так что я не хочу брать с собой слишком много воителей. Кроме того, Львиносвет, всякий раз, когда ты рядом, конфликты с племенем Теней начинают вырастать, словно грибы после дождя.

— Не спорю, — согласился Львиносвет. — Береги себя, — нежно мяукнул он, потеревшись мордочкой с Пеплогривкой. — Ты не знаешь, что может вам попасться на пути.

— Не переживай, — Пеплогривка лизнула его в ушко. — Я буду в порядке.

Наблюдая за их расставанием, Листвичка нагнулась к Ежевичной Звезде.

— Не удивлюсь, если уже очень скоро племя будет ожидать котят, — прошептала она.

«Котята! — восторженно подумал Ежевичная Звезда, но затем грустно вздохнул. — Только бы им не пришлось рождаться в этом холодном, затхлом туннеле».

Когда патруль Ежевичной Звезды уже был готов отправляться, Джесси, которая раскладывала травы вместе с Воробьём, оторвалась от своего занятия и подбежала к ним.

— Удачи тебе, Ежевичная Звезда! — мяукнула она. — Твои поступки делают тебя хорошим братом.

— О чём это она? — удивилась Белка. — Хорошим братом? — переспросила она, дёрнув кончиком хвоста.

В тот же миг Ежевичная Звезда пожалел, что не поведал Белке о своей встрече с Рыжинкой. «Но теперь уже слишком поздно».

— Эм... Ну... Такое дело, Джесси знает, что у меня есть сестра в племени Теней, и что я о ней очень беспокоюсь.

Белка, неудовлетворённая этим ответом, несколько раз перевела прищур своих зелёных глаз с Ежевичной Звезды на Джесси и обратно.

— Как много Джесси уже о тебе знает. Быстро учится. Ну, разве она не молодец? — проговорила Белка мгновение спустя.

Понимая, что любой ответ только усугубит его положение, Ежевичная Звезда поспешил увести свой патруль из лагеря и скрыться в роще, взяв курс на границу с племенем Теней. Когда они добрались до неё, и перед ними открылся вид на весь масштаб наводнения на территории соседей, Долголап и Листвичка замерли и в ужасе уставились на необъятные просторы воды.

— Я и не предполагала, что озеро так сильно разлилось! — воскликнула Листвичка.

— Всё очень плохо, — Пеплогривка, которой уже довелось видеть эту картину во время предыдущих патрулей, была спокойнее. — Племени Теней сейчас, наверняка, приходится несладко.

— Нам всем сейчас приходится несладко, — равнодушно мяукнул Долголап.

Ежевичная Звезда не представлял, как им искать временный лагерь племени Теней, так что он просто водил свой патруль вдоль границы, оставаясь на стороне Грозового племени, навострив ушки, выискивая звуки других котов, и распахнув челюсти, чтобы поймать их аромат. В конце концов, повеяло запашком племени Теней, и раздалось шуршание высокой травы, сквозь которую скользили коты.

— Эй, племя Теней! — закричал он, остановившись. — Сюда!

Его соплеменники сгруппировались вокруг предводителя и стали ждать, и уже скоро из-за ежевичных зарослей вышел Враноклюв. Когтегрив и Углехвост следовали за ним, отставая на пару шагов. Все три кота выглядели жутко тощими, их рёбра выступали из-под поредевших шкур.

— Что вам нужно? — прорычал Враноклюв, остановившись перед Ежевичной Звездой. — Вам нечего здесь делать!

— Мы вашу границу не пересекали, — спокойно отметил Ежевичная Звезда. — Но очень хотели бы навестить Рябинозвёзда. Я хочу поприветствовать его как вашего нового предводителя.

— Думаю, они просто хотят выяснить, где мы разбили новый лагерь, — встрял Углехвост, выглянув из-за плеча Враноклюва.

— Ну, нам не обязательно отводить их туда, — ответил Враноклюв. — Если вы действительно хотите именно этого, — продолжил он, обернувшись к Ежевичной Звезде. — То мы приведём Рябинозвёзда сюда.

Ежевичная Звезда уже готов был согласиться на эти условия, но Долголап не дал ему такой возможности.

— Слушайте, вы не единственные пострадали от наводнения! — гаркнул он. — Делать нам больше нечего, кроме как на ваш лагерь нападать. Отведите нас туда уже!

— Прекрати! — одёрнул его Ежевичная Звезда, подняв хвост.

Но, прежде чем он успел извиниться перед котами племени Теней, Враноклюв понуро опустил плечи и пробормотал:

— Хорошо, пойдёмте. — У него совсем не было сил вести спор.

Патруль Грозового племени покинул свои земли и отправился вслед за котами племени Теней, шагая в сторону внешней границы. Земля резко пошла в гору, и холодный ветерок, гнувший верхушки деревьев, неприятно взъерошил котам шкуры против шерсти. Враноклюв притормозил, оказавшись перед густыми ежевичными зарослями. Из них сочился едкий запах племени Теней, а до ушей Ежевичной Звезды донеслись звуки перемещений и приглушённый мяв, исходившие откуда-то из глубины кустов. «Судя по всему, они решили разбить лагерь повыше, опасаясь, что вода не перестанет подниматься».

— Ждите тут, — приказал Враноклюв. — Я выведу Рябинозвёзда к вам.

Прижавшись к земле, он прополз вовнутрь. Углехвост с Когтегривом остались снаружи, сторожить. «Стоит нам не так поставить лапу, на нас тут же набросятся», — подумал Ежевичная Звезда.

В конце концов, кусты зашевелились, и появился Рябинозвёзд. Его сопровождал Враноклюв и ещё два-три кота.

— Приветствую, Ежевичная Звезда, — мяукнул предводитель племени Теней. — Враноклюв, благодарю тебя, что привёл их ко мне. Враноклюв — наш новый глашатай, — пояснил он Грозовым котам, которые в ответ закивали и наскоро поздравили кота.

— И, разумеется, поздравляем тебя, Рябинозвёзд, с получением девяти жизней, — мяукнул Ежевичная Звезда. — Мы уверены, что ты станешь могучим предводителем, достойным племени Теней. Вижу, что тебе удалось найти хорошее место для лагеря, где вы можете пережидать наводнение.

Рябинозвёзд коротко кивнул.

— Да, нам пришлось перебраться, как, полагаю, и вам. Очень скоро вода начнёт отступать, но пока этого не происходит, мы выживаем, как можем.

Завесой смелых речей Рябинозвёзду не удалось укрыть от Ежевичной Звезды панику, сквозившую в его взгляде. Судя по его впалым бокам, он всю свою долю добычи отдавал соплеменникам. Но Грозовой предводитель понимал, что открыто поднимать этот вопрос не стоит. «Он в этом ни за что не признается».

Листвичка сделала шаг вперёд и склонила голову перед Рябинозвёздом.

— Могу ли я поговорить с Пёрышком?

— Да, разумеется, — ответил Рябинозвёзд, высказывая положенное целителям уважение. — Светлоспинка, будь добра, пойди, приведи его.

Кремовая кошка, брюхо которой распирали нерождённые котята, развернулась и протиснулась сквозь ежевику. «Она — дочь Рыжинки, — подумал Ежевичная Звезда. — Моя родня... И скоро окотится. Я обязан сделать что-нибудь, хоть как-то помочь этому племени».

Мгновением спустя из зарослей вышел Пёрышко. Его старый и дряхлый вид поверг Ежевичную Звезду в шок. Мутные глаза целителя, уже не способные сфокусироваться на чём-то определённом, смотрели куда-то вдаль. С жутким хрустом суставов кот на трясущихся лапах уселся наземь.

Листвичка смотрела на Пёрышко с таким же потрясением, как и Ежевичная Звезда. Кошка подошла к целителю и коснулась его мордочки своей.

— Как ты себя чувствуешь, Пёрышко? — спросила она.

— Более-менее, — прохрипел старый полосатый кот. — Поиском трав занимаются ученики, им удалось восполнить часть запасов. Все коты здоровы.

— Ты позволишь мне взглянуть на твои запасы? — предложила Листвичка. — У меня могут найтись лишние травы, которых тебе не хватает.

Глаза Пёрышка засияли благодарностью.

— Благодарю тебя, Листвичка! Твоя помощь будет очень кстати.

Шерсть на загривке Рябинозвёзда слегка встала дыбом, но он не стал возражать, и его целитель отправился обратно в заросли, сопровождаемый Листвичкой.

Едва целители успели скрыться, со стороны озера приблизились Сосногривка и Прыткохвост, волоча за собой охапки сухого папоротника. Ежевичная Звезда, удивившись, переглянулся с Пеплогривкой. Затем он вспомнил, что в племени Теней не хватало учеников, поэтому некоторые их обязанности приходилось выполнять воителям.

— Отлично, вы нашли ещё! — воскликнул Углехвост, обрадовавшись возвращению двух котов.

— Мы отнесём их прямиком в детскую, — проговорила Сосногривка сквозь забивший ей рот папоротник. — Сегодня ночью Снегокрылой и твоим котятам будет тепло.

— Давайте я помогу вам с ношей, — вызвалась Пеплогривка, сделав шаг вперёд.

— Я тоже готов, — добавил Долголап.

Теневые воители, которые едва справлялись с большим грузом, были бы рады принять помощь, но Рябинозвёзд задрал хвост и резко заговорил:

— Племя Теней как-нибудь сумеет расстелить свои подстилки и без вмешательства Грозового!

— Никто не ставит это под сомнение, — мяукнул Ежевичная Звезда, сохраняя спокойный голос. — Но, в то же время, готовность принять помощь — не признак слабости.

Рябинозвёзд раздул ноздри, а Сосногривка и Прыткохвост поспешили утащить папоротник в лагерь прежде, чем разгорится полномасштабный спор. Грозовые же воители оставались на своих местах.

Поведя ушами, Ежевичная Звезда поманил Рябинозвёзда в сторону от зарослей ежевики, надеясь поговорить с ним наедине.

— Слушай, — начал он, решив перейти сразу к делу. — Мне известно о домашних кисках, которые мешают вам охотиться за внешними границами. Если ты согласишься, я готов прислать тебе нескольких воителей, чтобы помочь расправиться с ними. Мы так помогали друг другу, когда только поселились на этих землях.

Рябинозвёзд яростно замахал хвостом и так яростно ощетинил мех на спине, что в этот момент даже ежи могли позавидовать его колючести.

— Кто тебе проболтался? — потребовал он ответа.

На этих словах, словно по волшебству, из-за кустов появилась Рыжинка, держа тощего грача в зубах. Остальные коты, составлявшие охотничий патруль, шли за ней с парой столь же жалких кусков дичи. При виде Ежевичной Звезды и Рябинозвёзда она замерла.

— Рыжинка! — взревел кот, осознав, кто именно не смог удержать язык за зубами. — Сюда! Живо!

Рыжинка передала своего грача другому патрульному и приблизилась к предводителям.

— Ты, признавайся, это была ты! — накинулся на неё Рябинозвёзд. — Ты рассказала коту из чужого племени, что племени Теней нужна помощь!

Ряжинка смерила Ежевичную Звезду взглядом, беззвучно вопрошавшим, зачем он пришёл и выдал её.

— Да, это была я. Если мне нужна помощь, я всегда иду к своему брату и прошу о ней.

— И ты зовёшь себя верной кошкой племени Теней? — требовательно продолжал Рябинозвёзд.

— У тебя нет никаких причин сомневаться в моей верности! — едко прошипела кошка, но затем успокоилась и, смягчив голос, сделала шаг в сторону Рябинозвёзда. — Прошу, позволь Грозовому племени помочь нам! — взмолилась она.

— Ни за что! — Рябинозвёзд гордо вскинул подбородок. — Это племя — моё, и оно выстоит в одиночку!

Ежевичная Звезда почувствовал укол солидарности. «Мне не следовало ожидать, что Рябинозвёзд согласится броситься нам в лапы и просить о помощи».

— Пеплогривка, Долголап, мы уходим, — мяукнул он. — Кто-нибудь, пойдите, приведите Листвичку.

Углехвост скользнул в заросли и уже мигом позже вернулся с Листвичкой и Пёрышком. Целительница подошла к Ежевичной Звезде, и на кота нахлынуло беспокойство, стоило ему уловить скорбное волнение в её глазах.

— Ежевичная Звезда, я хочу остаться здесь, — мяукнула она. — Позволь мне, я прошу.

— Зачем? — Ежевичная Звезда недоумённо моргнул.

— Светлоспинка вот-вот окотится, — поспешила объяснить Листвичка тихим голосом. — А запасы Пёрышка просто ничтожны. Я могу ему помочь, а Воробей и без меня протянет пару дней.

— Ты совсем мышеголовая? — взорвался Рябинозвёзд, уставившись на неё с ужасом в глазах. — Ты хоть представляешь...

Листвичка бесцеремонно оборвала кота.

— Рябинозвёзд, тебе нужны здоровые котята или нет? — Пока предводитель племени Теней, опешив от такой наглости, лихорадочно соображал, что ответить, она продолжила: — Ты же знаешь, что до ваших межплеменных дрязг целителям нет никакого дела? Ты посмеешь отказать мне в предназначении, ниспосланном мне самим Звёздным племенем? У тебя здесь нет власти!

Её слова угомонили Рябинозвёзда. Ежевичная Звезда, окинув взглядом свою целительницу, с восхищением покачал головой.

— Мне очень пригодится её помощь, — признался Пёрышко. — Всего-то на пару дней.

Рябинозвёзд обернулся к старому целителю и с сочувствием оглядел его.

— Ну хорошо, — мяукнул он.

— Пожалуйста, Ежевичная Звезда, — упрашивала его Листвичка. — Я вернусь очень скоро.

Ежевичная Звезда было замялся, но очень скоро сдался, склонив голову.

— Если ты того желаешь.

Подозвав Долголапа и Пеплогривку взмахом хвоста, он распрощался с Рябинозвёздом и устремился в сторону территории Грозового племени. Он никак не мог прийти в себя от неожиданного решения Листвички.

— Как думаешь, Листвичка навсегда останется в племени Теней? — мяукнула Пеплогривка. — Как ни крути, Пёрышко так и не нашёл себе ученика с тех пор, как погиб Огнехвост.

Холодная дрожь сотрясла Ежевичную Звезду с головы до пят, когда воительница озвучила его собственные опасения.

— Она совершенно точно вернётся! — отрезал он. — Она — кошка Грозового племени.

Но, даже столь грубо заставив замолчать Пеплогривку, он не сумел заглушить своих внутренних демонов.

«Неужели я теряю контроль над собственным племенем? Такое чувство, что мои коты, подобно воде, выскальзывают у меня из лап».

Глава 20

Первым, кого Ежевичная Звезда встретил, добравшись до временного лагеря Грозового племени, был Воробей. Целитель шагал с противоположной стороны вместе с Яроликой. Оба кота несли в зубах охапки трав. Воробей остановился перед входом в туннель и обернулся к патрулю Ежевичной Звезды, словно мог их видеть. Затем он бросил свои травы и подошёл к ним.

— Где Листвичка? — спросил он.

— Она осталась, помогает Пёрышку, — объяснил Ежевичная Звезда. «Ой, что сейчас начнётся...»

Мех на загривке Воробья ощетинился моментально.

— И ты ей разрешил? А как же Грозовое племя? Ты думаешь, мне хватает собственных лап, когда столько котов заболели Белым Кашлем?

— У тебя есть Яролика, — заметил Ежевичная Звезда.

— Это — не то же самое, — прошипел Воробей.

Яролика, приблизившись к нему из-за спины, заговорила, ничуть не обидевшись:

— Я сделаю всё, что в моих силах, — мяукнула она.

Воробей презрительно фыркнул и заковылял прочь. Яролика бросила сочувственный взгляд в сторону Ежевичной Звезды и поспешила за целителем. На противоположном конце поляны Белка организовывала Мышеуса, Голубку и Терновика в охотничий патруль. По пути на охоту она остановилась возле предводителя.

— Как прошла встреча с Рябинозвёздом?

Ежевичная Звезда рассказал ей, как предложил помощь племени Теней в борьбе со злыми домашними кисками, и как Рябинозвёзд отказался. Белка пожала плечами, но её зелёные глаза светились состраданием.

— Это решение — за Рябинозвёздом, — отметила она.

Когда Белка ушла со своим патрулём, Ежевичная Звезда заметил Джесси, которая стояла неподалёку и, наверняка, внимательно слушала о ходе его визита к соседям. Он собрался было подозвать её к себе, но его опередила Шиповница, которая расстилала кусочки шкуры Двуногих на кусте остролиста.

— Эй, Джесси, иди сюда, помоги мне освежить эти шкуры!

Джесси, не медля, засеменила к ней через поляну. Ежевичная Звезда испытал радость и небольшое удивление, заметив, как гладко кошка вписалась в коллектив.

— Не зная заранее, можно принять её за племенную кошку, — поделился он своими соображениями с Крутобоком, который как раз проходил мимо него со скворцом в зубах.

Тот кивнул, сбросив ношу, чтобы ответить.

— Странно, что мы по-прежнему продолжаем удивляться домашним кискам, — мяукнул он, скривившись в усмешке.

— Эй, Ежевичная Звезда! — позвала Черешня, высунув голову из туннеля. — Посмотри, как мы организовали новые палатки!

Полосатый кот последовал за ней, оставив Крутобока наедине со своей добычей и кучей дичи. Внутри туннелей его взору предстали небольшие переборки, сделанные из переплетённых ветвей. Они отделяли друг от друга разные секции и давали дополнительную защиту от сквозняка. Внутри каждой комнатки располагалось несколько гнёзд из мха и папоротников. Ощупав подстилки лапой, он обнаружил, что они были практически сухими.

— Ну как, тебе нравится? — поинтересовалась Черешня.

— Просто великолепно, — ответил Ежевичная Звезда. «Это уже почти можно назвать домом».

— Всё станет ещё лучше, когда Шиповница занесёт обратно шкуры Двуногих, — мяукнула Черешня. — Переборки разработали Дым и Бурый, а мы с Мышеусом помогли соорудить их.

— Вы все проделали отличную работу, — мурлыкал Ежевичная Звезда. — Сдаётся мне, теперь наш сон станет гораздо крепче.

Он зашагал дальше по туннелю, мимо Пурди, который спал, свернувшись в гнёздышке в палатке, которую он делил с учениками, и, наконец, достиг секции, где свою палатку разместили Воробей и Листвичка, рядом с больными котами. Воробей и Яролика распределяли свеженабранные травы по трещинам в стене.

Ягодник и Кротоус оба спали, их дыхание, судя по звуку, почти вернулось в норму. Янтарка тоже смотрелась гораздо лучше. С Иглогривкой они делали зарядку, перебрасывая друг другу мячик из мха. Ежевичная Звезда с горечью отметил, что покалеченную кошку хватало лишь на пару бросков, а затем ей приходилось останавливаться и переводить дыхание.

Песчаная Буря свернулась в своём гнёздышке, но, когда подошёл Ежевичная Звезда, она подняла голову и поприветствовала его.

— Как прошёл визит в племя Теней? — спросила она.

— Не очень, — признался Ежевичная Звезда. — Рябинозвёзд не дал нам помочь ему с домашними кисками.

— Зато очень шустро заграбастал нашего целителя, — донеслось до них бурчание Воробья.

— Листвичка скоро вернётся, — сказал Ежевичная Звезда. «По крайней мере, я на это надеюсь».

Кашель Песчаной Бури вернул его внимание к кошке. Она выглядела очень больной, её глаза слезились от лихорадки.

— Как ты себя чувствуешь?

— Ой, я в порядке, — ответила Песчаная Буря. — Просто пыль с папоротников залетает мне в рот. Выйду-ка на улицу, подышу свежим воздухом. — Поднявшись на лапы, она отряхнулась от кусочков засохшего папоротника и засеменила прочь.

— Как она себя чувствует на самом деле? — спросил Ежевичная Звезда Воробья, не в силах подавить беспокойство о рыжей кошке.

— Зелёного Кашля у неё нет, — ответил Воробей. — Так что ничего с ней не случится. Но пребывание в холодном, затхлом туннеле на пользу не идёт.

«Как бы мне хотелось, чтобы мы вернулись обратно в ущелье», — подумал Ежевичная Звезда. — Знаешь, схожу-ка я проверю уровень воды, посмотрю, не начал ли он снижаться, — произнёс он вслух.

— Я пойду с тобой, — Воробей затолкал несколько стеблей пижмы в расщелину и повернулся к Яролике. — Останься здесь и закончи работу. Я ненадолго.

Снаружи, на поляне, Ежевичная Звезда заметил Львиносвета, который вместе с Ромашкой возвращался в лагерь с большим грузом мха.

— Мы идём проверить уровень воды, — позвал его Ежевичная Звезда. — Не хочешь пройтись с нами?

Львиносвет остановился и поправил свёрток мха под своим подбородком. Ромашка по-дружески подтолкнула него.

— Иди, — посоветовала она ему. — Я сама распределю подстилки.

— Спасибо! — Львиносвет сбросил мох и присоединился к Ежевичной Звезде и Воробью.

Устремившись в гущу деревьев, Ежевичная Звезда уловил аромат Грозового племени, и тут же наткнулся на охотничий патруль Белки, который возвращался в лагерь. Белка несла с собой дрозда, а у Голубки и Терновика было по мыши в зубах.

— Какой хороший улов! — заурчал Ежевичная Звезда.

— Кажется, добыча начинает возвращаться, — кивнув, пробормотала Белка сквозь перья, забившие ей рот.

— Может, сходишь с нами проверить уровень воды? — предложил Ежевичная Звезда.

— Разумеется! — Белка сбросила свою добычу к лапам Мышеуса. — Отнеси это вовнутрь. А ты, Терновик, сходи с патрулём, поохоться ещё. Судя по всему, добычи сейчас много, не стоит упускать такой случай.

Когда патрульные ушли в лагерь, Ежевичная Звезда отправился вниз по холму. Белка держалась сбоку от него, а Львиносвет и Воробей — немного позади. Неожиданно для себя, он расслабился, чувствуя себя умиротворённым и счастливым рядом с котами, которых он так хорошо знал. Остальные, по всей видимости, почувствовали себя так же, их напряжение и волнение таяли с каждым новым шагом, пока совсем не исчезли.

Позади послышалось шебуршание, сопровождаемое притворным рыком Львиносвета.

— Умри, захватчик из племени Теней!

— Отстань, великовозрастный дурачина, — возмутился Воробей, но смех в своём голосе подавить не сумел.

— Честное слово! — Белка резко обернулась. — Вам обоим сколько лун?

Братья разнялись, смутившись.

— Извини, — пробормотал Львиносвет, но его глаза всё так же сияли коварным огоньком. — Не знаю, что на меня нашло.

— Я тебе это припомню, — пообещал Воробей, когда они возобновили движение.

«Такое впечатление, что они снова стали котятами... Нашими котятами», — подумал Ежевичная Звезда. Горестный выдох вырвался из его пасти, когда он представил Остролистую. — «Вот бы она была с нами. Надеюсь, она обрела покой в Звёздном племени».

Добравшись до вершины утёса, четвёрка котов свесилась вниз, окинув взором разлившуюся воду, скрывшую под собой их палатки.

— Тут так же глубоко, как и было, — мяукнул Ежевичная Звезда, расстроившись.

— Не будь столь категоричен. — Львиносвет указал хвостом на переплетение промокших корней, которые торчали из скалы точно над тем местом, где раньше стояла детская. — Видишь их? Выглядят так, словно только недавно оказались свободны от воды.

Ежевичная Звезда медленно кивнул, припоминая, были ли корни видны, когда он смотрел на ущелье в прошлый раз.

— Когда мы ходили в глубины туннелей, — мяукнул Львиносвет, — ты нацарапал на полу отметину на уровне воды. Быть может, нам стоит сделать то же самое и тут. — Он нахмурился. — Однако я не знаю, как мы собираемся оставить отметку на сводах утёса.

— Может, нам и не понадобится, — подключилась к обсуждению Белка. — Можно дойти до кромки наводнения в лесу и отметить уровень воды там, используя палки.

— Отличная мысль! — согласился Ежевичная Звезда.

Следуя по вершине утёса, коты добрались до края воды и остановились на мгновение, окинув взором озеро и подтопленный лес. Ежевичная Звезда чувствовал, как его лапы утопают в глине.

— Мышиный помёт! — выругался Воробей. Он сделал несколько лишних шагов и угодил лапами в самое болото, и, сколь ни пытался выбраться, только глубже увязал в грязи.

Львиносвет нагнулся вперёд и, ухватив брата за загривок, вытянул его наружу.

— Смотри, или... Нюхай, куда идёшь, мышеголовый! — шикнул он.

Воробей отпихнул его и, поднимая поочерёдно каждую лапу, принялся отряхивать их от комков глины. Львиносвет поспешил отпрыгнуть, чтобы не попасть под грязевой дождь.

— Все запахи перемешались, стали другими, — мяукнул Воробей мгновение спустя. — И чувство ветра на моей шкуре стало каким-то незнакомым. Лес изменился. Я чувствую это в воде, чувствую в земле, ощущаю в воздухе. Многое из того, что было, ушло.

Несколько секунд Ежевичная Звезда стоял неподвижно, созерцая свои затопленные земли. Он видел, как сильно они изменились: быть может, навсегда. «Не знаю, сможем ли мы когда-нибудь снова охотиться в той части леса».

— Очнись! — мяукнула Белка, пихнув его в бок. — Пошли, поищем палки.

Вместе с Ежевичной Звездой и Воробьём она засеменила вверх по холму, разыскивая длинные, тонкие палки, которые можно было бы с лёгкостью вогнать в глину и оставить в качестве разметки. Собрав несколько подходящих находок в кучу, они отнесли их Воробью, который зубами заострил им концы.

— Какие они гадкие, — пробормотал он, сплюнув кору.

— Как бы мне хотелось таким же образом отметить уровень воды в ущелье, — мяукнула Белка, вогнав первый колышек в болотистую почву.

— И мне, — согласился Ежевичная Звезда. — Придётся на память запомнить, докуда достаёт вода на утёсе.

Они продолжили расставлять отметки вдоль линии наводнения между ущельем и ясенем, о корни которого бились озёрные волны.

«Сразу за ним была площадка для тренировок», — с грустью подумал Ежевичная Звезда. Тут он заметил, что Воробей медленно подкрадывался к Львиносвету, пока тот втискивал колышек в землю, повернувшись к нему спиной. Ежевичная Звезда открыл было пасть, чтобы окликнуть Львиносвета, но тут же закрыл её, решив посмотреть, что будет дальше.

Воробей крался к нему, пока не оказался на расстоянии вытянутого хвоста от своего брата. Тогда же он плюхнул лапы в воду, подняв огромный фонтан брызг, окативший Львиносвета от ушей до хвоста. Воробей же практически не попал под импровизированный дождь, вовремя отскочив назад.

Львиносвет резко развернулся и яростно прошипел:

— Несносный комок шерсти!

— Я же говорил, что припомню! — Довольный собою Воробей лизнул лапку и повёл ею за ушком.

— Ты у меня дождёшься! — Львиносвет обнажил зубы и кинулся в сторону брата, который уже сорвался с места и помчался в лес.

Ежевичная Звезда прислушался к звукам погони и едва сумел подавить потешливое урчание.

— Приятно видеть, что они, в кои-то веки, веселятся, — проговорила Белка, приблизившись к нему. Она покрепче воткнула палку, над которой работал Львиносвет. — Вот так вот. Всё готово.

Кошка резко замолчала, и Ежевичная Звезда заметил, что она уставилась куда-то за его плечо. Обернувшись, он обнаружил, что в нескольких хвостах от них стояла Джесси и наблюдала за ними.

— А ей что надо? — мяукнула Белка.

Ежевичная Звезда чуть-чуть занервничал.

— Не знаю. Пойду, спрошу её. — Он зашагал к кошке, попутно размышляя, уж не случилось ли какое-нибудь бедствие во временном лагере. — Всё ли в порядке?

Джесси подняла на него свои сияющие глаза и моргнула.

— Прости, если помешала, — мяукнула она. — Всё хорошо. Я могу подождать, если ты сейчас занят.

— Нет, ничего страшного, я могу поговорить, — сказал ей Ежевичная Звезда. Обернувшись к Белке, он крикнул: — Разними этих двух дуралеев и возвращайся в лагерь. — Затем он повёл Джесси вдоль границы разлива, в сторону земель племени Теней. — Чем я могу тебе помочь? — спросил он.

Не отвечая, Джесси остановилась и оглянула наводнённый лес.

— Мне было интересно, как тут было до того, как началось наводнение, — прошептала она.

— Лес был прекрасен, — не задумываясь, ответил Ежевичная Звезда. — Шелестела высокая трава, а среди неё, то тут, то там, росли кустики терновника и папоротника, в которых так любила укрываться дичь. В сезон Зелёных Листьев сияло солнце, и ветки своей тенью рисовали причудливые узоры на земле. Воздух переполнялся ароматами: ароматы молодой зелени переплетались с тёплым запахом добычи. А в Голые Деревья, среди мороза и сугробов, холодный воздух карабкался под шкуру и пробирал до самых костей, но заставлял чувствовать себя таким живым!

— Ты влюблён в этот лес.

— Ты себе даже не представляешь, насколько, — мяукнул он, продолжая путь. — Я помню наш старый дом, порой я даже гуляю по нему во сне, но я никогда не переставал верить, что Звёздное племя направило нас правильно, в лучшее место.

— Так ли ты в этом уверен? — не унималась Джесси, уловив нотки сомнения в голосе кота.

— Я должен верить, что вода уйдёт, — сказал ей Ежевичная Звезда. — Но давай оставим это, Джесси, — продолжил он. — Ты пришла ко мне не о лесной жизни побеседовать.

— Нет, — прищурилась Джесси. — Я хотела поговорить с тобой о домашних кисках, которые чинят все эти неприятности племени Теней. Мне кажется, я знаю, о ком речь.

— Правда? — неожиданно обрадовался Ежевичная Звезда. — И кто они такие?

— Есть одна банда домашних кисок и парочка примкнувших к ним бродяг, которые заявляют права на тот кусок леса, — ответила Джесси. — Они там охотятся... Но ты-то, конечно, скажешь, что они ну точно ничего поймать не способны, — добавила она, искоса глянув на Ежевичную Звезду лукавым взглядом.

«Она когда-нибудь забудет о том, что я ей наговорил?»

— Продолжай, — мяукнул он.

— Я не очень хорошо знаю этих кисок, — возобновила рассказ Джесси. — Если я не ошибаюсь, одного зовут Зигги, а другого — Рига. Но я точно знаю, где они живут и где предпочитают охотиться.

Ежевичная Звезда почувствовал, как шерсть вдоль его хребта начала приподниматься.

— Ты что, предлагаешь напасть на них без ведома племени Теней?

— Есть такая мысль, — пожала плечами Джесси.

На какой-то миг Ежевичная Звезда почувствовал прилив гордости за отважную Джесси, готовую помочь едва знакомым ей дикарям.

— Я вижу, как много для тебя значит твоя сестра, — добавила Джесси. Растерявшись от поразительной проницательности кошки, Ежевичная Звезда никак не мог собраться с ответом, и кошка продолжила: — У многих ли котов есть родственники в других племенах?

— Великое Звёздное племя, конечно, нет! — воскликнул Ежевичная Звезда. — Коты должны жить в племени, в котором родились. Мы очень высоко ценим племенную верность. Кот, который переходит в другое племя, расценивается как предатель, и его новым соплеменникам будет непросто научиться доверять ему. Рыжинка живёт в племени Теней лишь потому, что наш отец когда-то был их предводителем.

— Ничего себе! — Глаза у Джесси полезли на лоб от удивления. — А почему ты не остался с ней?

Ежевичная Звезда замешкался. «Я не могу пускаться в рассказы о Звездоцапе, мы тогда тут целый день проторчим!»

— Всё... Очень запутанно, — наконец, мяукнул он. — Моим домом всегда было Грозовое племя. Я скучаю по Рыжинке, но о своём решении не жалею.

Он и Джесси какое-то время шли молча, пока Ежевичная Звезда не уловил запах пограничных меток племени Теней.

— Нам пока поворачивать, — мяукнул он.

— Хорошо, — Джесси в прыжке развернулась. — Но мы же нападём на тех домашних кисок, да? Я вам покажу, как их выследить. Они частенько гуляют по ночам, в это время их можно очень удачно подкараулить. — Она подпрыгнула и рассекла передней лапой коровью петрушку, усеяв землю белыми цветками. — Жду не дождусь научить их держаться подальше от племенным котов!

— Не торопи события, — одёрнул её Ежевичная Звезда. — Я ещё не решил, стоит ли нам это делать. Сперва я должен посоветоваться со своими соплеменниками.

Джесси слегка обиделась.

— Но ведь...

Она замолчала, когда услышала котов, снующих по зарослям. Ежевичная Звезда принюхался и расслабился, когда уловил запах Грозового племени. Перед ними появился патруль, возглавляемый Белохвостом. За ним следовали Берёзовик и Белолапа со своим учеником, Каплелапом.

— Ежевичная Звезда! — Белохвост подбежал к предводителю и прижал уши. — Эти шелудивые гнилоеды из племени Теней снова нарушали границу!

Ежевичная Звезда оглядел патрульных котов: они все распушились в гневе, а их глаза метали молнии.

— Мы нашли запах в нескольких лисьих хвостах от границы, по нашу сторону! — поддержал его Берёзовик.

— Должно быть, те домашние киски, о которых ты слышал, нападают на них и не выпускают за внешнюю границу, — мяукнула Белолапа. — И им приходится охотиться на наших землях.

— Нельзя оставить их безнаказанными! — Рыкнул Белохвост.

— Ты прав, нельзя, — согласился Ежевичная Звезда. Обернувшись к Джесси, он мяукнул. — Похоже, придётся воспользоваться твоим планом.

Вечером было тихо и свежо, сквозь несколько пробоин в облачной завесе пробивались лучи алого закатного сияния. Длинные тени тянулись по поляне снаружи туннеля, а лёгкий бриз покачивал уставшие от бури ветви.

«Эта погода — лучшая с тех пор, как прошло наводнение, — обнадёжил себя Ежевичная Звезда. — Быть может, скоро наступят перемены к лучшему».

Запрыгнув на вершину грязевой горы, он громогласно рыкнул.

— Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся перед туннелем на собрание племени!

Удивлённый мяв раздался со стороны котов, которые лежали неподалёку от входа и пытались согреть шкурку в последних лучах солнца. Ученики остановили свою учебную схватку на дальнем конце поляны и резво поскакали к подножию грязевой горы, их наставники следовали за ними. Из туннеля показались Ромашка, Черешня, Пестроцветик. Мгновением спустя вышел и Пурди, плюхнувшись рядом с учениками. Его шуба была усеяна кусочками мха и прочим мусором, который словно сам по себе лип к старику. Джесси подошла к Фрэнки и Минти, которые делили грача под дугообразным папоротниковым навесом, и позвала их присоединяться к общему собранию. Воробей сел у входа в туннель, вокруг него сбились в кучку больные коты.

— Коты Грозового племени! — начал Ежевичная Звезда, когда все были в сборе. — И наши гости, — он кивнул в сторону трёх домашних котов. — Вам всем известно о кисках, которые нападают на племя Теней в роще за их внешними границами. Завтра я поведу патруль с намерением избавиться от них.

— Что? — Дым вскочил на лапы. — У тебя пчёлы в мозгах завелись?

— Ты предлагал племени Теней помощь, и они отказались, — заметил Крутобок. — Рябинозвёзд тебе за вмешательство спасибо не скажет.

Всё больше котов вторили их возражениям. Ежевичная Звезда напрягся, увидев, как дыбилась их шерсть, как яростно били по земле хвосты. «Хорошо, что мне хватило ума не упоминать, что эта идея принадлежит Джесси».

— Если эти домашние киски продолжат нападать на племя Теней, — продолжил он, усилием воли вынуждая себя не поддаваться гневу, — то соседи начнут охотиться на наших землях или в лесах за нашей границей. В интересах Грозового племени разделаться с этими кисками. — С облегчением кот заметил, что этими словами завоевал внимание нескольких котов, но понимал, что ещё не убедил их до конца.

— Почему племя Теней само не может справиться со своими проблемами? — роптал Мышеус. — Это же домашние киски, Звёздное племя их подери! Насколько опасными они могут быть?

— Надо сказать, в былые времена нам приходилось сталкиваться с яростными кисками, — заметила Песчаная Буря, не вставая со своего места внутри туннеля. — А племя Теней сейчас ослабло из-за наводнения.

— Мы тоже ослабли, — возразила Шиповница. — Почему мы должны рисковать жизнью и здоровьем ради племени Теней? Они нам когда-нибудь платили добром?

— Вот именно! Мы еле пережили Великую Битву, и теперь должны драться за племя Теней? — согласился Бурый.

Ежевичная Звезда глянул вниз и поймал взгляд Джесси. Она была шокирована напором возражений, с которым столкнулся её план. Кот заметил, что Белка тоже смотрела на Джесси, а затем она перевела взгляд своих зелёных глаз прямо на него. Она ещё не сказала своё слово.

Воители, один за другим, повернулись к глашатой, ожидая её мнения. Мгновения одно за другим сменяли друг друга, а Белка всё не сводила взгляда с Ежевичной Звезды. Наконец, она поднялась на лапы. Предводитель заметил, что невольно задержал дыхание, ожидая, когда она заговорит.

— Я считаю, нужно действовать, — мяукнула она. — Нельзя позволить банде кисок выдавить племя Теней на нашу территорию. Если соседи не способны разделаться с ними, значит, мы должны сделать это!

Ежевичная Звезда заметил, как волна энтузиазма захлестнула племя в ответ на воодушевляющие слова глашатой. Воздух наполнился одобрительным гулом, исходящим ото всех котов, включая Шиповницу и Мышеуса.

— В этом есть смысл, — одобрительно кивал Крутобок.

— Да, прогоним их! — выл Терновик.

Шиповница впилась когтями в землю.

— Лес — воителям, а не домашним кискам! Пусть убираются к Двуногим!

Ежевичная Звезда заметил, что Фрэнки и Минти несколько испугались криками ненависти по отношению к домашним кискам. Милли наклонилась к ним, и до Ежевичной Звезды донёсся её шёпот:

— Не переживайте, они не про вас. Просто на них иногда находит.

— Значит, решено! — объявил Ежевичная Звезда. — Присоединяйтесь ко мне, воители, готовые идти в бой!

Он соскользнул с горы, собрав шерстью на лапах и между когтями кучки грязи. У подножия горы его с готовностью встретили Белохвост, Терновик, Пеплогривка, Львиносвет, Пестроцветик, Искра и её ученик, Снеголап.

— Прости, учеников взять с собой я не могу, — мяукнул Ежевичная Звезда, посмотрев на Снеголапа.

Обиженный котик сделал шаг назад.

— Почему нет? — спросила Искра Ежевичную Звезду. — Им рано или поздно придётся сражаться, а битва против домашних кисок не будет столь уж опасной, как битва против другого племени.

— Действительно. — Ежевичная Звезда склонил голову набок. — Ладно, Снеголап, можешь пойти с нами.

Снеголап издал восторженный визг и взмыл в воздух, а его сестра, Янтарка, выскользнула из туннеля и побежала вперёд.

— Я тоже хочу! — попросилась она.

Но Воробей обвил хвостом шею Янтарки и потащил кричащую и извивающуюся кошку обратно в туннель.

— Даже не думай. Ты ещё слишком больна! — Вскоре, отчаянные крики ученицы потонули в тёмных глубинах туннеля.

— А что насчёт тебя, Каплелап? — поинтересовался Ежевичная Звезда, заметив неподалёку третьего котёнка из того же помёта. Его глаза были расширены, а серо-белая шкурка взъерошена.

— Я собираюсь остаться и охранять лагерь, — объявила Белолапа прежде, чем её ученик успел ответить. — Но Каплелап может пойти с вами, если захочет, — добавила она, взглянув на маленького котика подле себя.

— Всё в порядке, — покачал головой Каплелап. — Я останусь и помогу тебе, Белолапа. Я могу тебе пригодиться.

Ежевичная Звезда увидел Кувшинку, которая проползла перед толпой воителей и, поговорив о чём-то с наставницей, Маковкой, покачала головой. «Кувшинка ещё слишком слаба для битвы, слишком мало времени прошло после смерти Зернолапки». Маковка согласилась с ученицей и, нежно погладив её по макушке, присела, чтобы продолжить с Кувшинкой разговор.

Сквозь толпу воителей вокруг Ежевичной Звезды пробилась Белка.

— Когда мы выступаем?

— Ты не выступаешь! — сказал ей Ежевичная Звезда. — Мне нужно, чтобы кто-то возглавил племя в моё отсутствие.

Зелёные глаза Белки расширились от удивления.

— Хочешь сказать, что ты идёшь туда сам? Это же мелкая стычка, там не нужен предводитель племени!

— Предложение было моё, — напомнил ей Ежевичная Звезда. — Я обязан принять участие и принять на себя те же риски, что и мои соплеменники.

— Как скажешь, — кивнула Белка, сдавшись. — Я останусь.

Ежевичная Звезда завертел головой, пока не нашёл Джесси, которая сидела вместе с Фрэнки и Минти.

— Джесси, — позвал он её. — Не будешь добра, не сходишь с нами? Ты нам покажешь, куда идти.

Джесси кивнула и поднялась на лапы, устремившись к Ежевичной Звезде.

— Бросаешь киску против кисок? — шепнула Белка на ухо Ежевичной Звезде.

— По правде говоря, Джесси подала эту идею, — прошептал Ежевичная Звезда в ответ. — Она знает этих кисок.

Глаза Белки сощурились до состояния двух узеньких зелёных щёлочек.

— А ей зачем помогать племени Теней? — недоверчиво спросила она. — Тебе не кажется, что она использует тебя, чтобы свести с кем-то старые счёты?

Ежевичная Звезда понял, что это предположение имело смысл.

— Нет, я ей доверяю, — ответил он. — И очень уважаю её за то, что ей хватило смелости предложить такой план.

Белка лишь фыркнула в ответ.

— Наивный. Ладно, будь осторожен и помни, что мы её совсем не знаем.

Фрэнки вместе с Джесси подошёл к предводителю и заговорил:

— Ежевичная Звезда, я тоже пойду, если прикажешь.

Предводитель оглядел его, а затем и Минти, которая выглядывала из-за его плеча, до смерти перепуганная перспективой оказаться в бою.

— Нет, — мяукнул он. — Спасибо за предложение, но оставайся лучше здесь и продолжай тренироваться. И ты тоже, Минти. — Окинув взглядом собравшихся воителей, он прокричал: — Мы выступаем на рассвете!

Глава 21

Лёгкая серая дымка окутывала лес. Задолго до того, как солнце поднялось над хребтом, Ежевичная Звезда вывел котов из лагеря и повёл их сквозь росистые заросли, вверх по холму, прямиком к внешней границе. Его лапы закололо от предвкушения, когда он и его соплеменники перемахнули через собственные метки и оказались в незнакомом лесу.

Оказавшись на противоположной стороне ущелья, Ежевичная Звезда позволил Джесси встать во главе процессии, следовавшей вниз по склону далеко за пределами территории племени Теней. Никто из присутствующих ни разу не бывал в этой части леса. Патрульные с опаской обходили гигантские дубы, извилистые корни которых тянулись во все стороны и так и норовили поставить подножку неосмотрительным котам. Ничто не смело нарушать тишину прохладной зари.

Мало-помалу, дубы поредели, их места занимали мрачные тонкоствольные сосны. Землю плотным слоем покрывали опавшие иглы, которые разлетались в стороны даже от самых лёгких шагов кошачьих лап. Пестроцветик взмыла ввысь на целый хвост, когда её спугнул внезапный крик притаившейся среди ветвей птицы. Оправившись от потрясения, кошка смущённо лизнула мех на грудке и попыталась сделать вид, что ничего не произошло.

— Не переживай, — сказал ей Ежевичная Звезда. — Мы все, как на иголках. Никто не знает, что ждёт нас впереди.

— Не нравится мне, что нас можно заметить издалека, — мяукнул Белохвост, махнув хвостом в сторону стройных рядов сосен, лишённых малейших зарослей. — Я и вовсе буду торчать на виду, как гриб на поляне.

— И я, — беспокойно добавил Снеголап.

— Попробуй изваляться в глине и сосновых иглах, — посоветовал Терновик. — Тогда домашние киски смогут принять тебя за кустик.

— Неплохая мысль, — ответил Белохвост. Он нашёл лужу с глиной под соседним деревом и отвёл туда Снеголапа. Ежевичная Звезда и остальные терпеливо ждали, а два кота валялись в грязи до тех пор, пока их шерсть не превратилась в липкие колючки.

— Вы такие чудаки! — воскликнула Джесси, поражённо наблюдавшая за происходящим с озорной искоркой в глазах. — На что угодно готовы, лишь бы подкрасться к врагу незамеченными!

— Зато мы не домашние киски! — парировал Терновик.

Когда коты возобновили движение, Ежевичная Звезда начал старательно улавливать любые следы запахов племени Теней, но все они были старыми, и хотя один аромат был перемешан с привкусом беличьей крови, было похоже, что племя Теней не бывало в этих краях уже несколько дней.

Прежде, чем они успели отойти достаточно далеко от этого места, Белохвост поравнялся с Ежевичной Звездой, и тот всеми силами пытался не воротить носа от вонючей глины, пропитавшей шкуру белого воителя.

— Мне немного неспокойно за Джесси, — прошептал Белохвост. — Стоило ли брать домашнюю киску в бой?

— Знаю, тренировок у неё было немного, — мяукнул Ежевичная Звезда. — Нам просто придётся следить, чтобы её не прижали один на один.

— Нам, может статься, в бою будет не до того, свои хвосты бы целыми унести, — проворчал Белохвост.

— Как же мне не терпится! — Донёсся до Ежевичной Звезды разгорячённый голос Львиносвета, раздавшийся позади него. — Целые луны миновали с тех пор, как нам доводилось применять наши боевые навыки на практике!

— Ты так говоришь, как будто это что-то плохое, — пробормотала Пеплогривка.

— Понимаю, — сказал ей Львиносвет. — Но я не в новую Великую Битву рвусь, ты не подумай. Но насколько опасным это может оказаться, преподать урок парочке домашних кисок и объяснить им, что не стоит связываться с племенными котами?

— Ты про ту парочку домашних кисок, что одолела племя Теней? — заметил Ежевичная Звезда, обернувшись через плечо.

— Пф, племя Теней! — Улыбнувшись, Львиносвет закатил глаза.

— Помни, что у тебя больше нет твоих... твоих способностей, — предупредила его Пеплогривка. — Тебя могут ранить, как и любого другого кота.

— Я буду осторожен, — заверил её Львиносвет, размяв когти. — Не беспокойся.

Пеплогривка скептически взглянула на кота, очевидно, не разделив его уверенности, но вслух ничего не сказала.

— Эй, Ежевичная Звезда! — раздался голос Искры в нескольких лисьих хвостах сбоку. — Иди сюда, ты должен это видеть!

Искра с учеником отклонились от тропы в сторону и остановились перед белой кучкой на земле. Приблизившись, Ежевичная Звезда учуял запах племени Теней и понял, что белый цвет принадлежал разбросанным голубиным перьям.

— Должно быть, здесь племя Теней прикончило дичь, — мяукнула Искра.

Ежевичная Звезда кивнул. Запах, вдобавок, был свежим, куда более ясным, чем прочие следы, встретившиеся им по пути.

— Судя по всему, племя Теней и само неплохо справляется, — рассудил Терновик, сделав несколько шагов вперёд и обнюхав перья. — Ты уверен, что им нужна наша помощь с домашними кисками?

— Из одного мёртвого голубя кучу свежей дичи не соорудишь, — мяукнул Ежевичная Звезда. — И помни, что наши границы окажутся под угрозой, если племя Теней начнёт голодать.

Однако когда патруль снова двинулся, Ежевичная Звезда признался сам себе, что начал сомневаться в целесообразности их миссии. «Но я не могу позволить племени Рыжинки страдать, — не унывал он. — И собственные земли необходимо обезопасить». Но его лапы закололо при мысли, что случится, если их застигнет патруль соседей.

Чуть дальше по дороге Ежевичная Звезда заметил, что сосны начали редеть. Он принюхался и уловил расплывчатый запах Двуногого и его собаки, но тут же расслабился, стоило ему осознать, что их уже давно не было поблизости.

Джесси оказалась сбоку от него.

— Видишь тот пенёк? — мяукнула она, махнув хвостом на останки поражённого молнией дерева. — Уверена, что узнаю его. Мы уже точно близко к цели. — Она начала идти осторожнее, время от времени принюхиваясь, а остальные патрульные сгруппировались, следуя за ней.

— Чую следы домашних кисок, — провозгласила Джесси, подняв голову. — И я уверена, что это — те самые, что нападали на племя Теней.

— А отчего ты так уверена? — Прищурилась Пестроцветик. — Мы не будем нападать на домашних кисок, если они невиновны.

— Нет невиновных кисок! — вскрикнул Снеголап. — Они все — жирные и ленивые!

Джесси многозначительно прочистила горло.

Снеголап глянул на неё исподлобья и свесил ушки.

— Прости, — буркнул он.

— В ненужную битву мы ввязываться не будет, — убеждал Ежевичная Звезда соплеменников. — Искра, ступай в том направлении, — приказал он, махнув хвостом. — А ты, Пеплогривка — в том. Ищите новые запахи кисок и любые следы патрулей племени Теней.

«А то очень не хочется попасться здесь, — мысленно добавил он, когда две кошки устремились в противоположных направлениях. — Эти охотничьи угодья теперь принадлежат племени Теней».

Ежевичная Звезда дождался, пока Пеплогривка и Искра вернутся, но те пришли с пустыми лапами, не обнаружив никаких следов домашних кисок.

— Нужно подойти ближе к их гнёздам, — мяукнула Джесси. — Сюда.

Она вела их вперёд, пока деревья ещё сильнее не поредели, а густые заросли не заполнили промежутки между стволами. Протиснувшись сквозь плотные кустарники, которые царапали ему кожу и вымочили до нитки, Ежевичная Звезда выбрался на поляну, по дальней границе которой тянулся ряд оград Двуногих. За ними высился ряд Гнёзд Двуногих, построенных из красноватых камней.

Когда весь патруль высвободился из зарослей и заскользил по незнакомой земле, окутанной запахом Двуногих, Белохвост приблизился к Ежевичной Звезде и прошептал:

— Напоминает мне старый лес, то место, где лес заканчивался, и начиналось место Двуногих.

— Ты прав, — согласился Ежевичная Звезда. — Те же растения, и запахи...

— Моя маман, Принцесса, родом из точно такого же Гнезда, — продолжил Белохвост. — И Огнезвёзд...

Ежевичная Звезда кивнул, почувствовав укол неожиданного горя от того, что он никогда больше не увидит старого леса. Но, спустя миг, его мысли перебил зов Джесси.

— Теперь я точно знаю, где мы! Я узнаю то большое дерево с белыми цветами. Сюда, идёмте!

Она побежала впереди, набирая уверенность с каждым новым рывком, а остальные патрульные поспешили за ней.

— Вон, видите то Гнездо со сломанной оградой? — мяукнула Джесси. — Там же местечко, где я любила играть с парой маленьких двуногих. Отсюда уже недалеко.

— По-моему, она просто решила нас впечатлить, — прорычал Терновик, поравнявшись с Ежевичной Звездой.

— Мы без неё были бы совсем пропащими, — заметил Львиносвет. — В прямом смысле.

Наконец, Джесси остановилась, и патруль собрался вокруг неё.

— Домашнего кота, который живёт за этим забором, зовут Виктор, если мне не изменяет память, — начала она. — Он ходит в лес с Зигги и Ригой. Если кто и чинит неприятности, то точно эта троица.

— Благодарю, Джесси. — Ежевичная Звезда обернулся к соплеменникам. — Оставайтесь здесь, — приказал он. — Мы с Джесси отправимся вперёд, разведать обстановку.

Он обратил внимание, что воители не слишком обрадовались этому решению, но, поскольку вслух никто возражений не высказал, кот развернулся и вскочил на вершину ограды. Джесси последовала за ним, и вместе они оглядели ухоженный участок травы за Гнездом Двуногих, окружённый кустами и разноцветными цветами Двуногих.

— Виктора ни следа, — проговорила Джесси. — Он мог уйти в гости к другим.

— Раз так, пойдём, поищем, — мяукнул Ежевичная Звезда.

С Джесси во главе процессии, двое котов бегали с забора на забор, проверяя огороженные участки и их неизменно травянистые дворики. Ежевичная Звезда чуял нескольких незнакомых котов, но на глаза они ему не попадались.

Неожиданно мощный аромат окутал кота с головой.

— Вы кто такие? Я вас не звал. Что вам нужно? — пророкотал голос позади него.

Ежевичная Звезда обернулся, неловко зашатавшись на узкой вершине забора. Перед ним, обнажив зубы в зловещем оскале, стоял мускулистый чёрно-белый кот.

— А кто спрашивает? — спросил Ежевичная Звезда. — Виктор?

— Нет, я его друг, — ответил чёрно-белый кот. — Меня зовут Уэбстер. — Он посмотрел за плечо Ежевичной Звезды и заговорил с Джесси. — Тебя я где-то видел, только не помню, как звать. Что ты делаешь с этими дикарями?

— Меня зовут Джесси, а его — Ежевичная Звезда, — ответила Джесси. — Мы пришли сказать вам, чтобы вы оставили диких котов в покое.

Несмотря на дерзость в её голосе, это заявление прозвучало довольно невнятно. «С чего бы им делать то, что мы им говорим, если мы не подкрепим свои слова когтями?» — подумал Ежевичная Звезда.

— Ну, разумеется, — съязвил Уэбстер. — Мы последуем вашим указаниям с точностью... до наоборот!

Ежевичная Звезда чувствовал себя в уязвимой позиции на вершине забора, его лапы дрожали, а выпущенные когти того и норовили соскользнуть. Уэбстер презрительно вильнул кончиком хвоста и угрожающе метнулся вперёд, оказавшись практически нос к носу с Ежевичной Звездой. И хотя полосатый воин понимал, что его прикрывала Джесси, уже ощетинившаяся и изготовившаяся к драке, но он осознавал, что не сможет справиться с этим котом в этих условиях, на такой высоте от земли.

«Уэбстер что, собирается броситься на меня прямо на вершине забора? — заволновался Ежевичная Звезда. — Я, конечно, знаю, что у домашних кисок равновесие хоть куда, но не настолько же!»

— Готовься спрыгивать, — бросил он Джесси. — Примем бой на земле.

— Ах, да, — новый голос замурлыкал позади него, дальше Джесси. — Разве не прекрасная мысль?

Ежевичная Звезда обернулся через плечо и увидел трёх домашних кисок, надвигавшихся на Джесси на вершине ограды. Все трое воинственно распушились и смотрели прямо перед собой сверкающими отчаянно-смелыми глазами.

— А вот это Виктор, — бросила Джесси, указав хвостом на бледно-бурого полосатого кота, стоявшего впереди. — Рыжая кошка за ним — Скарлет, а серебристый, в полоску — О'Хара. Зигги и Рига где-то неподалёку, это точно.

О'Хара помахал Ежевичной Звезде хвостом.

— Какая приятная встреча, — проурчал он.

Словно по сигналу, все четыре киски кинулись на Ежевичную Звезду и Джесси.

— Прыгай! — взвыл Ежевичная Звезда.

Вместе с Джесси он соскочил с ограды и приземлился со стороны леса. Яростно завизжав, домашние киски метнулись вслед за ними. О'Хара приземлился на спину Ежевичной Звезде и сбил того с лап. Грозовой предводитель перевернулся на спину и вскочил снова, проведя когтями по серебристому боку кота.

Джесси отважно сдерживала натиск Уэбстера, но никакая сила воли кошки не могла компенсировать преимущество Уэстера в массе, которое он активно использовал. Уэбстер, судя по всему, был бойцом со стажем, он крепко-накрепко зажал Джесси в когтях и не давал её ни малейшей возможности нанести удар. Когда О'Хара отступил, и Ежевичная Звезда хотел было кинуться на помощь Джесси, сзади в него врезались ещё два тела. Кот взвыл, когда почувствовал, как когти впиваются ему в плечи. Извернувшись, он оказался лицом к лицу с Виктором и Скарлет: их глаза горели огнём, а шубы распушись, словно ежовые иглы. Коты навалились на Ежевичную Звезду, пытаясь вжать его в землю.

Припомнив свои боевые тренировки, Ежевичная Звезда расслабился, позволив двум кискам придавить себя.

— Вот трус! — засмеялась Скарлет. — А я-то думала, что лесные коты умеют драться.

Не тратя дыхание на ответ, Ежевичная Звезда взмыл вверх, балансируя на задних лапах и отрабатывая по своим противникам передними. Его когти исполосовали морду Виктора: домашний котик завизжал от боли и отступил, выводя себя из зоны поражения. Но, несмотря на то, что второй удар Ежевичной Звезды угодил точно в ухо Скарлет, она не остановилась, а, лишь тряхнув головой, снова бросилась на лесного кота. Виктор, оправившись, присоединился к ней, прижав Ежевичную Звезду к земле. Когда лапы кота не выдержали, и он рухнул наземь, то уловил тень тощего чёрного кота, мчащегося в гущу схватки, с рыже-белым домашним котиком сразу позади него.

«О, нет! Должно быть, это Зигги и Рига! Теперь мы с Джесси точно станем падалью!»

— В бой, Грозовое племя! — истошно закричал он.

Ежевичная Звезда был на последнем издыхании под тяжестью Скарлет и Виктора. Он уже было решил, что соплеменники не услышали его, но тут раздались раскаты дерзновенного воя, столь громкие, что они заглушили собой прочие звуки битвы, и из зарослей выскочили коты.

«Хвала Звёздному племени! Мои воители прибыли!»

Уже мгновением спустя вес домашних кисок исчез, и Ежевичная Звезда краем глаза увидел, как Пеплогривка погнала Виктора в кусты. Искра метнулась и распорола один бок Скарлет, а Снеголап повторял движения наставницы по другому боку домашней киски, отчего Скарлет совсем растерялась и не понимала, от кого ей отбиваться.

«Ты очень хорошо обучила своего подопечного, Искра», — подумал Ежевичная Звезда.

Белохвост отбросил Уэбстера прочь от Джесси и теснил его ещё дальше, нанося один за другим удары ему по ушам. Джесси с трудом поднялась на лапы, побитая и окровавленная, но готовая снова броситься в бой. Ежевичная Звезда устремился к ней, но путь ему перградил рыже-белый кот, который бросился на Грозового предводителя с гневным рыком и прицелился нанести удар выпущенными когтями. Ежевичная Звезда пригнулся, пропустив его удар мимо себя, и боднул котика в грудь, сбив того с лап, а затем навалился на него сверху, царапая коту живот всеми четырьмя лапами. Котик еле-еле высвободился и тут же кинулся наутёк.

Ежевичная Звезда поднялся с земли и осмотрелся, его голова раскалывалась после напряжённого поединка. «Никогда не видел, чтобы домашние киски так сражались!» Он увидел, что О'Хара подсёк Львиносвета и затем сел на него, располосовав золотому воителю плечи, но Пеплогривка тут же схватила его и стащила с товарища, а вскоре и вовсе помчалась за врагом, гоня того прочь с поля боя. Львиносвет поднялся на лапы и посмотрел вслед Пеплогривке с яростью в глазах. Ежевичная Звезда понял, что кот рассвирепел оттого, что Пеплогривка решила, будто ему требовалась помощь, хотя у самой кровь тоже обильно сочилась из ран.

Мало-помалу Грозовые коты начали теснить оставшихся домашних кисок к оградам Двуногих, их воинская подготовка позволяла пресекать любые беспорядочные атаки противника. Ежевичная Звезда заметил, что Джесси скопировала его движения, поднырнув под удар чёрной домашней киски и столкнув её с лап. Киска поспешила откатиться подальше от когтей Джесси и убраться восвояси.

«Джесси быстро учится!» — с гордостью подумал Ежевичная Звезда.

— Отличный манёвр! — крикнул он ей.

Виктор выпрыгнул из ближайшего куста и метнулся на Пестроцветик, та упала, не выдержав натиска кота и его массы. Ежевичная Звезда подскочил к ним и оттолкнул Виктора, попутно впившись зубами тому в хвост. Кот взвизгнул от боли и развернулся лицом к Грозовому предводителю, но не сумел вовремя поймать равновесие, что позволило Ежевичной Звезде с лёгкостью придавить его к земле.

Стоя над Виктором, прижимая его двумя задними лапами, Ежевичная Звезда обнажил когти на поднятой вверх лапе, приготовившись перерезать Виктору горло.

— Сдаёшься? — рыкнул он.

Виктор обнажил зубы и оскалился.

— Давай, убей меня, блохастый!

Ежевичная Звезда сделал шаг назад, позволив поверженному котику подняться на лапы.

— Сдаёшься? — повторил он.

Виктор смотрел на противника озадаченным взглядом, явно не понимая, почему лесной кот оставил его в живых. Остальные домашние киски, не считая сбежавшего чёрного кота, собрались вокруг, не меняя своих угрожающих выражений лиц.

— Воители не убивают, если нет нужды, — сказал им Ежевичная Звезда. — Но вы должны позволить диким котам охотиться в этом лесу.

— С чего бы это? — прошипела Скарлет.

— Потому что если вы этого не сделаете, то мы вернёмся и приведём с собой больше воителей, и пощады вам уже не будет, — прорычала Пестроцветик.

Домашние киски всё ещё колебались, но тут Львиносвет сделал шаг вперёд. Его золотистый мех был пропитан кровью, а в янтарных глазах читалась неприкрытая угроза. Ему не нужно было слов, все киски сами поняли, что от него лучше держаться подальше.

— Хорошо, — наконец согласился Виктор, подавляя ярость в голосе. — Мы оставим белкодавов в покое.

— Вот и славно. — Ежевичная Звезда уже собрался было отдать патрулю приказ возвращаться в лагерь, но тут новый голос раздался позади него:

— Что, во имя Звёздного племени, вы себе позволяете?!

Глава 22

Ежевичная Звезда резко обернулся. В лисьем хвосте от него стоял Рябинозвёзд, а рядом с ним — Сосногривка, Хорькоглаз и его ученик, Шиполап. Все четверо котов так распушили свои шкуры, что казались вдвое больше своих обычных размеров. Их яростные взгляды были устремлены на Грозовых котов.

— Как вы посмели прийти сюда? — зашипел Рябинозвёзд.

Краем глаза Ежевичная Звезда заметил, что домашние киски поспешили воспользоваться заминкой и крадучись ускользнули восвояси. Он сделал шаг вперёд, попутно судорожно соображая, как оправдать себя и своих патрульных. «Вот ведь лисий помёт! Я надеялся, что мы успеем сбежать прежде, чем племя Теней узнает, что мы сюда приходили».

— С чего вы взяли, что можете сражаться в наших битвах вместо нас? — прорычал Рябинозвёзд. — Эти охотничьи угодья ныне принадлежат нам. Кто дал вам право ступать на эти земли? — Он поглубже вонзил когти в почву, словно затачивая их перед тем, как исполосует лицо Ежевичной Звезде. — Вы пришли к нам и предложили помощь, но мы отказались. Неужто вам не ясно значение слова «нет?»

— Я думал... — начал Ежевичная Звезда.

— Ты не думал! — отрезал Рябинозвёзд. — И Огнезвёзд тоже никогда не думал! Он всегда считал, что ему одному известно, как всем племенам лучше жить!

Оскорбившись, Ежевичная Звезда был вынужден приложить колоссальные усилия, чтобы не поддаться гневу. Ему не хотелось, чтобы другие коты считали, будто он ставит себя выше прочих предводителей и вмешивается в их дела, особенно если в этом нет необходимости.

— Я выяснил, что Джесси располагала информацией о них, — мяукнул он, поведя ушами в сторону бурой кошки. — Она знала, где живут эти буйные домашние киски.

Рябинозвёзд перевёл взгляд на Джесси.

— Это потому что она сама — домашняя киска, так ведь? — Кот усмехнулся. — Грозовое племя снова открыло набор домашних кисок, какая неожиданность! — съязвил он, взмахнув хвостом. — Не суй свой нос в наши дела, Ежевичная Звезда. Позаботься о собственном племени.

По команде Рябинозвёзда коты племени Теней окружили Грозовой патруль и начали теснить его к домашней территории, не давая им отойти далеко друг от друга. У Ежевичной Звезды складывалось неприятное ощущение, будто их сопровождают до границы, словно мелких нарушителей. «Что бы Рябинозвёзд ни говорил, мы спасли их жалкие шкуры», — гневно подумал он, но вслух ничего не сказал, понимая, что его слова делу не помогут.

Они пересекли территорию племени Теней и добрались до своей границы у травянистой поляны.

— А теперь проваливайте и держитесь подальше, — рыкнул Рябинозвёзд. Он кивнул головой, и его патруль устремился вглубь собственных земель.

— Вот ведь неблагодарные плешивые комки шерсти! — не выдержал Снеголап, как только коты племени Теней скрылись в зарослях. — Мы же помогали им! Они должны благодарить нас!

— Видишь ли... — Искра прижала уши. — Мне кажется, нам не стоило им помогать, пока они нас сами об этом не попросили.

— А мне кажется, нам в принципе не стоило им помогать, — мяукнул Терновик.

— Поверить не могу, что они так сильно рассердились! — пробормотала Джесси, которая ещё не успела оправиться от шока. — Мне так жаль, Ежевичная Звезда. Я не хотела, чтобы ты попал в неприятности.

— Ты не виновата, — сказал ей Ежевичная Звезда. — Я сам принял это решение, и, если благодаря нему патрули племени Теней перестанут заходить на нашу территорию, оно окажется верным.

«Эх, ещё бы сам я был в этом так уверен, — добавил он про себя. Оглядев своих помятых воителей, он задумался, а разумно ли поступил, втянувшись в этот бой, или просто поддался харизме и смелости Джесси и пошёл у неё на поводу.

К лагерю Ежевичная Звезда и его коты добрались уже после того, как солнце миновало зенит. Большинство котов растянулись на поляне и пытались согреться в редких лучах бледного солнечного света, который то тут, то там пронзал облачную завесу. Белка беседовала с Бурым у входа в тоннель и вскочила на лапы, лишь завидев воротившихся патрульных.

— Великое Звёздное племя! — воскликнула она, зашагав к ним. — Что случилось?

— Киски случились, — наскоро буркнул Ежевичная Звезда.

— Но вы... Вы так сильно ранены! — Зелёные глаза Белки наполнились ужасом, кошка развернулась и бросилась назад, к туннелю. — Воробей! — взвыла она. — Сюда! Нужна твоя помощь!

В тот же миг целитель выскочил из туннеля. Он разомкнул челюсти и распробовал воздух. Ежевичная Звезда понимал, что тот, лишь зачуяв, способен тут же распознать аромат крови.

— Я знал, что это было ошибкой, — замяукал Воробей, когда приблизился к патрулю и начал обнюхивать их раны. — Особенно учитывая, что Листвичка до сих пор в лагере племени Теней. Она нужна мне здесь!

«Ох, Звёздное племя! — подумал Ежевичная Звезда. — Надеюсь, Рябинозвёзд не выместит свой гнев на нашей целительнице!»

Фрэнки и Минти пересекли поляну и остановились рядом с Джесси. Ужас застыл на их лицах, когда они увидели кровь, запекшуюся на ранах на плечах кошки.

— Ты и вправду сражалась? — спросила Минти, широко распахнув глаза.

— Вы одолели тех домашних кисок? — вопросительно мяукнул Фрэнки.

Ежевичная Звезда слушал, как Джесси рассказывала им о битве, с особенным смаком иллюстрируя самые опасные моменты. Фрэнки и Минти едва дышали, слушая, как Джесси, очень довольная собой, повествовала о победе над Виктором и его друзьями.

— Ничего себе! — Фрэнки был скорее впечатлён, нежели напуган. — Жаль, что я не пошёл с вами.

— Мне не жаль, — вздрогнула Минти.

— Было великолепно! — Глаза Джесси просияли от восхитительных воспоминаний. — Я знала, что мне тоже достанется, и будет больно, но преподать этим домашним кискам урок стоило того!

Ежевичная Звезда обратил внимание, что, пока он слушал разговор кисок, к нему сбоку подошёл Бурый.

— Ты всё ещё уверен, что не сводил счёты за наших гостей? — прошептал он.

На какой-то миг Ежевичная Звезда засомневался. «Нет, — твёрдо заверил он самого себя. — Джесси искренне пыталась помочь».

Прежде, чем он успел ответить Бурому, его отвлекли стоны Львиносвета. Златогривый воитель пошатнулся и завалился набок.

— Какая боль... — просипел он.

— Я же говорила тебе! — вскрикнула Пеплогривка, подбежав к нему. — Когда ты уже поймёшь, что больше не неуязвим?

Она подняла Львиносвета на лапы, а Воробей подпёр его с другого боку. Вместе два кота не то отвели, не то оттащили его в туннель, где его ранам будет оказан необходимый уход. Остальные патрульные пошли следом.

— Мышеголовые! — недовольно бормотал Воробей по дороге. — Вы все мышеголовые! И всё из-за кучки домашних кисок!

Не смея попадаться на глаза сердитому целителю, Ежевичная Звезда смотрел ему вслед. Он чувствовал, как мрачное настроение распространялось по племени: коты чувствовали, что, хотя они одержали победу, она оказалась пустой. Судя по всему, довольны были исключительно домашние киски.

— Пойдём, — мяукнул он Джесси, коснувшись кончиком хвоста её плеча. — Тебе тоже надо сходить к Воробью, чтобы он осмотрел твои раны. — Когда она развернулась и пошла за ним, покинув своих товарищей, он добавил: — Я очень благодарен тебе за проявлённую отвагу, Джесси. Я знаю, что тебе эта битва далась тяжелее, чем любому из нас.

Джесси замерла и посмотрела ему в глаза.

— Я просто повторяла за тобой, — мяукнула она. — Мне попался самый лучший учитель.

В этот миг Ежевичная Звезда совсем растерялся, не зная, что ответить ей. Но прежде, чем эта неловкая пауза могла растянуться ещё сильнее, подошла Белка. Джесси поклонилась Ежевичной Звезде и побрела вовнутрь, к Воробью.

Ежевичная Звезда напрягся, ожидая взбучки от глашатой, и приготовился к обороне. Но, к его удивлению, взгляд Белки был полон сочувствия и понимания.

— Ты не мог сидеть сложа лапы, — мяукнула она. — Племени Теней нельзя было позволять охотиться на наших землях. Ты пресёк их действия тем способом, который счёл наиболее разумным.

— Именно этим я и мотивировал своё решение, — ответил Ежевичная Звезда.

— Проблема в том, — продолжила Белка. — Что это может быть расценено как вмешательство и прямое оскорбление племени Теней, да и наших воителей ты подверг неоправданному риску.

— Ты права, — признал кот, вздохнув.

Белка наклонилась к нему и аккуратно лизнула его в ухо.

— Забудем об этом, — сказал она ему. — Впредь будем концентрироваться на проблемах нашего племени и наших соплеменников.

Когда она договорила, подошла Песчаная Буря, а из её челюстей свисала мышка.

— Давай-ка, Ежевичная Звезда, тебе надо поесть.

Ежевичная Звезда почувствовал, как его желудок заурчал от голода. От тёплого запаха мыши его рот заполнился слюной, но он задержался на мгновение, осмотревшись, все ли его патрульные отправились в туннель на лечение к Воробью, и только убедившись в этом, присел и вцепился в мышь.

— Благодарю тебя, Песчаная Буря, — проговорил он сквозь набитый рот.

Пока он ел, появился Крутобок и по-дружески пихнул его в бок.

— Знаю, ты переживаешь, правильно ли поступил, — начал он. — Так знай: переживать не нужно. Ибо Огнезвёзд действовал бы точно так же.

Ежевичная Звезда зажмурился.

— Рябинозвёзд тоже так сказал.

Крутобок на миг затих, а Ежевичная Звезда заглотнул остатки мыши. Когда серый кот заговорил, он словно читал мысли Ежевичной Звезды.

— Между прочим, Огнезвёзд бы не счёл это неоправданным вмешательством. Он искренне верил, что, если другому племени необходима была бы наша помощь, то нашим долгом было предоставить её.

— Но это не так, — заметил Ежевичная Звезда, облизнув усы. — По крайней мере, в Воинском Законе нет такого. Я должен быть верен своим соплеменникам, а не другим котам.

— Помимо Воинского Закона существует такая вещь, как общекотовая мораль, — фыркнул Крутобок.

— Как бы ты поступил? — спросил Ежевичная Звезда.

— Я бы пошёл по стопам Огнезвёзда, — без тени сомнений ответил Крутобок.

Пока Ежевичная Звезда взвешивал его слова, из туннеля вывалился Пурди и пристроился рядом с ним.

— Эт-самое, вы тут напомнили случай, когда, в мои-то времена, как живал я молодым котом со своим Прямоходом... — начал он.

Ежевичная Звезда подавил вздох. «Пурди, сейчас не время для твоих бесконечных баек». Но старика было не остановить, он уже вовсю ведал замысловатую историю о том, как помогал коту по соседству расправиться с новой собакой его Прямохода, и как тот прокрался в гнездо Пурди и украл его еду.

— Вот и сказал я себе, хватит это терпеть, и тогда...

Ежевичная Звезда перестал слушать, когда покачнулся куст папоротника на краю поляны, и в лагерь вошла Листвичка. Её шерсть стояла дыбом, в воздухе от неё волнами распространялась ярость.

Ежевичная Звезда пересёк поляну и подошёл к ней.

— Листвичка! Ты в порядке?

— Рябинозвёзд меня выгнал! — Глаза Листвички искрились от негодования. — Сказал, что сыт по горло вмешательством Грозового племени! Ежевичная Звезда, что ты натворил?

Искра и Пеплогривка выглянули из туннеля, их раны были перетянуты паутиной, а сверху была наложена мазь из ноготков. Они помогли Ежевичной Звезде объяснить Листвичке, что случилось после битвы с домашними кисками.

— Как ты мог быть таким мышеголовым? — вздохнула Листвичка, покачав головой. — Кодекс целителей предусматривает помощь другим племенам, но не Воинский Закон. Ты должен прекратить ориентироваться на Огнезвёзда. Будь честен с самим собой.

— Кроме того, Львиносвет серьёзно ранен, — добавила Пеплогривка.

— Что? — Листвичка на мгновение замерла, расширив глаза в ужасе. Затем, не сказав больше ни слова, она понеслась к туннелю и скрылась внутри.

«Быть честным с самим собой? — Задумался Ежевичная Звезда, хмуро смотря ей вслед. Его обязанности таким грузом ложились ему на плечи, что коту казалось, будто он носит на себе весь лес. — Знать бы, как».

Глава 23

Ежевичная Звезда сидел в укрытии под орешником и смотрел, как Минти кралась к мыши. Другие члены патруля, Фрэнки и Джесси, наблюдали за ней поодаль, оставаясь за пределами поляны. «Поверить не могу! — мысленно усмехнулся Ежевичная Звезда. — Охотничий патруль из домашних кисок!»

Но с тех пор, как состоялся поход на новые охотничьи угодья племени Теней, миновала четверть луны, и вся троица добилась значительных успехов в навыках выслеживания дичи. Даже Минти, которая, вдобавок, обладала преимуществом благодаря маленькому размеру и лёгкому весу. Мышь, копошащаяся среди корней бука, и понятия не имела, какая угроза нависла над ней. Кошка даже не забыла проверить, в каком направлении дует ветер.

Внезапно Минти бросилась вперёд и придавила мышь вытянутой лапой.

— Поймала! — воскликнула она.

Мышь в ужасе заверещала.

— Ах ты, бедняжка! — Минти отпрыгнула и отняла от зверька лапу, и мышь поспешила пуститься в бега.

Однако она не успела уйти далеко: Фрэнки, покачав головой и раздражённо вздохнув, кинулся за ней и прибил её стремительным ударом в голову.

— Хороший улов! — похвалил Ежевичная Звезда, когда домашний котик подошёл к нему с ещё тёплым тельцем, свисавшим у его в зубах.

Минти присоединилась к патрульным мгновение спустя; её голова понуро повисла на плечах.

— Простите, — мяукнула она. — Но я не могу удержаться, когда они начинают плакать.

— Когда ты их поедаешь, тебя ничто не останавливает, — с укоризной заметила Джесси.

— Знаю. В следующий раз я попытаюсь сдержать себя в лапах, — пообещала Минти.

— Выслеживаешь ты научилась очень хорошо, — подбодрил её Ежевичная Звезда. — Может, попробуешь разыскать ещё какую-нибудь дичь?

Минти послушно принялась вертеть головой и нюхать потоки воздуха, и уже скоро вышла на новый след и устремилась через поляну, держа нос ближе к земле.

— Какая молодец! — обрадовался Ежевичная Звезда.

— Странно, — пробормотала Минти. — Я не узнаю этот запах, но, наверняка, это какая-то добыча, да?

Ежевичная Звезда и остальные молча наблюдали за кошкой: та сунулась в кусты ежевики на противоположной стороне поляны и замерла, лишь ещё бёдра и хвост продолжали торчать снаружи. Чувствуя, как его шерсть начала становиться дыбом, словно предчувствуя опасность, Ежевичная Звезда распахнул челюсти и распробовал воздух. В тот же миг Минти начала неспешно отступать из зарослей.

— Это... Совсем не добыча... — промяукала она.

В горло Ежевичной Звезды ударил лисий смрад, а из глубины кустов раздался жуткий рык. Минти развернулась и помчалась по поляне, волоча своё брюхо по траве и задрав хвост трубой. Из ежевики позади неё выскочил молодой лис.

— Назад! — крикнул Ежевичная Звезда домашним кискам.

Кинувшись вперёд, воин столкнулся с лисом на середине поляны и поднялся на задние лапы, чтобы отработать когтями передних лисью морду. Лис затявкал, то ли от боли, то ли от неожиданности, и метнулся на Ежевичную Звезду, разинув пасть. Кот нырнул в сторону, но прежде, чем отскочить на безопасное расстояние, успел, вдобавок, наградить лиса ударом в бок.

Зверь извернулся, намереваясь последовать за ним, но его растерянность уже начала давать о себе знать. «Что, не ожидал, что добыча будет отбиваться?» — довольно подумал Ежевичная Звезда, а затем снова бросился вперёд и рассёк лису ухо молниеносным ударом лапы. Издав протяжный визг, преисполненный ужаса, тот сделал шаг назад, а потом развернулся и бросился бежать прочь с поляны, и уже скоро скрылся в густых зарослях папоротника. В тот же миг на сцену выбежал другой охотничий патруль Грозового племени во главе с Мышеусом.

— Мы услышали драку! — заговорил Мышеус. — Вы целы?

— Целы, — просипел Ежевичная Звезда. — Собери своих патрульных и отправляйся в погоню, — добавил он. — Не останавливайтесь, пока не найдёте его логово.

— Понял. — Мышеус махнул хвостом своим котам и умчался в гущу папоротников, выслеживая лиса по горячим следам.

«Как хорошо, что они вовремя появились, — подумал Ежевичная Звезда. — Весь лес мы от лис избавить, к сожалению, не сможем, но нам необходимо точно знать, где они живут, особенно теперь, когда мы охотимся за внешней границей».

Три домашних киски обступили Ежевичную Звезду и с восхищением уставились на него.

— Это было потрясающе! — воскликнул Фрэнки.

— Никогда не думала, что кот может вот так вот одолеть лису, — добавила Джесси, сияя от восторга. — В жизни не видела никого столь же храброго!

— Это пустяки, — мяукнул Ежевичная Звезда, которому в тот момент очень хотелось заёрзать лапами по земле, подобно смутившемуся ученику. — Лис молодой, его легко было сбить с толку. Кроме того, нам прогонять лис или барсуков — обычное дело.

— Барсуков! — взвизгнула Минти. — Пурди мне о них рассказывал. Они же огромные! — Она взволнованно огляделась по сторонам, словно ожидая, что гигантская чёрно-белая тварь вот-вот выскочит из-за кустов и схватит её.

— Поверь мне, встречаются они редко, — успокоил её Ежевичная Звезда. — Мы давным-давно изгнали из леса всех барсуков. Но, если ты боишься, я готов показать тебе пару полезных приёмов, так что, в случае чего, будешь готова.

Минти сделала шаг назад и вжалась в землю, словно желая забиться в туннели и не вылезать оттуда до конца жизни. Но Джесси и Фрэнки, услышав такое предложение, напротив, оживились, и с интересом навострили ушки.

— Нам, нам покажи! — мяукнул Фрэнки. — А то кто знает, и не такие неприятности могут приключиться.

— По сути, вы можете использовать те боевые техники, которые как раз изучаете, — начал объяснение Ежевичная Звезда. — Но вам нужно получше отработать бросок вперёд для удара и быстрый отскок, подобно тому, который я недавно провернул. С барсуками он ещё лучше работает, ибо они медленнее лис. Другой вариант, которым можно опробовать — вскочить барсуку на спину. Вцепитесь когтями в него по самые не хочу, и всё, он до вас не доберётся.

— На спину? — ахнула Минти, ужаснувшись.

— Покажи, как прыгать, — попросила Джесси.

— Хорошо. — Ежевичная Звезда сделал шаг вперёд и оказался сбоку от кошки. — Сперва прими охотничью стойку. Когда Джесси прижалась к земле, он продолжил. — Отлично, а теперь запомни, вот такое положение задних лап...

Он прервался, когда уловил движение на краю поля зрения. Кот обернулся и увидел, что на поляну выбежала Белка. Она спешила к нему, в её зелёных глазах читалось волнения.

— Мне доложили о лисе, — сказала она ему. — Всё ли хорошо? — Заметив Джесси, которая застыла в необычной позе, она добавила: — Эм... Вы чем занимаетесь?

— Я показываю ей, как отогнать барсука, — мяукнул Ежевичная Звезда.

— Ах, во-от как, — протянула Белка. — Мы с тобой однажды тоже дрались с барсуком, помнишь? В старом лесу. С нами был Терновик. Тогда я ещё была твоей ученицей.

Белка подняла голову, и их глаза встретились. Воспоминания лавиной обрушились на него. «Тогда она на меня посмотрела точно так же, — подумал Ежевичная Звезда. — Буквально на мгновение, пока мы удирали от того барсука».

Белка вышла из ступора и отряхнулась.

— Проверю, нет ли других следов того лиса, — мяукнула она.

— Береги себя! — предостерёг её Ежевичная Звезда.

— Я могу за себя постоять, — ответила Белка. — Ты же сам меня учил. — В её голосе чувствовалось тепло, но сияние в глазах кошку потухло тут же, стоило ей снова обратить внимание на Джесси. Она резко развернулась и кинулась прочь с поляны.

Ежевичная Звезда обернулся к Джесси и стал терпеливо выжидать, пока та запоминала нужную стойку. «Великое Звёздное племя! — подумал он. — Белка что, ревнует, потому что я теперь обучаю Джесси? Вот потеха!»

Джесси выпрямилась из стойки, сделала полоборота и пару раз энергично лизнула грудку. Ежевичной Звезде показалось, что кошка немного смутилась.

— Пора возвращаться в тоннели, — рассудил он. — Фрэнки, мышь свою не забудь.

— Не знаю, как вы, а я для себя твёрдо решила, что, если встречу барсука, побегу так быстро, что пятки сверкать будут, — объявила Минти по дороге обратно к лагерю. — Или на дерево заберусь. Они же по деревьям не лазают? Или лазают? — переспросила она, взволнованно посмотрев на Ежевичную Звезду.

— Нет, не лазают, — уверил он её.

— Значит, так и поступлю, — решила Минти.

Пока они шли домой, начался небольшой дождь, который очень быстро усилился. Ежевичная Звезда замахал хвостом в гневе: после нескольких дней сухой погоды он понадеялся, что ливням настал конец.

Когда они добрались до входа в тоннель, он увидел Кувшинку, Снеголапа, Каплелапа и Янтарку, которые носились туда-сюда, перетаскивая в челюстях охапки листьев и укрывая ими кучу свежей дичи, которую вынесли наружу буквально вчера. Маковка, наставница Кувшинки, координировала их действия.

— Торопитесь! — подгоняла она их. — А то нам всем придётся есть мокрых мышей.

— Янтарка! — позвал Долголап ученицу, высунувшись из туннельного проёма. — А ну вернись сюда! Тебе станет только хуже, если будешь мокнуть под дождём.

— У меня уже прошёл кашель, — проворчала Янтарка, но всё же послушалась наставника и засеменила в туннель.

Оставшиеся ученики шустро накрыли всю кучу, остановившись лишь на мгновение, чтобы дать Фрэнки положить туда мышь. Вскоре после этого появились Крутобок и Милли, волоча вдвоём здоровую белку, и сразу же поспешили в укрытие, отряхнув шкурки от дождя прежде, чем просочиться мимо грязевой горы. Маковка и ученики вбежали вовнутрь после них.

Ежевичная Звезда задумался, насколько же проще было пережидать дождь в каменистом ущелье, в котором крыши каждой палатки были плотно заделаны стеблями ежевики и плющом и не пропускали дождь, так что гнёзда оставались неизменно сухими. «Пойдём-ка все вовнутрь, там можно мирно побеседовать, или даже уйти на боковую, возобновим работу, когда вернётся солнце. А то снаружи сейчас ничем заниматься не хочется».

Киски устремились к туннелю, Ежевичная Звезда собирался было последовать за ними, но тут он заметил Листвичку, которая продиралась сквозь промокшие заросли с пучком свежих трав, свисавших у неё изо рта. Ежевичная Звезда кивнул ей, когда та приблизилась. С усиков кошки стекала капельки дождя.

— Смотрю, у тебя тоже хороший улов, — полушутя прокомментировал он.

— Мне пришлось сходить почти до самой внешней границы, чтобы найти их, — сказала ему Листвичка, положив свёрток наземь. — Тут лепестки ромашки, они помогают от болей в суставах пожилым котам. Для Пурди, очевидно, но и Крутобоку, Песчаной Буре и Дыму они не помешают. Хотя они ни за что не признаются, что старые, — добавила она, то ли усмехнувшись, то ли недовольно фыркнув.

— А ко мне какие претензии? — оправдывался Ежевичная Звезда. — Не мне указывать им, когда становиться старейшинами.

— Понимаю, — вздохнула Листвичка. — Но жизнь в туннелях на пользу не пойдёт, доложу я вам.

Она вновь подняла травы и скользнула за гору грязи. Ежевичная Звезда последовал за ней и обнаружил, что большая часть племени уже была внутри. Туннель оказался неприятно переполнен, а дышать было трудно из-за запаха мокрых шкур. Из дальнего конца прохода раздался раздражённый голос Ромашки:

— О чём вы, ученики, только думали? — роптала она. — Сколько раз мне нужно повторить вам, что нельзя ходить в туннель дальше последних гнёзд? К вам что, нужно приставить круглосуточную охрану, чтобы за каждым вашим движением следили? Что касается вас, Черешня и Кротоус, то вам должно быть стыдно: это вы подали им идею!

— Прости, — пролепетала Черешня.

— Но тут скучно, — возразил Кротоус. — Нам тут предстоит целые луны провести!

— Ах, скучно вам! — воскликнула непробиваемая Ромашка. — Я сейчас устрою вам веселье! Как вам такая игра: собери клещей с Пурди!

— Что, они оба, одновременно? — заворчал Пурди. — Они же меня до смерти ощиплют!

От затхлого воздуха и голосов соплеменников Ежевичной Звезде стало дурно. На какое-то мгновение коту показалось, что ему нечем дышать. «Я должен выбраться отсюда!»

— Пойду схожу, проверю уровень воды, — провозгласил он, не обращаясь к кому-либо конкретному.

— Я отправлюсь с тобой, — вызвался Львиносвет, поднявшись из гнезда и пробравшись к предводителю, попутно оттолкнув с дороги Берёзовика и Белохвоста.

Ежевичная Звезда обратил внимание, что златобокий воитель всё ещё сильно прихрамывал от ран, которые получил в бою с домашними кисками.

— Нет, ты должен отдыхать! — приказал он.

— Я уже по горло наотдыхался! — взорвался вдруг Львиносвет.

— Ежевичная Звезда прав, — мяукнула Пеплогривка, погладив Львиносвета хвостом по боку. — Тебе следует запастись терпением.

— Да у меня терпения столько, что оно хлещет через край! — буркнул Львиносвет, смерив подругу обиженным взглядом.

— Я схожу с тобой, Ежевичная Звезда, — предложил Белохвост, уже поднявшийся на лапы.

— Благодарю тебя. Пошли, — мяукнул Ежевичная Звезда, отвернувшись от Львиносвета. «Ему пока привыкнуть, что теперь всё иначе».

На улице дождь хлестал пуще прежнего, но после забитого битком туннеля Ежевичная Звезда не прочь был освежиться под холодным потоком воды, просачивающейся ему под шкурку. Он жадно глотнул влажного вечернего воздуха и пошёл с Белохвостом мимо деревьев, с которых стекали капельки дождя.

— Кажется, будто Великая Битва была так давно, — мяукнул Белохвост, прервав тишину, в которой они следовали на первых порах. — И, в то же время, такое ощущение, будто она была всего луну тому назад. — Он тяжело вздохнул. — Скучаю по Огнезвёзду.

«Он намекает мне, что из меня негодный предводитель?» — заволновался Ежевичная Звезда, почувствовав, как коготки вины заскреблись у него на душе. Но затем он вспомнил, что Огнезвёзд приходился Белохвосту роднёй.

— Всему племени его не хватает, — буркнул он.

— Ой, не переживай, ты отлично справляешься! — заверил его Белохвост, приняв более радушный тон. — Просто доверяй своим инстинктам, и верь, что правильным всегда будет то решение, которое принял бы Огнезвёзд!

Похвала опытного воителя приободрила Ежевичную Звезду, и он почувствовал прилив оптимизма к тому моменту, когда они вышли к кромке воды. Однако эти чувства сменились озадаченностью, когда кот, прошагав вдоль берега, не обнаружил сигнальные палки.

— Они что, упали? — пробормотал он. — Уверен, что вот здесь вот воткнул одну!

— Ежевичная Звезда! — позвал его Белохвост.

Обернувшись, Ежевичная Звезда увидел, что белый воитель стоял в паре лисьих хвостов выше по холму, а рядом с ним из земли торчала сигнальная палка. Другая палка стояла ещё в нескольких лисьих хвостах поодаль, а за ней — другая, и вот, уже целый ряд меток очерчивал границу по склону холма, находясь на приличном расстоянии от края наводнения.

Огромное облегчение накрыло Ежевичную Звезду, и у него даже закружилась голова.

— Вода сходит!

— Великолепно! — Голубые глаза Белохвоста просияли. — Нет никаких сомнений: уже скоро мы вернёмся домой!

Глава 24

— Да ладно? — Мышеус первым вскочил на лапы, когда Ежевичная Звезда и Белохвост вернулись в туннель и объявили, что уровень воды падает. — Я должен это увидеть!

Он вылетел наружу, едва не сбив Ежевичную Звезду и Белохвоста с лап по дороге. Шиповница, Терновик, Берёзовик и ещё несколько котов устремились за ним и скрылись за деревьями. Львиносвет поднялся и собрался было последовать за ними, но Воробей преградил ему путь прежде, чем тот успел выбраться из туннеля.

— Сидеть, блохастый! — шикнул он.

Львиносвет поднял было лапу, словно собираясь заехать брату по уху, но в последний передумал и вернулся в гнездо, гневно махнув хвостом. Когда он свернулся на моховой подстилке, Пеплогривка попыталась утешить кота, лизнув его в уши, но Львиносвет проигнорировал её. Голубые глаза серой воительницы наполнились горечью и раздражением.

— Поговори с Пеплогривкой, — тихо проговорила Песчаная Буря, появившись сбоку от Ежевичной Звезды. — Объясни, что все воители страдают в бою, и научиться терпеливо ждать выздоровления получается не у всех.

Ежевичная Звезда вздохнул. «Советник по отношениям между котами из меня никудышный». Но он понимал, что слова Песчаной Бури были полны мудрости и здравого смысла, поэтому пересилил себя и подозвал Пеплогривку взмахом хвоста.

— Понимаю, у вас не всё гладко... — неловко начал он.

— Я так переживаю! — не удержалась Пеплогривка. — Львиносвет отказывается признать, что больше не неуязвим. Он угробит себя, если так пойдёт и дальше!

— Не угробит, — попытался успокоить её Ежевичная Звезда. — Он не настолько бестолковый. Привыкнет, дай лишь время. — Он хотел представить, как Львиносвет чувствовал себя теперь, после того, как столько времени прожил, не боясь ранений. — Ему придётся найти в себе другой источник храбрости, вот и всё, — продолжил он. — Такой, который будет учитывать появившиеся ограничения. Теперь Львиносвет не может сражаться в одиночку, он должен полагаться на своих соплеменников. Должно быть, ему кажется, что он стал обузой, хотя это не так.

— Понимаю, что не должна постоянно приставать к нему по поводу его безрассудности, — мяукнула она, кивнув. — Мне нужно понять, каково это, когда теперь ты можешь пораниться, а раньше этого никогда не случалось. Ты прав: должно быть, ему кажется, что он подвёл всех нас, потому что больше не может драться, как раньше. Благодарю тебя, Ежевичная Звезда. — Просияв, она вернулась к Львиносвету и свернулась около него, оказывая ему молчаливую поддержку.

— Ты дал ей очень здравый совет, — прошептала Песчаная Буря, снова приблизившись к Ежевичной Звезде.

Предводитель и не знал, что рыжая кошка их подслушивала.

— Потому что ты дала мне хороший совет, — ответил он.

— Всегда пожалуйста, — поклонилась Песчаная Буря.

Оглядев лагерь, Ежевичная Звезда заметил беспокойную Милли, и, в кои-то веки, тревога её, судя по всему, не была связана с Иглогривкой. Её глаза несколько раз прочесали весь туннель, а когда начали возвращаться коты, ходившие проверить уровень воды, она поднялась и стала встречать каждого воителя одним и тем же вопросом:

— Вы не видели Фрэнки?

— Он с нами не ходил, — покачал головой Берёзовик.

— Разве он не с остальными кисками? — мяукнула Шиповница.

Но Джесси и Минти мирно лежали в своих гнёздах и сквозь сон вылизывали друг другу шкуры, Фрэнки же не было и следа. Милли, расталкивая других котов, побрела к ним, а Ежевичная Звезда, поняв, что что-то случилось, засеменил следом.

— Вы видели Фрэнки? — спросила Милли кисок.

— Нет, — ответила Джесси. — Не видели с тех пор, как вернулись из патруля.

— Кто-нибудь видел Фрэнки? — зычно крикнул Ежевичная Звезда, чтобы все соплеменники расслышали его.

Вместо ответа за вопросом последовали лишь покачивания голов и растерянное бормотание.

Минти вскочила на лапы, распушив шубу и хвост.

— О, нет! — простонала она. — Его скушал лис!

— Не надо, я уверен... — начал было Ежевичная Звезда, хотя у него тоже закралось жутковатое подозрение, что с домашним котиком могла приключиться подобная беда. Кот почувствовал, как в племени нарастало напряжение. Тут он уловил движение у входа в туннель, и внутрь ввалился Фрэнки, насквозь промокший и выбившийся из сил.

— Фрэнки! — радостно взвизгнула Минти. — Ты жив!

— Где ты пропадал? — тут же спросила Милли, пробираясь к нему чуть ли не по головам других котов.

Фрэнки осмотрел пещеру и очень удивился, когда заметил, что взгляды всего племени были прикованы к нему.

— А что вы так переполошились? — удивлённо просипел он. — Просто поохотиться сходил. Но, к сожалению, ничего не поймал.

— Я думала, что тебя съели! — жалобно мяукнула Минти, содрогнувшись.

— Как видишь, я цел.

Фрэнки хотел отправиться к гнёздам домашних кисок, но Ежевичная Звезда перехватил его прежде, чем он успел до них добраться.

— Послушай, — мяукнул он. — Не уходи в одиночку, никого не предупредив. Это не безопасно.

— Я могу за себя постоять! — возразил Фрэнки.

«А ёжики летать умеют», — подумал Ежевичная Звезда, но не стал говорить этого вслух: он и так видел, насколько Фрэнки был перепуган и расстроен, поэтому он решил обойтись с котиком помягче: — Сходи поешь и отдохни.

Убедившись, что Фрэнки вышел наружу, к куче со свежей дичью, Ежевичная Звезда повернул голову и обнаружил, что к нему подошла Белка.

— Знаешь, — осторожно начала она. — Тебе не стоит всё время нянчиться с ними. Домашние киски отнимают слишком много твоего внимания, а они всего лишь наши гости. Кроме того, раз вода постепенно сходит, они и так скоро смогут вернуться по своим домам, к Двуногим.

Ежевичная Звезда взглянул на кисок. Фрэнки жевал землеройку, а Джесси объясняла Минти, как правильно выпрыгивать из стойки. Порыв грусти пронёсся по коту от ушей до кончика хвоста, когда он задумался о том, что когда-то им придётся прощаться.

— Честно говоря, я уже привык к ним, — признался он.

— У нас и так хватает голодных ртов, — заметила Белка.

— Они учатся охоте! — упрямо возразил Ежевичная Звезда.

Несколько мгновений Белка неотрывно смотрела на кота, а затем заговорила:

— Ты же сам не знаешь, хотят они остаться, или нет. Пусть сами решат, где им лучше жить.

Когда Ежевичная Звезда очнулся на следующее утро, он едва сумел поверить собственным глазам. Блёклые лучи солнечного света просачивались в туннель, а воздух был насыщен мягкими ароматами зелени. Лапки кота зачесались от приятного предвкушения, и он самозабвенно поскакал наружу, наслаждаясь прикосновениями тепла Юных Листьев на своей шкуре.

Белка, как и всегда, встала спозаранку и уже распределяла патрули, совещаясь с несколькими соплеменниками, собравшимися вокруг неё.

— Белохвост уже ушёл проверять границу с племенем Теней, — доложила она Ежевичной Звезде.

— Тогда я свожу патруль к племени Ветра, — рассудил Ежевичная Звезда. — Хочется выяснить, что они предпримут теперь, раз вода начала спадать.

— Я пойду с тобой, — вызвался Ягодник, протиснувшись сквозь других котов. — Воробей говорит, что я уже могу вернуться к исполнению воинских обязанностей.

— Превосходно, — мяукнул Ежевичная Звезда. Оглядевшись, он заметил Белолапу и Каплелапа. — Вас двоих я тоже возьму. И тебя, Терновик. И... Ага, Яролику. «Лучше набрать котов побольше, на случай, если племя Ветра начнёт нарываться на неприятности».

Однако когда Ежевичная Звезда и его патруль достигли границы с племенем Ветра, на территории Грозового племени не было ни следа соседей. Подобравшись к ручью, Ежевичная Звезда отметил, что поток был несколько шире и глубже обычного, но уже практически вернулся в свои берега. «Не иначе, всё возвращается в норму».

Ежевичная Звезда довёл котов вплоть до самой внешней границы и не встретил ни одного кота племени Ветра, но вот на обратной дороге они заметили Грача с его ученицей, Перолапкой, а также Дроковницу и Утёсника, которые следовали вверх по ручью на противоположной стороне. Ежевичная Звезда остановился и стал дожидаться их.

— Приветствую, Грач, — мяукнул Ежевичная Звезда, когда патруль племени Ветра поравнялся с ними. — Добрая ли охота в племени Ветра?

— Скажем так, она лучше, чем оригинальность твоих вопросов, — буркнул Грач. — И пока вы не начали обвинять нас: нет, мы не ходили на вашу сторону ручья.

— Я заметил, — ответил Ежевичная Звезда, предпочёвший умолчать о бревне, которое они своротили. «Племя Ветра тоже о нём не обмолвилось».

— И даже не собираемся туда ходить, — распушила свою серо-белую шкурку Дроковница. — Так что держите свои вонючие грозовые лапы на своей стороне.

— И своих ручных кисок тоже, — добавил Грач.

— Ах, да, — презрительно усмехнулся Утёсник. — Мы тут имели удовольствие наблюдать ваше свежее пополнение охотничьих патрулей. Просто потрясающее... убожество.

— Ну, Грозовое племя вообще особо никогда не разбиралось, кого принимает в свои ряды, — мяукнула Дроковница. — Бедняжки, вы, должно быть, так соскучились по Огнезвёзду, что в отчаянии начали искать себе новую домашнюю киску ему на замену.

В груди Ягодника заклокотала злоба, Терновик и Яролика распушились, а Каплелап подбежал к самому краю ручья и принялся мерить патруль племени Ветра ярым взглядом. Ежевичная Звезда предупреждающе взмахнул хвостом.

— Спокойно, — пробормотал он. — Нам не нужны неприятности с ними. Не их дело, кого мы принимаем в наше племя.

— Хочешь сказать, мы позволим им безнаказанно чесать языком и унижать нас? — взорвался Терновик.

— Хочу сказать, что не стоит лезть в битву понапрасну. — Ежевичная Звезда усилием воли придал голосу спокойный оттенок, но внутри он весь кипел от желания выбить из племени Ветра информацию о том, каким образом они узнали о домашних кисках. Он же не просто так старался держать их подальше от границ и не включал в пограничные патрули! — Вдоль всего ручья ни следа племени Ветра, так что граница в безопасности. Пусть тявкают, на большее они не способны.

— Пусть даже не думают нападать на нас! — Речь Ягодника была скорее взволнованной, чем воинственной. — Эти киски — наше слабое звено.

— До этого не дойдёт, — сказал ему Ежевичная Звезда. — По крайней мере, не должно дойти, если Белолапа соблаговолит-таки утихомирить своего ученика.

Каплелап всё ещё стоял на берегу, махал когтями на патруль соседей и осыпал их проклятиями.

— А ну идите сюда! Мышеголовые! Псы вы, да, вшивые, вас колышет, что ли, блохастые, вот за такие слова об Огнезвёзде у меня в племени вам мало бы не показалось! — выл он на весь лес.

Белолапа подошла и толкнула Каплелапа своим хвостом.

— С них довольно. Нам пора возвращаться в лагерь.

— Пусть они... — начал было возмущаться Каплелап.

— Я сказала, довольно! Хочешь, чтобы я тебя волокла за загривок у них на глазах?

Каплелап наградил котов племени Ветра ещё одним злобным взглядом на прощание и побрёл за наставницей, всё ещё сохраняя распушённый загривок.

— Лучше бы им не попадаться мне на глаза, — пробурчал он.

Ежевичная Звезда вежливо кивнул Грачу и его котам, подозревая, что это у них вызовет гораздо больше раздражения, чем любое оскорбление. Затем он повёл патруль восвояси, с удовлетворением ощущая недобрые взгляды на своём затылке, и вскоре скрылся в зарослях.

Как только Ежевичная Звезда и патруль вернулись в лагерь, к предводителю подбежал Бурый.

— Теперь пропали и Фрэнки, и Минти! — пожаловался он. — Они должны были отправиться со мной во второй утренний охотничий патруль.

— Забудь о них, — попытался успокоить его Ежевичная Звезда, но у него самого подушечки на лапах заныли от недобрых предчувствий. Поискав глазами, кто оставался в лагере, он добавил: — Возьми вместо них Черешню, а также Маковку и Кувшинку.

— Можно, я тоже пойду? — попросилась Джесси, оторвавшись от своего занятия по развешиванию двуногих шкур на близлежащем кусту. — Ромашка поручила мне развесить эти шкуры на солнце, но вот эта была последней.

— Конечно, — Бурый по-дружески поманил её хвостом. — Покажешь мне эти свои невероятные охотничьи навыки, о которых без умолку твердит Ежевичная Звезда.

Как только патруль покинул лагерь, Ежевичная Звезда обнюхал поляну по периметру и, наконец, уловил едва заметные следы Фрэнки и Минти, которые совместно проследовали прочь от туннелей. «Они ушли уже довольно давно», — подумал он, оценив размытость запаха.

След привёл Ежевичную Звезду к утёсу, к паре выделяющихся скал, между которыми когда-то находился другой вход в туннели. «Который когда-то обрушился за Остролистой много лун тому назад». Ежевичная Звезда содрогнулся от воспоминания: ему по-прежнему не хватало кошки, которую он когда-то считал своей дочерью. Когда скалы оказались на виду, он заметил маленькую чёрно-белую кошку, которая свернулась на солнышке и бессовестно спала. Он подкрался к ней, навис и крикнул, что есть мочи:

— Минти!

Минти распахнула глаза и взмыла в воздух.

— Ааа! — завизжала она что есть мочи. — Ой, это ты!

— Что ты здесь делаешь?! — грозно мяукнул Ежевичная Звезда.

Минти смущённо лизнула грудку.

— Фрэнки предложил пойти сюда и полежать на солнышке, — оправдывалась она. — Он сказал, что у нас ещё много времени до патруля. — Она растерянно заморгала. — Я что, проспала? А где Фрэнки? Ты его уже разбудил?

— Фрэнки здесь нет. — Кончик хвоста кота начал подёргиваться. «Звёздное Племя, дай мне силы удержаться и не оторвать уши этой глупой кошке! Какие же эти киски безответственные! А я-то начал думать, что они уже начали приживаться в племени!» — У меня нет времени искать пропавших кисок, — отрезал он. — А ну, живо, обратно в туннель!

У Минти расширились глазки.

— Ты разве не собираешься поискать Фрэнки?

— Не собираюсь! — Ежевичная Звезда был сыт по горло домашними кисками и не собирался тратить на них больше ни единого мгновения. — Проголодается — вернётся, ещё как.

Когда он вернулся в лагерь, Долголап, Искра и Белолапа демонстрировали своим ученикам новый боевой приём, который заключался в том, что кот переворачивался на спину и отрабатывал задними лапами по своему противнику.

— Можно мне присоединиться? — спросила Минти, подобравшись к ним.

Долголап ответил ей хладнокровным взглядом.

— Нет. Эта тренировка только для котов, которые не уходят в самоволку и не прогуливают свои патрули.

Минти отвернулась и побрела в обратную сторону, свесив голову и хвост. Ежевичная Звезда подумал, что Долголап зря так сурово обошёлся с кошкой: в кои-то веки она по-настоящему захотела освоить боевые навыки, а он её прогнал. Предводитель просиял мгновением спустя, когда к понурой кошке подошла Яролика и опустила хвост ей на плечо.

— Я собираюсь в лес, травы поискать, — мяукнула она. — Хочешь отправиться со мной?

— Конечно! — радостно просияла Минти.

Ежевичная Звезда смотрел им вслед, а затем решил, что уже досыта набеспокоился о надоедливых домашних кисках за этот день. «Пойду, попробую нагнать охотничий патруль».

След привёл кота за утёс и внешнюю границу, вглубь дальних лесов. Ежевичная Звезда наслаждался одиночеством: слушал шебуршание мелкой дичи в зарослях, пение птиц у себя над головой. Воздух был преисполнен ароматом свежести и молодости, поднявшей голову после долгих Голых Деревьев.

Когда Ежевичная Звезда в очередной раз вобрал в себя запахи возрождающейся жизни, он уловил слабоватый аромат горечи. «Барсук?» — заволновался он, чувствуя, как приподнялся мех на его загривке. Воин пытался убедить себя, что ему могло померещиться из-за постоянных стенаний Минти, но он знал, что обязан проверить подозрения. Следуя по следу глубже в заросли, кот понял, что инстинкты его не подвели: по меньшей мере два барсука проходили по этой тропе. Он обнаружил мятый папоротник и норы, заполненные барсучьими отходами, которые подтвердили его опасения.

Ощетинившись, Ежевичная Звезда сделал шаг назад и постарался как следует запомнить окрестности, чтобы предупредить патрульных, дабы те остерегались. Как только он вернулся по своим следам к тропе, проложенной охотничьим патрулём, он услышал, как одинокий кот проскользнул через заросли. Из укрытия под пучком папоротника показалась мышь и выползла на открытую местность. Мгновением спустя из запутанных терновых кустов выскочила Кувшинка и набросилась на мышь.

Ежевичная Звезда ждал, пока кошка убивала добычу, а затем вышел вперёд. Кувшинка вздрогнула, заметив кота, но затем выпрямилась и гордо продемонстрировала предводителю свой улов.

— Отличная работа! — мяукнул предводитель. — Твои охотничьи навыки улучшаются день ото дня!

— Спасибо, Ежевичная Звезда! — пробормотала охотница сквозь мышь во рту.

«Может, она ещё мала, но храбрости и трудолюбия ей не занимать», — подумал Ежевичная Звезда, последовав за Кувшинкой к остальному охотничьему патрулю. Укол горечи, словно огромный шип, пронзил кота насквозь, когда он вспомнил, какую большую утрату она пережила совсем недавно. «Нужно мне не забыть переговорить с Бурым наедине и сказать ему, как хорошо идут дела у его дочери».

Ночью Ежевичной Звезде не спалось в его гнезде. Живот скрутило от острой боли: кот подозревал, что в ней виноват особенно жёсткий грач, которого он съел накануне. Сколько кот ни вертелся, он продолжал чувствовать невидимую веточку, торчащую у него в боку.

— Да ради Звёздного племени! — прошипела Белка, которая подошла и села возле него. — Прекрати ёрзать, ты всё племя будишь! Кроме Фрэнки, — добавила она. — Он вернулся поздно и был таким уставшим, что сразу же рухнул в гнездо, и теперь дрыхнет без задних лап.

— Прости, — шепнул Ежевичная Звезда. — Беспокоюсь я о Фрэнки, — продолжил он.

— И я. — Согласие Белки несколько удивило Ежевичную Звезду. — Давай в следующий раз, как он отлучится, проследим за ним?

— Думаешь, он сговорился с другим племенем? — Повёл усами Ежевичная Звезда.

— Да ну, нет, — скептично фыркнула Белка. — Он же домашний котик. Но сейчас мы отвечаем за него, так что нужно выяснить, куда он ходит. — Она сунула лапу в его гнездо и вынула оттуда одинокий, но внушительного размера шип. — Вот так вот, теперь ты должен прекратить ворочаться. Добрых снов.

Глава 25

— Учитывая, что уровень воды начал снижаться, — мяукал Ежевичная Звезда, — нужно уже сейчас решить, как будем восстанавливать палатки в ущелье.

Миновало уже несколько дней без дождей. Сияло бледное солнце, а поредевшие облака белой дымкой скитались туда-сюда по голубому небу. Ежевичная Звезда чувствовал, как его тело наливалось энергией при одной мысли о возвращении домой.

Он обсуждал с Дымом и Бурым предстоящие детали повторного заселения ущелья, сидя рядом со входом в туннель. Участие в беседе принимали также Черешня и Мышеус. Остальное же племя не прекращало бурную деятельность: ученики тащили мимо собравшихся котов подстилки, намереваясь просушить их на солнышке, а Ромашка координировала их усилия.

— Янтарка, прекрати! — Донёсся до Ежевичный Звезды её ворчливый голос. — Этот мох не годится на подстилки после того, как ты кинула им в Каплелапа!

Поодаль на поляне Милли помогала Иглогривке делать зарядку. Тёплая погода шла ей на пользу, и даже Ежевичная Звезда это понимал: кошка стала гораздо меньше кашлять. «По правде говоря, практически все заболевшие коты пошли на поправку».

Дым задумчиво повёл усами, собираясь с ответом Ежевичной Звезде.

— Предстоит много работы, — пробормотал он. — Прежде, чем мы сможем начать восстанавливать что-либо, нужно будет расчистить территорию от мусора.

— Самое главное, что мы будем дома, а остальное как-нибудь срастётся, — добавил Бурый.

— Предлагаю распределить обязанности, — продолжил Дым. От Ежевичной Звезды не укрылся блеск в глазах кота, который загорался всякий раз, когда тот раздумывал над сложной задачей. В такие моменты он становился снова похож на того воителя, которым был до того, как потерял Тростинку. — Кто-то пусть разбирает завалы, кто-то — набирает свежих веточек и мха в лесу, а кто-то — начинает непосредственное восстановление палаток.

— И при всё при этом нам нужно продолжать охотиться и патрулировать границы, — заметил Ежевичная Звезда.

— Точно, за племенем Теней нужен глаз, да глаз, — вставила Черешня, активно вспахивая когтями почву.

— Будем надеяться, что у них своих забот будет невпроворот, им же тоже надо лагерь восстанавливать, так что времени приставать к нам у них не будет, — ответил Ежевичная Звезда. — То же самое касается и остальных племён.

— В таком случае, давайте начинать организацию рабочих патрулей, — предложил Бурый. — Сразу же, как только вода опустится до такого уровня, чтобы мы могли вернуться.

— Пусть Белка этим займётся, — мяукнул Ежевичная Звезда. Он осмотрелся и нашёл глашатую, которая занималась охотничьими патрулями на дальнем конце поляны. Когда патрули отправились в путь, Белка развернулась и направилась к нему.

— Ежевичная Звезда, — начала она, как только оказалась достаточно близко. — Помнишь, о чём мы однажды ночью говорили? Так вот, Фрэнки снова принялся за своё. Я только собиралась его в патруль поставить, а он втихаря убежал.

Ежевичная Звезда поднялся на лапы и недовольно взмахнул хвостом.

— Я надеялся, что он прекратит это делать. Вчера ходил со мной в охотничий патруль и отличился хорошим уловом. Куда он побежал? — спросил он Белку.

— Туда. — Кошка повела ушами по направлению к хребту.

— Прошу прощения, — Ежевичная Звезда раскланялся перед Дымом и остальными. — Мне нужно разобраться с этим. Обсудите ущелье меж собой и сообщите мне, что решили, когда я вернусь.

Проследовав по поляне, Ежевичная Звезда с лёгкостью вышел на след Фрэнки, выделив его запах из общей смеси ароматов племени. К его удивлению след вывел кота прямиком к хребту, а затем перевёл через границу, углубившись в леса за территорией племени Теней. Уже вскоре он заметил Фрэнки, который целеустремлённо куда-то спешил.

Ежевичная Звезда ускорился, намереваясь нагнать кота. Он уже собрался было крикнуть «эй, что ты тут делаешь?», но тут увидел, что Фрэнки остановился и метнулся в укрытие под плотными зарослями папоротника. Не теряя времени, Ежевичная Звезда вскочил на ближайшее дерево, спрятавшись меж крошечными листочками, и посмотрел вниз. Мгновение спустя он увидел патруль племени Теней, следовавший мимо, сосредоточенно и напряжённо выискивая добычу. Во главе следовал сам Рябинозвёзд.

«Хвала Звёздному племени, что они нас не заметили!» — подумал Ежевичная Звезда, когда патруль скрылся, а его запахи рассеялись.

Фрэнки выпрыгнул из папоротников и снова помчался вперёд, в мрачный сосновый лес, в сторону палаток Двуногих, двигаясь быстро, подобно лису. «Неужели он идёт на встречу с Виктором и остальными домашними кисками?» Ежевичная Звезда решил, что не стоит окликать Фрэнки, а лучше проследить за ним и выяснить, что происходит.

Но Фрэнки отклонился от курса на место Двуногих и направился в сторону границы между племенем Теней и Речным племенем. В тот же миг Ежевичная Звезда понял, что кот двигался к своему собственному гнезду. «Он хочет покинуть нас?» Ежевичная Звезда почувствовал разочарование от того, что Фрэнки решил уйти, даже не попрощавшись. «Но, скорее всего, он ходил сюда же, когда исчезал в прошлые разы, и он уже дважды возвращался. Так что же он затевает?»

Ежевичная Звезда следовал за Фрэнки по направлению к озеру, не издавая ни звука. Ручёй, протекавший вдоль их маршрута, стал гораздо уже, и уже не был тем бурлящим потоком, который они давеча переплывали, рискуя жизнями. Фрэнки перебрёл его без тени сомнений, хотя в самой середине ручей доставал коту до головы и плеч. Ежевичная Звезда дождался, когда он отойдёт подальше, и только тогда поспешил за ним.

Даже несмотря на то, что уровень воды снизился, Ежевичная Звезда то тут, то там видел следы жуткого наводнения. Огромные участки глины покрывали землю и липли к лапам, сколь кот ни пытался не наступать в них. Земля была усыпана поломанными вещами Двуногих, а на волнах покачивались веточки и сучки потрёпанных деревьев. Порой горы мусора перегораживали тропу, и Фрэнки с Ежевичной Звездой не оставалось ничего, кроме как перебираться через груды обломков, собирая всё больше и больше воды и грязи своей шкурой. Приблизившись к палаткам Двуногих, Ежевичная Звезда заметил, что некоторые из их владельцев уже вернулись. Они то входили, то выходили из подтопленных палаток, выметая наружу воду длинными ветками, на концах которых был, судя по всему, нанизан целый куст, и орали друг на друга злыми голосами. Мех Ежевичной Звезды встал дыбом, когда он оказался в опасной близости от Двуногих, но он быстро понял, что эти существа были слишком заняты собственными делами, чтобы обратить внимание на парочку котов.

Ежевичная Звезда был уже достаточно близок к Фрэнки, чтобы с лёгкостью окликнуть его, но, объятый любопытством, по-прежнему сохранял молчание, ныряя в укрытие всякий раз, когда Фрэнки останавливался и оборачивался. «Я хочу точно знать, что именно затевает этот котик». Уже скоро Фрэнки достиг затопленной Гремящей Тропы, которая следовала прочь от озера. Вода доставала ему не выше брюха. Кот ходил взад-вперёд, заглядывая в каждое Гнездо Двуногих, но не попадаясь на глаза самим Двуногим.

«Чем он занимается? Он что, хочет украсть еду, потому что охотиться слишком тяжело? Или он разыскивает своих Двуногих?»

Когда Фрэнки вышел из очередного Гнезда, он остановился, огляделся, поднял голову и закричал:

— Бенни! Бенни!

Ежевичная Звезда растерянно посмотрел на котика. «Он ищет своего брата! Почему я об этом не подумал?» Он старался не отставать от серого полосатого кота, который продолжил свои поиски, заглядывая под каждый куст, в заброшенные Гнёзда Двуногих, в их Чудища, в пространства под большими грудами обломков, которые усеивали землю. Его поиски становились всё хаотичнее, его движения — судорожнее, а в широко распахнутых глазах усиливалось отчаяние.

Наконец, Фрэнки запрыгнул на изгородь.

— Бенни, где же ты? — взвыл кот.

Ежевичная Звезда больше не мог оставаться в стороне и молча наблюдать за страданиями кота.

— Фрэнки, — мяукнул он, вскочив на забор рядом с ним.

Фрэнки резко обернулся к нему и чуть не потерял равновесие.

— Я... Прости... — начал было он, едва закрепившись на изгороди.

Ежевичная Звезда оборвал его, помахав хвостом.

— Тебе не за что извиняться. Нам следовало догадаться, что ты уходишь искать Бенни. Мы все знаем, каково это — терять близких. Это — часть жизни в племенах.

— Тогда такую часть я принимать отказываюсь. — Фрэнки повесил голову.

— Мы её тоже принимать не хотим, — мяукнул Ежевичная Зведа. — Пошли, помогу тебе с поисками.

Он спрыгнул с изгороди и направился вдоль залитой Гремящей Тропы, пытаясь вспомнить, в котором из Гнёзд Двуногих застрял Фрэнки, когда его нашла Джесси.

— Отведи меня к своему Гнезду, — сказал он Фрэнки. — Может, оттуда у нас получится определить, куда ушёл Бенни. Там ты его видел в последний раз, я правильно понимаю?

— Оно вон там, — Фрэнки кивнул и поманил его хвостом.

Он побрёл поперёк Гремящей Тропы и отправился вверх по холму на противоположной стороне. На его вершине Ежевичная Звезда заметил Гнездо, стоявшее на берегу. Именно там он впервые встретил Джесси, которая пыталась пробраться через окно и вызволить Фрэнки. Следуя за котиком, он пошёл вниз по склону, пока не достиг ограды, окружавшей постройку.

— Вот здесь мы были с Бенни, когда началось наводнение, — объяснил Фрэнки, перемахнув через ограду и приземлившись на островок подгнившей травы. — Вода гигантской волной нахлынула со стороны озера, сбила нас с лап и смысла в ту сторону. — Он повёл ушами в сторону противоположной ограды. — Я ударился о забор и впился в него когтями. Думал, что точно потону. — Он содрогнулся, а взгляд его затуманился.

— Что случилось потом? — встряхнул его Ежевичная Звезда.

— Я заметил, что подвальное окно было открыто, и сумел залезть внутрь. Думал, что Бенни шёл за мной... Но его, должно быть, смыло. — Его голос задрожал на последних словах.

Ежевичная Звезда коснулся плеча Фрэнки своим носом, а затем отправился через сад, чтобы осмотреть дальнюю стену забора. Вода смыла все следы и запахи, но, спустя несколько мгновений, кот нашёл узкий лаз в самом низу, на поломанной дощечке которого повис клочок чёрно-белого меха.

— Эй, Фрэнки! — позвал он. — Бенни же чёрно-белый, правильно? Это, часом, не его?

— Да, это Бенни, — мяукнул Фрэнки, подбежав и рассмотрев кусочек шерсти.

— Тогда, выходит, он пошёл в ту сторону.

Ежевичная Звезда протиснулся сквозь зазор, Фрэнки не отставал он него. По ту сторону изгороди их взору предстала картина полнейшего разгрома: сломанные ограды, кучки вонючей жижи, разбросанные сучки и прочий мусор, и даже небольшое Чудище лежало на боку — видать, ему не повезло оказаться на пути большой волны. Забыв о промокших лапах и свалявшейся шкуре, два кота отправились по следу, заглядывая в каждый уголок, в котором мог бы скрываться Бенни.

— Почему ты помогаешь мне? — спросил Фрэнки пару мгновений спустя.

— Потому что ты теперь мой соплеменник, — ответил Ежевичная Звезда, погладив кончиком хвоста Фрэнки по боку. — Я сделал бы то же самое для любого своего кота.

След привёл их к узкой расщелине в земле. Сначала Ежевичная Звезда решил, что это — ещё один вход в туннели, но затем понял, что это было чем-то иным, и сделали это Двуногие. В приподнятом участке земли была проделана аккуратная квадратная дыра, а поддерживали её такие же камни, из которых были сделаны строения Двуногих.

— Это слив, — мяукнул Фрэнки. — Обычно они прикрыты, но эту перегородку смыло, судя по всему.

Ежевичная Звезда почувствовал, как его шерсть встала дыбом, стоило ему представить, как какого-нибудь кота вода могла завлечь в эту дыру: его смыло бы с лап, шерсть бы отяжелела, и он никак не смог бы спастись от могучей стихии. «Не нравится мне это, совсем не нравится, но кто-то должен проверить». Кот сделал глубокий вдох и сунулся в слив.

Воздух внутри был затхлым, стоял резкий запах разложения. С туннелями не было ничего общего: по сравнению с этой вонючей дырой они могли показаться светлыми и просторными. Шерсть Ежевичной Звезды то и дело цеплялась за склизкие стены по обеим сторонам. Его собственное тело перегородило освещение, и впереди был лишь гнетущий мрак. «О, Звёздное Племя, не дай мне здесь застрять!»

Сердце Ежевичной Звезды отчаянно колотилось, и лишь благодаря колоссальным волевым усилиями он продолжал переставлять лапы и делать дальнейшие шаги. Он задумался, далеко ли ему придётся идти, но тут же врезался во что-то мягкое и пушистое. Крошечный лучик света, просочившийся над головой кота, позволил ему увидеть груду чёрно-белого меха: холодного и неподвижного, уже давно лишённого признаков жизни. Каждый мускул в теле Ежевиной Звезды свело, когда он понял, что нашёл Бенни.

Давясь от трупного запаха, Ежевичная Звезда тыкался в тело кота носом, пока не нашёл одну из лап Бенни и не зажал её в челюстях. Кот попытался ползти назад, но тело Бенни застряло в чём-то и не двигалось с места. Ежевичная Звезда протянул переднюю лапу и стал нащупывать, что же мешало ему тащить Бенни. Его лапа нащупала что-то твёрдое и холодное, нечто, что вместе с водой смыло в слив, и чем было придавлено тело Бенни. Ежевичная Звезда попытался толкнуть непонятный объект.

«Наверное, это и есть сливная перегородка, о пропаже которой говорил Фрэнки».

Поначалу никакие движения Ежевичной Звезды не могли сдвинуть это препятствие. Его лапы заныли от боли, когда он навалился на него и напрягся до предела, вытянувшись за неподвижное тело Бенни. Он уже собирался было сдаться, но тут перегородка подалась вперёд и, с громогласным эхом, ударилась о противоположный конец сливного туннеля и завалилась набок.

Ежевичная Звезда снова попытался сдвинуть Бенни, и, на этот раз, тело кота легко скользнуло в нужном направлении. Соблюдая осторожность, кот начал ползти назад, волоча Бенни за собой, пока не почувствовал долгожданный порыв свежего воздуха, и вскоре выбрался наружу. Фрэнки, дожидавшийся его у входа в сливной канал, помог Ежевичной Звезде вытащить Бенни на свет.

Ежевичная Звезда откашлялся, чтобы прочистить горло от канализационного привкуса.

— Это — твой брат? — хрипло промяукал он, хоть и не сомневался в ответе.

Фрэнки сел возле тела и склонил голову. Мёртвый кот снаружи оказался маленьким и хрупким, его чёрно-белая шерсть прилипла к бокам и была покрыта глиной и слизью.

— Ах, Бенни... — Фрэнки коснулся носом холодного бока своего брата. Его голос поначалу был шёпотом, но вскоре повысился и превратился в горестный вой. — Что же мне делать? Нельзя его здесь оставлять!

— Мы похороним его, — сказал Ежевичная Звезда. — Со всеми почестями воителя.

Совместными усилиями он и Фрэнки сумели взвалить Бенни на спины и отволочь его вверх по склону, на вершину холма, где земля была посуше. Они положили Бенни на траву и начали наскребать яму. Солнце клонилось к закату, заливая холм алым сиянием. Коты положили тело внутрь и забросали его землёй.

Ежевичная Звезда стоял подле маленькой тёмной кучки почвы и говорил слова, которые целитель читал бы над телом павшего воителя.

— Да осветит Звёздное племя твой путь, Бенни, — его голос рокотом разносился над горкой камней и земли. — И да пусть познаешь ты славу охоты, скорость бега и уют укрытия в своих снах.

Фрэнки поднял взгляд к небу, на котором начали появляться воители Звёздного племени, украшая небосклон сверкающей россыпью звёзд.

— Все ли коты уходят в Звёздное племя? — спросил он. — Даже Бенни?

Ежевичная Звезда не был уверен, примут ли домашнего котика в Звёздное племя. Он думал, что даже Воробью и Листвичке будет непросто ответить на такой вопрос. Но он также понимал, что должен как-то утешить Фрэнки.

— Смотри: на небе очень много звёзд, — мяукнул он. — Наверняка, больше, чем когда-либо существовало воителей.

Фрэнки внимательнее всмотрелся в блистательное море света.

— Интересно, которая из них — Бенни? — Его голос дрогнул. — Бенни, я буду смотреть на тебя каждую ночь. Если и ты будешь смотреть на меня оттуда, сверху, мы навеки будем вместе.

Ежевичная Звезда прильнул к Фрэнки, согревая его своим теплом и пытаясь успокоить дрожащего кота.

Мгновение спустя Фрэнки снова заговорил, не сводя глаз со звёзд.

— Тебе разве не нужно возвращаться в племя? Белка будет недовольна...

«Ещё как недовольна, — подумал Ежевичная Звезда. — Но сейчас это не имеет значения».

— У нас много времени, — прошептал он. — Мы можем оставаться здесь столько, сколько тебе необходимо.

Глава 26

Последние лучи солнца угасли, а тени наводнили лес, когда Фрэнки, наконец, очнулся, и оторвал свой взор от звёзд.

— Что же теперь со мной будет? — печально промяукал он. — Домочадцы покинули меня, а мой дом по-прежнему полон воды. Всё пропало.

— Вода сходит, — попытался приободрить его Ежевичная Звезда. — И твои Двуногие скоро вернутся.

— Но что мне делать прямо сейчас? — простонал Фрэнки.

— Возвращаться в Грозовое племя. — Ежевичная Звезда считал этот ответ настолько очевидным, что не понял, зачем Фрэнки вообще его задал. — Мы будем заботиться о тебе до тех пор, пока ты не сможешь вернуться домой.

— Спасибо, — Фрэнки испустил короткий выдох.

Ежевичная Звезда повёл его обратно на территорию Грозового племени, следуя той же дорогой, что и до этого. К тому моменту, как они достигли лесов у границы племени Теней, опустилась ночь, и Ежевичная Звезда почувствовал, как его шерсть встала дыбом от непривычной тишины. Запахи воителей чужого племени окружили его со всех сторон: судя по всему, с тех пор, как Грозовые воители расправилось с Виктором и его кисками, племя Теней регулярно охотилось в этих местах.

— Если завидишь патруль племени Теней, забирайся на дерево, как можно быстрее, — прошептал он Фрэнки. — По сути мы не нарушали границу, но я всё равно не хочу попадаться им на глаза.

Когда они добрались до лесов у грозовой территории, Ежевичная Звезда смог расслабиться лишь на мгновение: очень скоро запах соседей сменился запахом барсуков, отчего кот напрягся сильнее прежнего.

— Давай-ка ускоримся, — мяукнул он, не объясняя Фрэнки, отчего испугался. — Жду не дождусь вернуться к себе в гнёздышко.

Узкий полумесяц освещал поляну, когда Ежевичная Звезда и Фрэнки вернулись во временный лагерь. Белка металась туда-сюда перед входом в туннель, размахивая хвостом и навостряя усы то в одну, то в другую сторону.

— Ежевичная Звезда! — воскликнула она, когда два кота выбрались из зарослей. — Где тебя носило?

Минти, Джесси и Милли выбежали из туннеля, заслышав крик глашатой.

— Вы оба — напрочь мышеголовые! — выругалась Минти, проследовав через поляну. — Вы хоть представляете, как мы волновались? Или вам до нас нет никакого дела?

— Великое Звёздное племя, только посмотрите, в каком они виде! — ахнула Белка.

Ежевичная Звезда только тогда понял, как они выглядели со стороны: коты были усыпаны колючками и едва держались на лапах, их шерсть вымокла до нитки и пахла грязью вперемешку с мертвечиной.

— Непростой выдался денёк, — бросил он.

Милли умерила свой пыл, когда дошла до Фрэнки с Ежевичной Звездой и повнимательнее присмотрелась к ним.

— Что произошло? — прошептала она. — Вы не ранены?

— Вы сражались с барсуками? — спросила Минти, подбежав следом и судорожно обнюхав шерсть Фрэнки.

— Бенни мёртв, — отрешённо ответил Фрэнки.

— О, нет! — У Минти сильнее прежнего расширились глаза. — Что с ним случилось?

Пока Ежевичная Звезда вкратце повествовал соплеменникам об их поисках и обнаружении тела Бенни внутри слива, всё больше Грозовых котов выбиралось из туннеля. Они слушали рассказ предводителя и тихо бормотали, соболезнуя.

— Мы похоронили его на небольшом холму с видом на озеро, — закончил Ежевичная Звезда.

— Уверена, что в самом конце Звёздное племя было с ним, — мяукнула Листвичка, подойдя к Фрэнки и ласково лизнув его в ухо.

— Надеюсь, — голос Фрэнки был едва различим. — Потому что меня с ним не было.

— Ты сделал всё, что было в твоих силах, — сказала ему Минти. — По крайней мере, теперь мы точно знаем, что с ним произошло.

— Согласна, — добавила Джесси. — Теперь тебе не о чем беспокоиться, и ты смог обеспечить ему достойные похороны.

Фрэнки кивнул, окинув понурым взглядом собравшихся котов, и промолчал.

— Тебе стоило сказать нам, куда ты ходил, — мяукнула Черешня. — Мы бы могли пойти с тобой. Я лично помогла бы тебе в поисках.

— Давай-ка! — Листвичка мягко подтолкнула Фрэнки. — В туннель, я тебя там осмотрю. Дам немного листьев тимьяна, чтобы помочь справиться с шоком.

— Я принесу тебе свежей дичи! — вызвалась Минти, когда целительница увела котика прочь.

Когда Фрэнки скрылся в туннеле, к Ежевичной Звезде подошла Джесси.

— Благодарю тебя, — мяукнула она. — Ты сильно помог ему, хотя не был обязан этого делать.

— Мои коты никогда не останутся в одиночестве в час нужды и страданий, — сказал он ей, склонив голову.

— Ты это всерьёз? — поинтересовалась Джесси, навострив ушки. — Я тоже — твоя кошка?

— В данный момент — да, — ответил Ежевичная Звезда, чувствуя, как его горло вот-вот разразится урчанием.

Джесси коснулась его носика своим.

— Это хорошо!

Ежевичная Звезда распахнул глаза, когда первые лучи рассвета проникли в туннель и осветили ему лицо. Какое-то мгновение ему казалось, что он не может шевельнуть ни единым мускулом. Усталость от длительного путешествия минувшего дня и непростого труда по вызволению тела Бенни из слива тяжким грузом сковала его конечности. Он еле поднялся на лапы и, полусонным, захромал прочь из гнезда.

— Эй, мой хвост! — возопила Джесси.

Ежевичная Звезда обернулся и посмотрел на бурую кошку, которая прошлой ночью перетащила своё гнездо поближе к нему, и теперь лежала, глядя на кота озорным прищуром своих золотых глаз.

— Извини, — пробормотал она.

— Не переживай. Как себя чувствуешь? Ты вчера совсем выбился из сил.

— Со мной всё будет в порядке. — Ежевичная Звезда поочерёдно отряхнул каждую лапку, несмотря на протест ноющих мышц, а затем выгнул спинку, сладко потянувшись. — Разомнусь и буду, как новенький.

Джесси последовала за ним вдоль по туннелю, навстречу прохладной заре. Маленькие комочки белых облаков носились по небесам бледного молочно-голубого оттенка. «Дождей сегодня не будет», — довольно отметил Ежевичная Звезда.

На поляне большинство его соплеменником скучковались вокруг Белки, организовывающей патрули.

— Белохвост, — мяукала она. — Ты, пожалуй, сходи и проверь границу с племенем Ветра. Возьми... — Она прервалась, когда увидела Ежевичную Звезду и Джесси, которые как раз выходили из туннеля. Какое-то мгновение кошка неотрывно смотрела на предводителя, а затем обернулась обратно к Белохвосту. — Мышеуса, Ягодника и Берёзовика, — закончила она.

Пока Белохвост собирал свой отряд, Ежевичная Звезда подошёл ко глашатой.

— Я хочу возглавить патруль за внешнюю границу, — объявил он.

— Я пойду с тобой! — вызвалась Джесси.

От взгляде Ежевичной Звезды не укрылись многозначительные перемигивания его соплеменников.

— Почему бы и нет, — ответил он.

— Возьмёте с собой заодно Долголапа и Янтарку? — посоветовала Белка.

— Конечно, — согласился Ежевичная Звезда, желая выступить, как можно скорее. — Идёмте.

Вслед за Ежевичной Звездой четверо котов устремились прямиком к хребту и, перемахнув границу, углубились во внешние леса. Солнце совершало своё восхождение прямо перед ними, сверкая лучами золотого тепла между деревьями. Ежевичная Звезда стряхнул с себя остатки дремоты и насторожился, готовясь к любой напасти.

— Мы ищем следы нарушений со стороны племени Теней? — спросил Долголап, когда они оставили позади собственные метки.

— Нет, — ответил Ежевичная Звезда. — Барсуков.

— Барсуков? — эхом отозвалась Янтарка, повысив голос до тонюсенького писка. — Ничего себе! — Она выпустила когти и распушила шубку на плечах. — Мы собираемся сразиться с ними?

Доглолап по-дружески подтолкнул свою ученицу.

— Тебе будет разумнее убежать, — мяукнул он. — Тебя эти громадные твари проглотят и даже не насытятся!

— Я никогда не убегу! — воскликнула Янтарка.

— Не дразни её, — укорила Джесси Долголапа. Повернувшись к Янтарке, она добавила: — Не беспокойся, Ежевичная Звезда научил меня нескольким приёмам, полезным в случае нападения барсука. Я могу тебе их показать, если хочешь.

— Не утруждай себя, — сказал ей Доглолап. — Янтарка всё-таки моя ученица. — Его тон был холоден, и Ежевичная Звезда прекрасно понимал, почему.

«Домашняя киска пытается увести у него ученицу! Хотя, учитывая, как быстро Джесси учится, из неё однажды выйдет превосходная наставница».

— Сражаться мы не собираемся, — мяукнул Ежевичная Звезда. — Я уловил несколько следов, почуял пару запашков, и просто хочу удостовериться, что барсуки не поселились рядом с теми местам, в которых мы теперь охотимся.

Всё дальнейшее патрулирование Янтарка держалась на взводе. Она останавливалась перед каждым деревцем или кустиком папоротника и хорошенечко принюхивалась.

— Учуяла кое-что! — пискнула она, сделав шаг назад от закрученных корней корявого дуба.

— Нет, тут пахнет лисой, — сказал предводитель распушившейся ученице, подойдя и проверив её находку. — И запаху уже несколько дней. Но молодец, что заметила его.

Просияв, Янтарка продолжала нюхать всё подряд в надежде, что вот-вот найдёт целую берлогу барсуков. Однако, первым нужные следы нашёл Долголап, заметив кучку помёта в зарослях ежевики.

— Уже почти не пахнет, — отметил он, отступив от находки и пройдясь языком по губам от отвращения.

— Приблизительно три дня, — мяукнул Ежевичная Звезда, изучив находку самостоятельно. — И, думаю, барсук отправился в ту сторону. — Он повёл ушами по направлению к гнёздам Двуногих, в которых жили Виктор и его товарищи.

— Желаю кискам весёлых встреч! — прорычал Долголап.

— Поразительно! — воскликнула Джесси. — Ежевичная Звезда, ты что, правда можешь определить, сколько дней этому помёту, и куда направился барсук?

— Это — часть воинской тренировки, — ответил ей Ежевичная Звезда. — Думаю, нам нужно последовать за этим запахом, — продолжил он. — Удостовериться, что рядом нет логова.

Следуя за Ежевичной Звездой, патруль шёл по следу барсука, пока не подошёл вплотную к границе племени Теней: на логово не было ни намёка.

— Думаю, пора разворачиваться, — рассудил Ежевичная Звезда. — Не хотелось бы, чтобы Рябинозвёзд снова обвинил нас в нарушении границ. Мы...

Он замолчал, заслышав яростный птичий крик, смешанный с испуганным писком Янтарки. Развернувшись, предводитель увидел, что на маленькую ученицу напал грач, он наносил своим клювом удар за ударом по кошке. Янтарка обнажила зубы и выбросила переднюю лапу, но грач оказался слишком большим, сильным и яростным для неё: грач шустро менял направление движения, словно чёрная молния из перьев, а его атака лишь набирала обороты.

Долголап промчался мимо Ежевичной Звезды и бросился через Янтарку, закрыв её своим телом от грача. Птица побилась о него своими крыльями и попыталась вонзить когти коту в спину. Ежевичная Звезда испустил воинственный клич и бросился на грача, нацелившись на него когтями. Грач заверещал и усерднее захлопал крыльями, намереваясь уклониться от ударов, однако, прежде чем он успел набрать достаточную высоту, в воздух взмыла Джесси и ловко схватила птицу. Рухнув обратно наземь, кошка сделала кувырок и прижала грача к поверхности, обрекая все его яростные попытки вырваться на провал. Его отчаянный крик оборвался, а тело обмякло; отдышавшись, Джесси поднялась на лапы и встала над поверженной добычей.

— Это было просто великолепно! — мяукнул Ежевичная Звезда. — Отличная работа, Джесси!

Глаза кошки сияли гордостью.

— Мы в пограничном патруле, — буркнул Долголап, слезая с Янтарки и приглажи